Skip to content

МУДРОСТЬ АНТИЧНОГО ЗАСТОЛЬЯ (предновогоднее эссе)

by Анатолий Ильяхов on Ноябрь 17th, 2014

В современном обществе существуют два взаимно исключающих убеждения: «ВИНО ПОЛЕЗНО» и «ВИНО ВРЕДНО». Как показывает многовековая застольная практика, оба взгляда имеют право на жизнь…
Вино действительно вредно, поскольку содержит этиловый спирт, физиологически излишний для организма. Но вино полезно, так как богато витаминами и микроэлементами, крайне необходимыми для нормальной жизнедеятельности человека. Чтобы определиться в своих личных отношениях к вину, следует прислушаться к словам Плутарха, выдающегося древнегреческого философа, писателя и государственного деятеля (I в.): «Пить вино и пьянствовать — не одно и то же».
Современное виноградарство и виноделие зародились в глубокой древности, примерно сто веков назад, когда в поисках пропитания человек обратил внимание на дикорастущий куст с яркой внешностью и гроздьями мелких терпко-сладких ягод. Принесённый к жилищу саженец под присмотром человека со временем начал одаривать вкусными и, главное, сытными плодами, позволил утолять жажду выжатым соком. Случайно оставленный на несколько дней сок однажды забродил – в результате получилось сладкое сусло, превратившееся в хмельной напиток с неведомыми ранее ощущениями, давшее человеку повод овладеть искусством виноделия.
Столкнувшись со странным состоянием, в которое люди на время погружались под влиянием вина, они внушили себе, что подобное чудодействие являлось деянием божественного духа. Поэтому поначалу вино являлось лишь сакральным напитком, который использовался жрецами, правителями и представителями высшей знати при исполнении религиозных обрядов. С точки зрения истории человечества, удивительно, но виноградная лоза «принудила» древнего винодела отказаться от кочевого образа жизни, поскольку в заботах о виноградниках он теперь был вынужден дожидаться ежегодных урожаев.
Греки издавна отождествляли вино с жертвенной кровью бога Диониса, называя «Дионисовой кровью». Поэтому в застольях воздавали на алтарь бога капли вина из своих чаш, как дар. Распитие же вина из сакральной чаши во время религиозных обрядов подразумевалось как воссоединение с божественным телом. А покорение Дионисом Эллады, то есть, ознакомление греков с культурой виноградарства и виноделия «от бога», началось с VIII века до н.э. После покорения Греции римлянами (II в. до н.э.) дионисийство получило широкое признание уже в Риме, где Дионис (Вакх) получил имя Бахус. Понимая важность виноградарства для государственной казны, император Константин (IX в.) распорядился обобщить знания древних греков и римлян по разведению виноградников и получению вина. Так появилась энциклопедия «Геопоника или Земледелие», где виноградарству и виноделию были посвящены два тома. И лишь затем появились труды по этой тематике агрономов Средневековья – Петруса Крещенцио (Италия), Алонсо Херрера (Испания), Оливье де Серра (Франция). Позже стали известны сочинения итальянца Мальпиги Марчелло, англичанина Рея Джона и француза Турнефора Жозефа Пигтона, способствовавшие подъему виноградарства в Европе.
***
Античная философия воспринимала употребление вина как дополнение живому человеческому общению, оставаясь противником чрезмерного употребления вина. «Опьянение есть истинное безумие, – говорил Солон, – оно нас лишает наших способностей, а умнейшего человека громко петь и безмерно смеяться и даже плясать заставляет. И часто внушает слово такое, которое лучше б было сберечь про себя». Мудрец Аполлоний Тианский убеждал, что вино, «хотя и делается из хороших плодов, делает мутным эфир в душе, и разрушает спокойствие разума»… Такие слова заронят великие сомнения в душе любого любителя вина! Поэтому становятся понятно замечание Фалеса, что «человек разумный идет на пир не с тем, чтобы до краев наполнить себя, как пустой сосуд, а чтобы и пошутить, и поговорить серьезно, и поспорить»…
Эллины осознавали, что любое застолье или дружеская пирушка (симпосий) должны возглавляться симпосиархом, уважаемым и мудрым человеком, избранным участниками из своих рядов, который, как хороший полководец, примет на себя командование застольем. Он – стратег застолья, который обязан распоряжаться не столько сменами блюд и кувшинов с вином, сколько здоровьем и настроением сотрапезников, потому что «люди по-разному воспринимают вино, а симпосиарх должен знать и учитывать это, чтобы, поощряя одного из участников симпосия и сдерживая другого, привести к гармоническому соответствию их различные природные свойства… Ведь симпосий и есть не что иное, как приятное времяпрепровождение за вином, завершающееся укреплением дружбы между его участниками».
Эллины также ответственно относились к разговорам за трапезой, отличая время дифирамбов богам и тостов, песнопений и серьёзных переговоров, уделяя достаточно внимания философским дискуссиям. «Пир без речей всё равно как если бы хозяин, обещая угостить прекрасной едой и отличным вином, поставил бы перед гостями провизию без необходимой обработки поварами» – говорили мудрецы. На одной из пирушек поэт Симонид заметил, что кто-то из гостей сидит в молчании, ни с кем не разговаривает. «Уважаемый, – обратился к нему поэт, – если ты глуп, то поступаешь умно, что молчишь, но если умен, ты поступаешь очень глупо»! Хотя Пифагор учил, что «в пиршественных речах лучше не казаться философствующим, но уметь шуткой достигать серьезные цели».

