Skip to content

АНТИЧНЫЙ КОД В ДЕЛОВОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ.ЭРУДИТ-СПРАВОЧНИК

by Анатолий Ильяхов on Январь 6th, 2013

Анатолий Ильяхов

АНТИЧНЫЙ КОД В СОВРЕМЕННОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ.

ЭРУДИТ-СПРАВОЧНИК

ЭТИМОЛОГИЯ и ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

«Многие из тех слов, которые уже исчезли, возродятся,

а те, которые сейчас в почёте, — исчезнут из языка» (Гораций, I в. до н.э.)

Об успешном руководителе фирмы, организаторе прибыльного производства, нередко услышишь характеристику: «Он человек слова и дела». Этим всё объясняется! Ведь в бизнесе не последнее место занимают контакты с деловыми партнёрами, переговоры естественным образом переходят в фазу подписания исполнительных договоров. Если не позволительно приходить на деловую встречу в несвежей рубашке, тогда почему мы позволяем себе иногда вести переговоры и общение с партнёрами (и не только с ними!), прибегая к речи «низкого уровня»? Нет, представитель современного делового мира (предприниматель, финансист, адвокат, административный чиновник) должен быть интеллектуалом, речь его обязана быть безукоризненной, как и внешний вид! Ведь с помощью средств речевого общения – грамотности, стиле, фразеологии и прочих языковых «атрибутах» – Ваши деловые предложения могут заинтересовывать потенциальных партнёров по бизнесу, убедить их в необходимости поступить так, как предлагаете Вы.

Понятно, что не каждому Судьба предоставила возможность получить должное образование. Но это нетрудно исправить, познакомившись с нашим интеллектуальным словарём. У Вас появилась замечательная возможность наверстать упущенное в молодости время, ибо в мини-историях о возможной родословной того или иного современного термина Вы наверняка найдёте уникальный энциклопедический материал. Усвоив несложные уроки, преподанные в словаре, Ваша речь будет отличаться от прежнего состояния фразеологическим, морфологическим, лексическим, синтаксическим и интонационным разнообразием. Иными словами, сделается красивой и яркой, запоминающейся и оттого убедительной – главный критерий, поскольку убедительный предприниматель выигрывает намного больше перед тем, кто таким качеством не обладает.

Русский язык – сложное и многогранное явление, он постоянно развивается и изменяется, пополняясь всё новыми и новыми словами. Временами он переживает сильные трансформации, теряя прежнее лексическое значение и приобретая новое. Поэтому, если не уследить за естественным гуманитарным процессом, неизбежным для человеческой общности, не желать знать или забыть вовсе немых свидетелей исторического развития национального языка, можно, оставаясь несведущим, потерять своё лицо и принадлежность к собственному народу. Настоящая книга поможет изучить межнациональные корни русского языка, отыскав некоторые из них среди древних греков и римлян (общеизвестно, что многие из этих слов образованы от греческих и латинских корней или же целиком восходят к соответствующим греческим и латинским словам), или хотя бы приблизиться к пониманию иностранных слов, издавна осевших в русском языке, но без которых уже не представляется дальнейшее наше общение.

Это становится возможным по причине того, что Автор использовал в своей работе занимательные формулы одной из интереснейших наук – этимологии (греч. etymologia поиск истины). Слово для нас является важнейшим средством общения, средством восприятия произведений художественной литературы. Но у каждого слова, как у живого существа, есть свой род, семья, национальность – т.е. происхождение, или собственная родословная – генеалогия. Этимология как раз тем и занимается, что разбирается в сложном хитросплетении слов, истории народов и времени, пытаясь установить этимонистину. Чем дальше вглубь тысячелетий мы с Вами заберёмся, тем ближе окажется искомая истина. Не всегда, правда, это получается, но все, кто занимается этимологией, находятся в поступательном движении. Как участники «дорожного» движения – пешеходы и автомобили, где действуют свои обязательные правила – ПДД. Обнаружить такие правила в происхождении слов – главная задача этимолога-любителя, и, что удивительно, свою работу можно начать немедленно, взяв в руки нашу книгу. И тогда, зная, какая буква пишется в корне исходного слова, прародителе современного термина, Вы уже вряд ли ошибётесь в его написании, а при случае, в высказываниях Вы обнаружите свою необыкновенную эрудицию.

Общеизвестно, что время античности закончилась в конце V века с низложением последнего императора Ромула Августула (476 г.), когда Римская империя окончательно разделилась на Западную и Восточную. Считается, по крайней мере, номинально, античность уступила место средневековью. Но античность – детство человеческой цивилизации – продолжала жить и до сих пор живет в психологических установках, идеях, сюжетах, терминах, традициях. В подтверждение, книга, которую Читатель держит в своих руках.

Анатолий Ильяхов

Статьи на «А»:

АББРЕВИАТУРА. АБДИКАЦИЯ. АБИТУРИЕНТ. АБЛАКТИРОВКА. АБ ОВО. АБОЛИЦИЯ. АБОРИГЕНЫ. АБРАКАДАБРА. АБРОГАЦИЯ. АБСЕНТЕИЗМ. АБСОЛЮТНЫЙ. АБСОЛЮЦИЯ. АБСТИНЕНЦИЯ. АБСТРАГИРОВАНИЕ. АБУЛИЯ. АБСУРД. АВГИЕВЫ КОНЮШНИ. АВГУР. УЛЫБКА АВГУРА. АВРОРА. АВТАРКИЯ. АВТОКЕФАЛИЯ. АВТОКРАТИЯ. АВТОМАТИЗМ. АВТОНИМ. АВТОНОМИЯ. АВТОР. АВТОРИТЕТ. АВУНКУЛАТ. АГАМИЯ. АГЕНТ. АГИОГРАФИЯ. АГИТАТОР. АГНАЦИЯ. АГОНИЯ. АГОРАФОБИЯ. АГРАРНОЕ ПРАВО. АГРЕГАЦИЯ ИНТЕРЕСОВ. АГРЕМАН. АГРЕССИЯ. АГРОМАНИЯ. АГРОНОМ. АДАПТАЦИЯ. АДВЕНТИЗМ. АДВОКАТ. АДДЕНДУМ. АДЕКВАТНОСТЬ. АДЕПТ. АДЕЯ. АДИАФОРА. АДИНАМИЯ. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. АДОПТАЦИЯ. АДОРАЦИЯ. АДСКРИПТИЦИЙ. АДЪЮНКТ. АДЮЛЬТЕР. АЗИАНИЗМ. АКАДЕМИЗМ. АКВАРИУМ. АКВАТОРИЯ. АКВЕДУК. АКВИЗИТОР. АККЛАМАЦИЯ. АККРЕДИТАЦИЯ. АККРЕДИТИВ. АККУЛЬТУРАЦИЯ. АКСЕЛЕРАЦИЯ. АКСИНОМАНТИЯ. АКСИОМА. АКТ. АКТУАРИЙ. АКУСТИКОФОБИЯ. АКЦЕНТ. АКЦИДЕНТ. АКЦЕПТ. АКЦЕССИЯ. АКЗИЗЫ. АКЦИЯ. АЛГОРИТМ. АЛИБИ. АЛИМЕНТРАНЫЙ ПУТЬ. АЛЛЕГОРИЯ. АЛЛЕРГИЯ. АЛЛИТЕРАЦИЯ. АЛОГИЧНЫЙ. АЛОПЕЦИЯ. АЛТАРЬ. АЛФАВИТ. АЛЬБИНИЗМ. АЛЬБОМ. АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ. АМАЛЬГАМАЦИЯ. АМБИЦИОЗНОСТЬ. АМБУЛАТОРИЯ. АМИКУС. АМИМИЯ. АМНЕЗИЯ. АМНИСТИЯ. АМОРАЛЬНОСТЬ. АМОРТИЗАЦИЯ. АМПЕЛОГРАФИЯ. АМПЛИТАЦИЯ. АМПЛИФИКАЦИЯ. АМПУТАЦИЯ. АМУЛЕТ. АМУНИЦИЯ. АМУРЫ РАЗВОДИТЬ. АМФИТЕАТР. АНАКРЕОНТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ. АНАЛИТИЧЕСКИЙ УЧЁТ. АНАЛОГИЯ ЗАКОНА. АНАЛЬГЕТИКИ. АНАМНЕЗ. АНАНКАСТИЧЕСКИЙ. АНАРХИЯ. АНАТОМИЯ. АНАТОЦИЗМ. АНАФЕМА. АНАХРОНИЗМ. АНДРОФОБИЯ. АНЕКДОТ. АНИМАЦИЯ. АННАЛЫ. АННЕКСИЯ. АННОТАЦИЯ. АННУИТЕТЫ. АНОМАЛИЯ. АНОНИМНЫЙ СЧЁТ. АНТАГОНИСТ. АНТЕСТАЦИЯ. АНТИДЕПРЕССАНТЫ. АНТИДОТЫ. АНТИКВАРИАТ. АНТИНОМИЯ. АНТИПАТИЯ. АНТИПОД. АНТИСЕПТИКИ. АНТИЦИПАЦИЯ. АНТОЛОГИЯ. АНТОНОМАСИЯ. АНТРОПОЛОГИЯ. АНТРОПОМОРФИЗМ. АНТРОПОФАГИЯ. АПАГОГИЯ. АПАТИЯ. АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД. АПОКРИФ. АПОЛОГИЯ. АПОРИЯ; АПОСТЕРИОРИ. АПОСТИЛЬ. АПОФЕГМА. АПОФЕОЗ. АППАРАТ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ. АППЛИКАЦИЯ. АПРОПРИАЦИЯ. АРАХНОЛГИЯ. АРБИТРАЖНЫЙ СУД. АРГУМЕНТАЦИЯ. АРЕНА. АРЕНДА. АРЕОПАГ. АРЕСТ. АРИАДНИНА НИТЬ. АРИСТОКРАТ. АРИТМОМАНТИКА. АРКТИДА. АРМАТОР. АРОМАТЕРАПИЯ. АРТЕРИИ. АРТИКУЛЯЦИЯ. АРХАИЗМЫ. АРХИВИРОВАНИЕ ДОКУМЕНТОВ. АРХИПЕЛАГ. АРХИТЕКТОНИКА. АСБЕСТОЗ. АСЕБИЯ. АСИМБОЛИЯ. АСКЕТИЗМ. АССЕРТОРИЧЕСКОЕ СУЖДЕНИЕ. АССИГНОВАНИЕ. АССИМИЛЯЦИЯ. АССОЦИАЦИЯ. АСТРАГАЛ. АСТРОГНОЗИЯ. АТАВИЗМ. АТАРАКСИЯ. АТЕИЗМ. АТЕЛИЯ. АТИМИЯ. АТЛЕТИЗМ. АТОМИСТИКА. АТРИБУТИКА. АТРОФИЯ. АУДИТОР. АУКТОР. АУКЦИОН. АУРА. АУТЕННТИЧНЫЙ. АФИШИРОВАНИЕ. АФФИЛИРОВАНИЕ. АХИЛЛЕСОВА ПЯТА.

(Терминов – 206; авт/листов – 11)

АББРЕВИАТУРА (от лат. brevis — краткий) – в современных печатных изданиях так называется любое сложносокращённое слово или словосочетание. В старинных рукописях и книгах встречается сокращённое написание слова или группы слов, имеющих морфологический смысл.

В древнегреческих папирусах и надписях на монетах при написании имён богов использовались сокращения слов с помощью начальных букв и окончания – т.н. контрактуры (напр., ths – theos – бог). Римляне, переняв для аббревиатуры экономный метод письма греков, сокращали уже имена собственные, оставляя лишь начальные буквы (G. – Gaius, Q. – Quintus) – т.н. суспензия. В дальнейшем в официальных источниках стали допускать и другие сокращения (cos. – consul – консул; v. с. – vir clarissimus – «светлейший муж»). Повторение одной и той же буквы обозначало множественное число (coss. – consules, vv. cc. — viri clarissimi). Римляне обозначали аббревиатурой и обычные понятия (frs – fratres – брат; gra – gratia – благодарность). Римские юристы составляли целые своды сокращений профессиональных терминов (Notae iuris). Аббревиатуры применялись также и в скорописи, изобретённой в Риме, она использовалась для обозначения единиц меры и веса.

АБДИКАЦИЯ (лат. abdicatio; от ab-dico – отрекаться) – в политическом смысле, официальный отказ действующего главы государства от исполнения своих должностных обязанностей; отречение монарха от престола.

В Древней Греции абдикация означала отлучение взрослого сына отцом от собственной опеки. В основном это происходило перед женитьбой сына или если отец по какой-либо причине лишал его наследства. В присутствии представителей городской власти отец заявлял о том, что он отлучает сына от семьи, лишает его своего покровительства и не желает более считать своим сыном.

У римлян греческая абдикация получила развитие в эмансипации (лат. emancipation), посредством которой совершалось освобождение совершеннолетнего сына из-под жёсткой отцовской власти. Эмансипация считалась совершенной, если отец в присутствии представителя власти трижды формально «продавал» своего сына третьему лицу (pater fiduciarius – отец по доверию), который давал обещание, что не удержит у себя «купленного» сына. Законы XII таблиц предусматривали, что «если отец совершит продажу сына, последний считается свободным». После каждой из трёх продаж сын вновь переходил к настоящему отцу (ремансипация), после чего тот формально давал сыну свободу, и сын больше не находился под отцовской властью (patria роtestas) и становился законным наследником (sui juris). Эти формальности действовали до конца существования Римской Империи.

АБИТУРИЕНТ (с лат. abiturientis - уходящий). Распространённое понятие, что абитуриент это кандидат в студенты, занесённый в конкурсные экзаменационные списки, собирающийся учиться в высшем учебном заведении, является этимологически ошибочным. В Древней Греции и Риме абитуриентами называли учеников, которые заканчивали обучение в школах или иных учебных заведениях, а не думали продолжать учёбу на новом образзовательном уровне, ибо abiturientis – производная от лат. abire – «уходить». Этимологически верное значение термина «абитуриент» — «выпускник; учащийся, сдающий выпускные экзамены» (от лат. abiturus – намеревающийся уходить). Таким образом, абитуриентами нам следовало бы называть выпускников общеобразовательных школ, а тех, кто намеревается поступить в высшее учебное заведение – кандидатами в студенты! Но практика употребления слов в русском языке латинского происхождения показывает, что не всегда побеждает первоначально заложенный смысл – «как народ скажет!». Поэтому современным учёным не стоит вновь и вновь скрещивать шпаги по такому поводу, нужно прекратить бесплодные споры по этому поводу и согласиться с новым употреблением слова «абитуриент».