О чём следует говорить, или не говорить, за столом, лучше всего отметил Платон в сочинении «Федр»:
«… Кто навязчиво использует рассказы, воспитывающие пирующих участников, тот намного сокращает дурную сторону опьянения.
… Всякий тост должен быть составлен, словно живое существо, ибо у него должно быть тело с головой и ногами, а туловище и конечности должны подходить друг другу и соответствовать целому.
… Не расхваливай свою жену, говоря об её женских прелестях или чертах характера, плохих или замечательных – никому такое не может быть интересным.
… Не жалуйся на дороговизну жизни, продвигаясь дальше в беседе, на подорожание цен на хлеб, или об ухудшении погоды».
Культура Древнего Рима прочно заняла собственную нишу в монолите общечеловеческих ценностей. Несмотря на порочность нравов рабовладельческого общества, среди римлян встречались горячие сторонники здорового образа жизни! Это можно судить, хотя бы, по дошедшим до нас поговоркам и пословицам: «пьянство губит больше меча», «виновато не вино, а виноват пьющий человек», «в вине истина, а в воде здоровье» и др. Историк и учёный Плиний Младший, получив приглашение от консула Севера, ответил в записке: «…обед должен быть прост, дешев и изобиловать только беседами в сократовском духе, но и тут в меру – их не слишком затягивать. И убранство стола, и расходы, и обед, и время, за ним проведенное – все должно быть в пределах разумного»…
В завершение предновогодней застольной темы, обратимся вновь к Плутарху: «Вино – самый благословенный из напитков при условии, если его пьют в надлежащее время и в надлежащей пропорции смешивают с водой… Вино в сочетании с мудрыми разговорами должно служить лишь связующим началом дружеского общения, поскольку слово наполняет вино нравственной воспитательной силой. Если же этого нет, то излишне выпитое вино, блуждая в теле, не производит ничего лучшего, чем пресыщение»…
***
Немало суждений о виноделии оставили нам античные авторы. Познакомимся с некоторыми из них:
«Чем больше на пиру еды и питья, тем меньше места здравому разуму» (Фалес).
«Вино возбуждает страсти: дурные страсти оно возбудит только у дурных людей, суждение которых никогда не будет трезвым» (Пифагор).
«Чтобы самому не стать пьяницей, достаточно иметь перед глазами пьяницу во всем его безобразии» (Анахарсис).
«На то он и глупец, чтобы не умолчать за чашей вина» (Биант).
«Когда ты уже наполнил свой живот вином, удались прочь, оставь собрание друзей» (Менандр).
«Дурно не только пить много вина, но и находиться в большой компании собутыльников» (Сократ).
«Ссориться и спорить вообще невежливо, но в особенности неприлично – в разговорах за выпивкой. Ведь пьяному все равно не убедить трезвого, как трезвому не уговорить пьяного, а там, где все убеждения напрасны, незачем пускать в ход все свое красноречие» (Эпиктет).
«Прежде смотри, с кем ты ешь и пьёшь, а потом уже, что ешь и пьёшь. Ведь, нажраться одному, без друзей – дело льва или волка!» (Эпикур).
«Видно недаром у персов цари за полной чашей чистым пытают вином, желая узнать человека, верный он друг или нет» (Гораций).
«Сила вина несказанна. она и несчастного громко петь, и безмерно смеяться, и даже плясать заставляет» (Лукан).
«Пьянство и разжигает, и обнажает всякий порок, уничтожая стыд, не допускающий нас до дурных дел. Ведь большинство людей только стыд, а не добрая воля удерживает от запретного» (Сенека).

Комментарии закрыты.