АБЛАКТИРОВКА (от лат. ablacto — отнимаю ребёнка от груди; лат. ab – от + lactis – молоко) — один из способов прививки древовидных растений (яблони, груши, винограда) сращиванием произрастающих рядом побегов. После полного срастания привой отделяют от материнского растения.

Этот и другие способы соединения прививаемых растений практиковались у финикийцев. От них искусство прививики узнали греки, используя, главным образом при размножении трудноукореняющихся сортов винограда. Прививки проводилась в период вегетации кустов, с ранней весны до начала вызревания побегов. От греков это знание перешло к римлянам, с успехом занимавшимся промышленным сельскохозяйственным производством. Садовники в богатых римских домах и виллах при устройстве садов и виноградников занимались не только разведением, плодовых и декоративных деревьев, но и селекцией. Они нередко экспериментировали, делая сложные прививки одних растений на другие. У римского поэта Вергилия (I в. до н.э.) на эту тему есть «агрономическая» поэма «Георгики»: «Плод ореха привить к земляничному дереву можно, бесплодный платан здоровую яблоню носит, бук — каштана плоды; на ясене диком белеет грушевый цвет; и свинья под вязами жёлуди давит».

Первым учёным, описавшим всевозможные способы прививок, был «отец ботаники» Феофраст, ученик Аристотеля (IV в. до н.э.). В сочинении «Естественная история растений» и «О причинах болезней растений» он делит весь растительный мир на деревья, кустарники, многолетники и травы, различает дикие и одомашненные возделываемые растения. Говорит о естественном и искусственном размножении растений, о древесинах с технической точки зрения, о способах распространения семян, даже об искусственном опылении, и будто о живом организме рассуждает о продолжительности жизни, болезнях и смерти растений. Оценивая вклад Феофраста в ботанику, следует иметь в виду, что после смерти Аристотеля, весь его научный архив, рукописи и библиотека перешли ему в наследство, как к ученику и другу. Известно, что Аристотель помимо других разделов наук сам занимался жизнью растнений, имел труды, среди которых было сочинение «О растениях», не дошедшее до нас. Поэтому невозможно определить, где в ботанике слово учителя, а где – ученика.

Римский учёный Катон Старший (II в. до н.э.) в обширном трактате «Земледелие», охватывающем все этапы и разделы сельского хозяйства, тоже рассуждал о прививках вроде «в расщеп, за кору, копулировку» и др. Давал рекомендации из собственного опыта и наблюдений, поскольку сам землевладельцем и хозяином. Свои знания о прививках показал и Варрон (I в. до н.э.) в книге «О сельском хозяйстве», ссылаясь на труды античных авторитетов. В своём руководстве по земледелию Варрон подробно описал методы прививки вишни, ссылаясь на Феофраста, который знал о прививках на вишне и черешне. Плиний Старший (I в.) в «Естественной истории» приводит подробные сведения о разных способах размножения растений. О способых прививки упоминает Колумелла (I в.), поражающий точностью и глубиной знания предмета. В своём трактате «О сельском хозяйстве» он подробно, со ссылками на собственный практический опыт, опыт своего дяди Марка Колумеллы и на труды своих римских и греческих предшественников рассказывает об основах сельскохозяйственной деятельности. К трактату примыкает также работа «О деревьях», в которой рассматривается взращивание плодовых и лесных деревьев в питомниках, посадка их и обрезка. Несмотря на известность способов прививок в сельском хозяйстве с античных времён, их научная разработка началась лишь с середины XVIII в.

АБ ОВО (лат. ab ovo – с самого начала) – устойчивый фразеологический оборот достался нам от древних римлян, которые обычно начинали день с завтрака из круто сваренного яйца и фруктов, чаще всего яблок. Такой выбор был не случаен, поскольку в древности люди всему придавали символический смысл, а яйцо связывалось с успешным начинанием нового дела, в данном случае, застолья. Появилось выражение «ab ovo usque ad mala», что означало «от яйца до яблок». Со временем вторая часть фразы отпала, осталась «ab ovo», означающая «начало нового этапа деятельности», «новое дело после неудачной предыдущей попытки». С похожим значением «аб ово» вошло и в современный международный лексикон как начало биржевой деятельности после предыдущей неудачной сессии. У многих народов сложилось отношение к яйцу как к прообразу, к символу Начала. У славян яйцо ассоциировалось с плодородием земли, с весенним возрождением природы. Они расписывали яйца (писанки) ещё в языческие времена, выражая тем самым представления о Природе, приносили их в дар богам и дарили друг другу в первый день нового года и в день рождения. С распространением христианства расписные яйца стали непременным атрибутом главного религиозного праздника – Пасхи, символизируя воскресение Христа.

И всё-таки не случаен вопрос, волнующий многие пытливые умы: «Что было вначале – яйцо или курица?». Генетики утверждают: «Яйцо! Поскольку генетический материал не изменяется в течение жизни животного, можно с уверенностью предположить, что первая доисторическая птица-курица развилась из эмбриона, существовавшего в яйце»! Логично?

АБОЛИЦИЯ (от лат. abolitio – уничтожение, отмена) – термин, означавший в 18-19 вв. движение за отмену рабства негров в США, в колониях Великобритании, Франции и ряде других европейских стран. Аболиция до сих пор представляет собой понятие не только отмены закона, решения, но и упразднение должности или отрешение от неё, прекращение уголовного дела в стадии, когда виновность ещё юридически не установлена. Это и восстановление чести через официальное опровержение клеветы. Аболиция существовала в Римском праве в понятии отмены, прекращении, уничтожении действия, особенно решения уголовного суда, в отношении подсудимого или узника по какому-либо особенно торжественному для государства случаю или во время общественного бедствия. То же самое могло произойти вследствие просьбы обвиняемого, поданной защитой в связи с формальной ошибки, допущенной в обвинительном акте и принятой судом. Или же после отказа обвинителя продолжать судебное преследование обвиняемого.

Впоследствии аболиция нередко заменялась юридическим термином амнистия, что не всегда соответствовало действительности, ибо аболиция по-римски – это восстановление чести в связи с официальным опровержением клеветы. В юриспруденции – прекращение уголовного дела в стадии, когда виновность юридически еще не установлена (в отличие от помилования, при котором отменяется или смягчается вынесенный судом приговор). Право аболиции относится, как правило, к компетенции главы государства;

АБОРИГЕНЫ (лат. aborigines; от ab origine – изначальный). Понятие абориген пришло из Италии, где в горах Аппеннин (итал. Appennini; лат. Apenninus, от кельтского «Реn» – вершина скалы) в древности проживали племена энотрийцев. Греческий историк Фукидид сообщает, что земли энотрийцев захватили пришлые сикулы во главе с предводителем Италом, который стал их царём. Потомки сикулов и энотрийцев называли себя уже италийцами, а своё отечество – Италией. Часть сикулов, которым не хватило новых земельных участков, перебралась на соседний остров, который они успешно освоили, назвав Сикулия (совр. Сицилия). Италийские легенды сообщают, что царь Латин, повинуясь предсказанию оракула, выдал свою дочь Лавинию за троянца Энея, бежавшего с соратниками из разорённой ахейцами Трои (по Гомеру, 12-13 вв. до н.э.). Дети Энея и Лавинии и последующие потомки Латина становились царями италов, покоряли соседние племена, называя их aborigines (с лат. начало, истоки, первопричина). Со временем коренные жители этих мест растворялись в среде латинов, происходила ассимиляция, после чего население становилось римлянами, поскольку Эней признавался прародителем Ромула, основателя Рима.

Есть ещё легендарная версия. Аборигенами называли себя представители древнего племени, обитавшего у подножия Аппеннин в исторической Реатинской области (Лаций – царство Латина). Расширив влияние среди местных племён, они заняли большую территорию между Тибром и Ларисом, где в противовес племенному союзу латинов основали собственное сильное государство. По легенде, Эней и его соратники из Трои совместно с аборигенами основали город-крепость Рим, который более чем через четыре столетия захватили вооружённые козопасы и охотники, соратники братьев-близнецов Ромула и Рема (753 г. до н.э.). Город перестраивался и расширялся царями римлян и сабинян, постепенно обретая черты исторически узнаваемого Вечного города.

АБРАКАДАБРА (от греч. abrakos –божество + др.евр. dabar – слово) – набор случайных или неуместных в данном случае букв, составляющих магическое слово. Возможно, это искаженный термин древнекоптского или древнеегипетского «Абрасакс» («Не вреди мне!», «Не тронь меня!»), который писали и прикрепляли к амулету или талисману и носили под одеждой. У древних греков существовало поверие, что таинственные слова, написанные в определённом порядке с выполнением специальных обрядов и произнесением священных молитв, могли помочь в излечении болезни или служить человеку «охранной» грамотой от возможных жизненных напастей.

Абракадабра пришла в Грецию при соприкосновении с культурами совершенно иных цивилизаций, богатых на мистику – из Вавилона и Передней Азии. Обряд исполнялся в совокупности с высшими таинствами, магией, с астрологическими знаниями, гаданием и народной медициной. Но при этом абракадабру не отождествляли с чародейством, это произошло значительно позднее, с усилением влияния христианства на государственность. Тогда всё, что относилось к магии, идентифицировалось с колдовством и беспощадно преследовалось. Удивительно, но история признаёт немало случаев, когда абракадабра действительно помогала, часто при излечении лихорадки, когда больному навешивали на шею амулет с «наговором»!

Запись абракадабры носила смысл «откупительной» жертвы – болезни и прочие беды «направлялись от человека по ложному следу». Буквы, которые не должен был знать больной, обычно вмещались в треугольнике. На русском языке «треугольный» текст абракадабры выглядит примерно так: «азия, озия, елозия» или «пикус, пакус, лапакус». Иногда слова с магическим смыслом записывалась на хлебной корочке или куске печёного теста; больной съедал «свою болезнь» в определённое время и с известными приёмами. Часто применялся отрезок холстины или льна, а то и кусок пергамента, которые следовало всё равно съесть, что было сопряжено с трудностями. Лечение продолжалось столько дней, сколько букв было в слове, причём больному предлагали употребить сначала полное «заговорённое» слово, на другой день уже слово без начальной и конечной букв, и так до тех пор, пока оставалась конечная буква абракадабры. Когда съедалась и она, лечение заканчивалось….

В абракадабре применялась и другая формула: «сатор арепо тенет опера ротас». Слова записывали с молитвой три раза в квадрате по схеме: «сатор» – по верхней горизонтали и левой вертикали, затем опускались ниже на строчку и так же писали слово «репо», дальше по той же схеме «ра» и, наконец, «с», которое оказывалось в правом нижнем углу.

АБРОГАЦИЯ (лат. abrogatio — отмена) – юридический турмин, означающий отмену устаревшего закона.

В Римском праве существовала аброгация в случаях, когда старые законы уже не соответствовали реалиям, а новые законы ещё не были сочинены и утверждены. Когда не было ни определенного закона, ни определенного права, а существовали только обычаи и религиозные предписания, юристам и судьям приходилось «выкручиваться», действовать по обстоятельствам. Различали полную замену старого закона новым (аброгация) как «отмену устаревшего закона либо изменения или отмену прежней договоренности, соглашения сторон вследствие изменения обстоятельств либо в связи с тем, что оно противоречит духу времени и законам». Если происходила частичная отмена старого закона – то это дерогация. При внесении необходимых изменений в старый закон происходила оброгация, а при дополнении старого закона – суброгация.

При аброгации появляется новый порядок – соблюдение обычаев и судебная практика, когда законы отменялись не только по решению законодателя, но также и в силу молчаливого согласия всех, путем неприменения. А власть не препятствовала изложению римскими юристами теории обычая в юридическом аспекте.

АБСЕНТЕИЗМ (от лат. absens – отсутствующий) – в науке конституционного права означает добровольное неучастие избирателей в голосовании на выборах или референдуме.

В избирательном праве Рима существовала норма, называемая абсценция, не позволявшая претенденту на государственную должность ходатайствовать о предоставлении ему этой должности, если при рассмотрении данного вопроса он отсутствовал. Но даже в его отсутствие он мог получить искомую должность, во-первых, из-за недостатка кандидатов или потому, что лица, самостоятельно добивавшиеся определённого поста, считались менее пригодными для его занятия. Например, когда лучшие люди находились на войне и т. п. Абсенция часто нарушалась лицами, занимавшими посты командующих легионов, по той причине, что когда в Риме рассматривался кадровый вопрос, они находились за его пределами. Так Юлий Цезарь на основании закона Целия был освобожден от подчинения этому закону.

Особенно важно было соблюдение юридической нормы абсенции в судебной практике, при которой отсутствие (неявка) одной из сторон рассматривалось как неуважение к суду. О последствиях можно судить по норме наказания, контумации (от лат. contemnere – пренебрегать), когда не явившийся к разбирательству по гражданскому иску ответчик подвергался заочному приговору, а истец в случае своего отсутствия на суде проигрывал дело и терял право начать его снова. В уголовных делах отсутствующий обвиняемый подвергался опале или же на его имущество налагался арест; если он сбегал за пределы отечества, судебные исполнители разыскивали его даже за границей. Неявившийся обвинитель считался отказавшимся от своего обвинения; впоследствии он подвергался наказанию за неявку, в основном, большому штрафу.

АБСОЛЮТНЫЙ (от лат. absolutes – безусловный, неограниченный, совершенный) – в современной философии понимается как «вечное, бесконечное, совершенное, возможно неизменное» – т.е., что лежит в основании как последний принцип разнообразных, изменчивых и взаимно обусловливаемых одно другим явлений.

Древнегреческие философы стремились постичь «абсолютное», выявляя в Природе видимые закономерности. Познаное облекали в свои выводы и догмы, чтобы впредь принимать их без возражений и больше к ним не возвращаться. Такое положение вещей закрепилось в идеалистической философии и религиозных верованиях в виде «абсолютов»: «боги – обитатели священного Олимпа, покровители людей», «Первооснова Вселенной - вечная и низменная, бесконечная», «абсолютный Дух», «абсолютная Истина», «абсолютная власть». С тех пор, когда говорят о предметах духовных, невещественных и безграничных, противоположных относительным, сравнительным и подчиненным, имеют в виду «абсолютное». А человек, требующий безусловного, не допускающий сравнений, отношений, уклонений, изъятий, считается «абсолютистом». Иными словами, «абсолют вечен и неисчерпаем», но при условии, что всё абсолютное неразделимо с категорией «относительности».

АБСОЛЮЦИЯ (от лат. absolutio – освобождение) – термин права, применяемый в судебной практике, означающий решение судьи, по которому ответчик в гражданском деле освобождается от предъявленных к нему требований, а обвиняемый в уголовном процессе – от предъявленного ему обвинения. В католическом вероисповедании абсолюция – отпущение грехов.

В Древних Афинах уголовное преследование было связано с правом любого полноправного гражданина выбвинуть обвинение против другого, доказывая в суде свою правоту. Главный судья, архонт, выслушав обвиняемого и обвинителя, давал им обоим несколько дней на собирание доказательств и назначал день, когда они должны были явиться со свидетелями в заседание. При отсутствии на суде обвинителя дело не возбуждалось даже при наличии явного преступления, после чего происходило абсолюция, т.е. освобождение обвиняемого от предъявленного ему обвинения. На практике же недостатка в обвинителях никогда не было, поскольку участие в судебных процессах было необходимо для любого публичного деятеля того времени. Поддержание обвинения рассматривалось как служение обществу, патриотический долг, почётная обязанность. Перикл, Демосфен, Гегемон, Эсхин, Демад и другие известные исторические личности выступали на судебных процессах в качестве обвинителей. Судьи оставались пассивными на протяжении спора обвинителя с обвиняемым, им предоставлялось право безаппеляционной оценки приводимых доказательств с точки зрения допустимости и относимости.

Римское Уголовное право тоже соблюдало принцип абсолюции. Например, если в заседание несколько обвинителей не могли выработать какого-либо единого мнения, то решение вопроса о том, как вести процесс, принадлежало магистрату, который мог освободить ответчика от обвинений. Смерть обвинителя прекращал данный процесс, не мешая, правда, предъявлению подобного обвинения со стороны какого-либо нового лица. Точно также принципиально прекращал дело и добровольный отказ обвинителя от дальнейших процессуальных действий, за что он мого понести наказание в виде огромного штрафа.

АБСТИНЕНЦИЯ (от лат. abstinens – воздерживающийся) – воздержание от чего-либо (например, от употребления спиртных напитков).

Название абстенционисты как сторонников бойкота парламентских выборов закрепилось в 1919-20 гг. за частью Итальянской социалистической партии, выступавшей с резкой критикой парламентской коррупции. Но понятие abstinentia (от лат. abstinentia – полное воздержание) известно в древнегреческой философии; синоним – кинизм, ярким представителем которого является Диоген из Синопа. Он добровольно отказался «…от всех условностей и обязательств перед семьей, родным городом и государством – кроме обязательства перед самим собой вести естественный и праведный образ жизни». Диоген практиковал крайний аскетизм, доходящий до эксцентрического юродства, проповедуя отказ от норм человеческого общежития, «дающих волю инстинктам и побуждениям и отречение от потребностей». Он и его последователи своим образом жизни пытались показать окружающим, что отказ от желаний добродетельней и благотворней, чем их удовлетворение. Постепенно кинизм, проповедовавший естественное, избавленное от условностей существование, «подобно жизни собаки», приобрёл негативное значение попрания общественных нравственных норм. Поэтому не зря Диоген покончил жизнь самоубийством, «убедившись во время лихорадки, что никакими язвительными насмешками над болезнью нельзя уничтожить жар в собственном теле и боль в костях».

Более «разумными абстинентами» были стоики, считавшие, что «путь к блаженству в беспристрастии». Они уделяли анализу страстей пристальное внимание, требуя подчинения желаний разуму. Вожделение и удовольствие воспринимали как неразумное стремление души. Стоики сторонились удовольствий, а их идеалом являлся бесстрастный человек, аскет. Они предлагали человечеству добровольный отказ от богатства («будь человеком и в бедности»), достойно переносить нездоровье, бесприютность: «будь умерен в пользовании благами жизни, помни, что завтра ты можешь оказаться нищим, больным, гонимым».

Наиболее крупными представителями стоицизма являются Панеций (ок. 185-110 до н.э.), Посидоний (135-51 до н.э.), Сенека (ок. 3 до н.э.-64 н.э.), Эпиктет (ок. 50-138), Марк Аврелий (121-180), которые дали жизнь новому направлению в абстиненции – сознательному воздержанию от чего-л. (напр., от курения, употребления спиртных напитков или употребления привычного наркотика; также полового воздержания и др.).

АБСТРАГИРОВАНИЕ (от лат. abstrahere – отвлекать). При решении важных для себя вопросов человек мысленно рассматривает предмет (ситуацию) абстрактно замечая только основные черты, исключая из области внимания мелочи или не важные свойства, обстоятельства. Абстракция необходима для процессов обобщения и образования понятий.

Из древнегреческих философов проблему абстракции начали разрабатывать Сократ, софисты и Платон. Аристотель писал в сочинении «О душе»: «То, что называется абстракцией, ум мыслит, как бы он мыслил курносость: или как курносость в виде неотделимого свойства, или как кривизну, если бы кто действительно её помыслил, – помыслил бы без тела, которому присуща кривизна; так ум, мысля математические предметы, берет в отвлечении, хотя они и неотделимы от тел». По утверждению философа, «абстрагирование – это метод намеренно одностороннего изучения реальности, субъективный прием мысленного разделения целого и полагание отдельносущими его частей. В принципе такое полагание не заключает «никакой ошибки» и объективно оправдано многообразием свойств (аспектов) целого, порою столь различных, что они не могут стать предметом, одной науки». Поэтому абстракция не только является основной предпосылкой научного познания, но и «создает науку».

АБСУРД (лат. ab-surdus — от глухого) – философское понятие, означающее не отсутствие смысла, сказанное невпопад, а несоответствие формы содержанию и характеризует состояние «непонятности, неслышимости», растерянности человека от непонимания смысла происходящего, не подвластного логическому объяснению.

Древние римляне абсурдным называли всё неблагозвучное, резкое, грубо звучащее — так, как обычно говорят глухие, или, по их представлению, несообразное, нелепое, бездарное. Например, фальшиво звучащий музыкальный инструмент или неумелое и глупое до нелепой бессмыслицы исполнение музыкального произведения. В переводе на человека, имея в виду его натуру, схожую с инструментом, философия абсурда также имела место. Она трактует абсурдность поведения человека как противоречие его поведения и мышления с нормами бытия. Довести до абсурда означает доказанность наличия у такого человека его внутреннего противоречия с общественным мнением.

АБУЛИЯ (гр. abulia; от греч. а – отрицательная частица + bule – воля) – нерешительность, патологическая слабость воли, безволие.

Современная психология считает волю. (греч. bule – Буле, волеизъявление) как способность принимать решения со знанием дела, ибо она подчинена объективным закономерностям природы и общества. В представлении древнегреческих философов bule – противоположность влечению, духовный акт, благодаря которому подтверждается некоторая ценность, признанная таковой, или благодаря которому стремятся к ней. В каждом городе-полисе Греции имелся демократический орган государственной власти – Булевтерион («Дом народной воли»), в здании которого заседали члены Буле (buleuta). От имени народа им поручалось ведение важнейших политических дел и управление государством.

В русском языке слово «волить» звучит как «волеизъявление»; отсюда, «неволить, неволя». Оно не отделимо от синонимов: желание, требование, право, сила, власть, приказ и т.д. В философии и психологии Шопенгауэра, Ницше и прочих более поздних философов «в основе бытия лежит мировая воля либо воля человека», хотя в этом случае воля воспринимается как волюнтаризм (от лат. voluntas – воля).

АВГИЕВЫ КОНЮШНИ – фразеологическое выражение, означающее «сильный беспорядок, запущенность в делах», связано с легендарными именами Авгия и Геракла, пелопонесского царя и национального героя Греции, совершившего свой очередной «подвиг». Имеется в виду сюжет из древнегреческой мифологии о невероятно запущенных, грязных конюшнях Авгия (вернее, речь шла о скотном дворе), где десятилетиями не убирался навоз. Геракл прежде чем приступить к работе договорился с царём об оплате – одну десятую часть от всего царского скота. У Авгия имелось «триста белоногих черных быков и двести краснопородных племенных, да дюжина серебристо-белых священных быков, посвященных Гелиосу, и ещё сотня коней в каменных стойлах, да десятки овчарен, полные овец и баранов» – цена немалая! Но ведь и навозу скопилось ой как много! Он уже разлился по цветущей в прошлом долине зловонными потоками: толстый слой покрыл пастбища, и негде было жителям пасти свой скот. Оказались погубленными почти все пахотные земли общины вокруг.

Авгий согласился на щедрое вознаграждение, в случае, если Геракл управится за один день. Царь был уверен, что задание его невыполнимо, – и тогда не придётся платить! Он предвкушал удовольствие увидеть, как Геракл будет накладывать в корзины едкую навозную жижу, таскать на плечах, – а вонючая грязь будет струиться по телу… Но герой, обнаружив вблизи реку Алфей, разобрал в двух местах каменную стену скотного двора и, перегородив реку огромными валунами, направил водный поток туда, куда ему было нужно. Мощные струи вмиг вымыли со двора всю грязь, после чего Геракл таким же образом привёл в порядок долину, вернув ей былой вид, а потом, убедившись, что работа выполнена хорошо, обратил Алфей в прежнее русло.

Затем, представ перед Авгием, он ожидал заслуженного вознаграждения. Но царь сказал, что Геракл сам работу не выполнял, а за него это сделал речной бог. Отказался платить! А когда герой начал возмущаться, приказал страже прогнать прочь…

Много лет Геракл хранил обиду на Авгия, пока не вернулся на Пелопоннес, на этот раз с братьями и вооруженными людьми. Он разбил войско Авгия, пленил его и занял царский престол. В честь этого события организовал в Олимпии состязания атлетов в беге. Для этого у слияния рек Кладея и Алфея подыскал перед храмом Зевса ровное место, отмерил 600 собственных ступней – получилось 192,28 м, – и назвал эту меру стадием, а место – стадионом… Потом воздвигнул шесть алтарей, по одному на каждую пару олимпийских богов: Зевсу и Гере, Посейдону и Деметре, Аполлону и Артемиде, Аресу и Афродите, Гермесу и Афине, Гефесту и Гестии… Следом совершил большое жертвоприношение в честь Зевса и открыл состязание, известно в древнейшей истории Греции как «самые первые Олимпийские игры».

АВГУР. «Улыбка авгура» (от лат. augur – предсказатель; от avis — птица) – фразеологический термин, в переносном смысле, человек, обращающий в тайну для других свои специальные познания, с высокомерным презрением сторонящийся непосвященных. «Улыбаться, как авгуры» (при встрече) — говорится о людях, сознательно вводящих других в заблуждение и узнающих друг в друге обманщиков. Выражение «улыбка авгура» подразумевает шарлатанство псевдопредсказателей.

Авгуры (augures) в Древнем Риме являлись представителями одной из самых влиятельных древнейших жреческих коллегий; они толковали волю богов на основании ауспиций (лат. auspicium, от avis — птица и specie — смотрю, наблюдаю). Это были предсказатели будущего по наблюдениям за полётом и криком птиц, за небесными явлениями, за едой священных кур и внутренностям жертвенных животных и людей и т. п. Они вели архивные записи обо всех сбывшихся предсказаниях, классифицировали знамения на «внезапные» (появление каких-либо животных, просыпанная соль, пролитое вино, спотыкание, чихание, неожиданный звук и т. п.) и «ожидаемые» (гром, молнии, кометы, полет и крики птиц и т. п.). Первые, как правило, предвещали неприятности (беду предрекал крик ворона, вороны, совы). При наблюдении за птицами авгур должен был учитывать следующие параметры: высоту полета, скорость, частоту и звучность взмахов крыльев, тональность и громкость криков и т. п. Добрым знаком почитали полет орла, канюка, ястреба. Ни один важный для государства акт, ни одно военное предприятие или реформа не обходились без предварительного обращения к авгурам.

Жреческая коллегия из 9 человек была учреждена Ромулом, легендарным основателем Рима и первым царём (754/753 – 717/716 до н. э; при Юлие Цезаре число авгуров возросло до 16. Принадлежность к авгурам была пожизненной, высоко ценилась римскими аристократами, поскольку давала возможность влиять на законодательство. Но с течением времени деятельность авгуров превратилась в формальную процедуру. По сообщению Цицерона, нелепость их действий была яснее всего самим авгурам. Возникла поговорка: «Если авгур видит авгура, они не могут сдержать улыбки». Вот почему усмешку, которой обмениваются между собой люди, совместно, по сговору, обманывающие других, называют «улыбка авгуров».

АВРОРА. В древнеримском пантеоне богов Аврора (от лат. aura — предрассветный ветерок), у греков Эос, — богиня зари, дочь Гипериона и Тейи, сестра Гелиоса и Селены и жена титана Астрея. От Астрея она родила «ветреных» богов – Зефира (Западный), Борея (Северный) и Нота (Южный), а также Геспера (Вечерняя звезда) — поэтическое название планеты Венера. В римской мифологии Аврора – богиня утренней зари, приносящая дневной свет богам и людям.

Обычно она изображалась крылатой, часто на колеснице, запряженной крылатыми или некрылатыми конями, в красно-желтом одеянии, иногда с солнечным диском над головой, с нимбом или венцом лучей вокруг чела, или с факелом в правой руке, иногда также с сосудами, где хранилась утрення роса, в руках. Гомер называет её «розовоперстной – с розовыми перстами; она подымается утром с своего ложа, выплывает на божественных конях Лампосе и Фаэтоне из глубины моря и озаряет светом Вселенную. От Астрея и Авроры произошли все звезды, горящие на темном ночном небосводе. Аврора отождествляется с Гемерой, греческой богиней дневного света. Из смертных, пользовавшихся ее любовью, поэты называют Ориона, Клейта и Титона, от которого она родила Мемнона, Ематиона и Кефалоса, супруга Прокрис.

АВТАРКИЯ (греч. autarkeia – самодостаточность, самоудовлетворённость) – означает экономическую обособленность страны от международного рынка, позволяющая отказаться от ввоза стратегических товаров и предметов широкого потребления; отсюда, независимость.

У Платона и Сократа, как жизненный идеал, автаркия была «собственной независимостью от окружающих вещей и людей». Сократ считал порочным нуждающегося в других, не автаркийного, человека, полагая, что «мудрец тем ближе к божеству, чем меньше у него потребностей, а божество автаркийно, потому что таковых не имеет». Сам Сократ был «в высшей степени автаркиен», причем это его свойство распространялось не только на материальную, но и на духовную сферу и в материальной означало умеренность, скромность, а в интеллектуальной и духовной ровно наоборот — обеспеченность богатством мудрости, знаниями, интуицией добра и зла. Платон в «Тимее» писал: «Тело космоса – живого бога – устроено так, чтобы получать пищу от себя самого и не нуждаться ни в чем; космос автаркиен и духовно, его душа простирается из центра и всё обьемлет, так что он может пребывать в общении с самим собою и познании себя».

В античной этике автаркия обозначает внутреннюю самоуспокоенность, удовлетворение наличным состоянием, достаточным и независимым. Философ-стоик обычно говорил по этому поводу: «Достаточно самого себя». Демокрит рассматривал автаркию как самоуспокоенность духа и одновременно как свойство самой природы, указывая, что «природе достаточно её собственных сил». Он говорил: «Пребывание на чужбине учит автаркии образа жизни: ячменная лепешка и соломенная подстилка—вот самые сладкие лекарства от голода и усталости». У Аристотеля понятие автаркии применяется к политической жизни: «Государство представляет собой общение… родов и селений ради достижения совершенного самодовлеющего существования, которое, как мы утверждаем, состоит в счастливой и прекрасной жизни».

АВТОКЕФАЛИЯ (от гр. auto – сам… + kephale – голова) – т.н. независимая, самоуправляющаяся православная церковь. В поздней Восточной Римской (Византийской) империи существовала верховная должность кефала (от греч. kephale – глава, правитель), соразмерная с губернатором провинции. Обычно ими становились родственники византийского императора или представители высшей аристократии. Кефал представлял собой правителя административной области, известной как кефалатикион, воплощая гражданскую и военную власть. По своему размеру кефалийские провинции могли варьироваться от нескольких деревень, окружавших место проживания кефала, до небольшого острова в Эгейском море. Со временем происходила децентрализация власти, когда в империи появлялись полунезависимые правители-деспоты, при которых должности кефалов вышли из употребления.

АВТОКРАТИЯ (rp. autokrateia; от auto – сам + kratеs – власть) – форма управления государством, при которой в руках одного лица сосредоточена неограниченная верховная власть. Автократия существовала ещё в рабовладельческих государствах Древнего Востока в виде деспотических монархий (Египет, Вавилон, Ассирия). Более поздними проявлениями автократии явились тиранические режимы в Древней Греции – Кипсела и Периандра (Коринф), Поликрата (о.Самос), Писистрата (Афины), Гелона и Гиерона I (Сиракузы, Сицилия), Фрасибула (Милет). Самыми жестокими тиранами греки считали правителей Сиракуз Дионисия I, Дионисия II и Гиерона II, ещё Ясона из Фер (Фессалия). К ним причисляют и Александра Македонского (III в. до н.э.), который за короткий срок насильственным путём создал на территории государств Европы, Азии и Востока гигантскую монархическую империю, принуждая народы, проживающие в них, служить ему, как автократу-монарху.

Автократия по способу замещения главы государства классифицировалась тремя видами: наследственная автократия (абсолютная монархия); легальная автократия, возникавшая в результате выборов лиц (институций), которым предоставляются неограниченные полномочия; нелегальная автократия, возникавшая вследствие насильственного захвата власти. Так поступил афинянин Писистрат (600-528 до н.э.), в интересах малоземельных крестьян он поначалу выступил против властвующей аристократии, а потом сам узурпировал власть. То же можно сказать о «кровавом режиме тридцати олигархов», когда «в целях наведения порядка» после поражения Афин от Спарты они захватили власть (404 до н.э.). За два года были уничтожены более полутора тысяч сограждан из оппозиции, их семьи лишились имущества. Чтобы в дальнейшем предотвратить тиранические режимы, афиняне придумали остракизм («голосование черепкованием»), имея намерения заранее распознать среди сограждан «мерзкую личину тирана». Система успешно работала, но бациллу автократии уничтожить грекам так и не удалось.

Начиная с Гая Юлия Цезаря, затем Октавиана Августа, практически все властители Рима реализовывали автократическую форму управления государством, обладая единовременно высшей законодательной, исполнительной и судебной властью. При этом население, в т.ч. экономически господствующий социальный класс, прямого правового участия в образовании государственных органов не принимал, либо это участие носило формальный характер и существенно не влияло на функционирование государственных институтов.

АВТОМАТИЗМ (от греч. automatos – самодействующий). О профессионале в труде или спорте, который почти бессознательно выполняет различные движения или задания, говорят, что его действия доведены до автоматизма Ещё автоматизм проявляется в болезненном состоянии, при эпилепсии, когда человек может хлопать в ладоши или подражать обычным осознанным действиям.

В греческой мифологии Автоматия - богиня Произвольности, олицетворяющая счастливый случай. Возможно, поэтому гениальные изобретения греческих механиков Ктесебия и Герона (I в.) из Александрии (Египет) назывались автоматами, как «предмет с собственным ходом». Они производили действие без непосредственного участия человека, «автоматически», обычно используя песок или воду. У Герона был «автоматический» театр, на передвижных сценах которого шла демонстрация одновременно пяти картин на мифологические сюжеты. В позднеантичных храмах верующие прихожане наблюдали «чудеса», приводимые в действие потайными автоматическими приспособлениями, что расценивалось последователями Аристотеля как неблаговидный обман и профанация.

Изделия, имеющие собственный заводной механизм, тоже назывались автоматами. Это были детские игрушки; имеются сведения об автоматической «певческой птичке», которая смолкала, как только к ней поворачивалась механическая сова и устремляла на неё хищный взгляд. Афинский комический поэт Кратет (V в. до н.э.), пародируя реформирование рабовладельческого общества, ведёт разговор об отмене рабства и замене их «автоматическими устройствами». «А как же мы должны обслуживать себя? – спрашивают его. Он отвечает: – Я заставляю двигаться все нужные предметы без малейшего прикосновения к ним. Всякий корабль будет приближаться сам собой, когда его позовут. Или нужно будет только сказать: «Стол, стань передо мной! Накройся! Квашня, замесись! Стакан, наполнись! Чаша, где ты? Ополоснись хорошенько! Пирожок, иди сюда на стол! Чугун, вынь из своего нутра этих животных! Рыба, подходи! – Но, скажет она, я еще не поджарилась с двух сторон. – Хорошо, перевернись, подсыпь под себя соли и сейчас же поджарься в жире.

АВТОНИМ (авто… + греч. onoma – имя) – подлинное имя автора произведения, скрывающегося под псевдонимом (от греч. pseudonymos – носящий вымышленное имя). Псевдонимы заслуживают изучения библиографов – определять, кому принадлежит тот или иной псевдоним, вскрывать причины, заставившие автора придумывать себе вымышленные имена и фамилии.

Обычай заменять свое имя другим возник давно, порой прозвища становились литературными именами независимо от воли их носителей. Некоторые прозвища были связаны с внешним обликом автора. Так, первый латинский прозаик и государственный деятель Аппий Клавдий известен как Клавдий Слепой (IV в. до н.э.). Цицерон (I в. до н.э.), имевший родовые имена Марк и Туллий, получил большую известность от прозвища – Сicero (горошинка или бородавка). Овидий и Гораций (I в. до н.э.) также носили поэтические имена, отмечавшие особенности их внешности: Назон (Носатый) и Флакк (Лопоухий). В других случаях прозвище подчеркивало какую-нибудь черту в характере автора, его жизни или творчестве. Как это случилось у известного римского баснописца Федра (греч. Весёлый); он впервые ввёл в римскую литературу сатирический жанр, где под видом животных изображались люди. Есть основания предполагать, что его автоним – Полибий, грек, вольноотпущенник императора Августа.

В античной литературе существовала проблема, когда имен а авторов произведений совпадали. В древнегреческой литературе было четыре Филострата, и чтобы не вызывать путаницу, их различали «по номерам»: Филострат I, Филострат II и т. д. Или применялись различные иные способы, например, использовали возраст автора или имя отца, деда. Это видно по именам римских писателей: Плиний Старший, Плиний Младший, Катон Марк Порций Старший и Катон Марк Порций Младший и др. Но чаще всего автоним заменяло прозвище, связанное с местом рождения или жительства автора: Диодор Сицилийский, Симонид Хиосский, Филон Александрийский, Климент Александрийский, Кирилл Александрийский и др.

АВТОНОМИЯ (греч. autonomíaсамоуправление, независимость; от autos – собственный + nomos – закон) – философское понятие, представляющее собой самоопределение мышления по отношению к бытию. Это ещё право самостоятельного управления, решения государственных вопросов какой-либо частью государства, закрепленное в общегосударственной конституции, как определённая степень децентрализации.

Для древнегреческих государств-полисов примерно с середины V в. до н. э. автономия была естественной формой сосуществования. Но при заключении военных союзов с другими городами, имеющими подобные политические устройства, понятие автономии вынуждено было ограничиваться и получать различную интерпретацию. Например, при создании объединённой армии или флота военное руководство поручалось избранному главнокомандующему, гегемону. Хотя основными условиями автономии продолжали считаться территориальная неприкосновенность каждого члена союза, право определения конституционной формы и заключение союзов, участие в решении жизненно важных вопросов (война, мир, договоры). В подобных случаях автономия городов-союзников приобретала ещё большую значимость, позволяя решать ряд внутренних общественно-политических и экономических вопросов в интересах каждого.

АВТОР (лат. auctor, от глагола augere – увеличивать, умножать) – физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение, человек, которому принадлежат исключительные права на использование собственного произведения в любой форме и любым способом.

В раннегреческий период авторство произведений устного народного творчества никого не интересовало, поскольку народ слушал их в исполнении безымянных сказителей, бродячих певцов-аэдов. Желание знать творцов полюбившихся эпических поэм появилось гораздо позднее. Так Греция услышала имена легендарных поэтов Гесиода и Гомера, их уже называли авторами, но от глагола augeo – «действие, присущее богам», имея в виду божественную силу воздействия их произведений на сознание слушателей. В этом смысле «автор» воспринимался в образе «основателя», «устроителя», «учителя», «создателя» – т.е. «от бога» (аugustus). В перечне деяний автора было не только создание произведений искусства. Ему давалась возможность «умножить», «учинить», «учредить» нечто, например, воздвигнуть святилище, основать город, предложить закон, который в случае принятия гражданской общиной будет носить имя предложившего. Именно по этой причине римские императоры», начиная с Гая Юлия Цезаря Октавиана Августа (63 до н.э.-14 н.э.), добавляли к своему родовому имени второе имя «Августейший» («Божественный»).

Выдающихся римских полководцев, авторов знаменательных побед над врагами, также называли «auctor», как приумножавших достояние римлян. Существовал ещё близкий к этому понятию термин авторамент (лат. autoramentum), обозначавший контракт, по которому конкретное лицо обязывалось выполнить определённую работу (напр. солдат — военную службу, свободный гладиатор — поединок или бои с дикими животными). По окончанию срока контракта обе стороны назывались эксавторатами (лат. ехаuсtorati). Автораментом называлась и плата, которую гладиатор требовал за участие в играх.

АВТОРИТЕТ (от лат. autoritas – власть) – характеристика человека, имеющего определённое влияние в какой-либо сфере деятельности (политической или экономической). Он не нуждается в постоянном подтверждении своей значимости в отведенной им роли, поскольку его слово принимается на веру, без проверки и рассуждений.

Римское государственное право определяло понятием «авторитет» опекуна несовершеннолетних детей, называя его auctoritas tutons (защитник, охранитель), от которого непременно требовалось разрешение при совершении сделки в отношении интересов опекаемых. Если несовершеннолетний совершал сделку без разрешения опекуна, она юридически обязывала его только в пределах полученного от нее обогащения. Опекуном был обычно ближайший родственник по указанию отца несовершеннолетнего, сделанному в его завещании, или по назначению магистрата. Опекун обязан был заботиться о личности и имуществе несовершеннолетнего. Отчуждать имущество несовершеннолетнего опекун не имел права, за исключением случаев, когда это было, безусловно, необходимо.

В Древнем Риме признавался авторитет отдельных политических и общественных личностей, основанный на влиянии в обществе, доверии народа. В этой связи Мецената Гая Цильния (ок. 70-8 до н.э.) современники называли «авторитетом». Он обладал огромным родовым состоянием, неизменно находился при императоре Августе, верным другом и советником которого оставался до конца жизни. Меценат прославился также как покровитель литераторов и проницательный критик, и именно в этом качестве его имя стало нарицательным. Молодые поэты Вергилий, Гораций, Проперций нашли в нём надёжного, а главное, авторитетного опекуна.

Многие политические деятели, государственные мужи и судебные ораторы Рима стремились к авторитету у народа ради власти над этим же народом. Авторитет мгновенно возвышал человека над обществом, возвеличивал, ставил выше любого гражданина, позволяя говорить и действовать вседозволено. Именно авторитет давал возможность политическим лидерам, чаще полководцам, становиться правителями, диктаторами, триумвирами, рвущимся к фактической деспотии, монархии. Он присваивал льготное положение по отношению к остальным гражданам, имевшим по закону равные с ними права.

АВУНКУЛАТ (лат. avunculus; от avus – «родич», дядя по материнской линии). У некоторых современных т.н. «малых» народов сохранился древнейший обычай – авункулат, характеризуемый взаимными правами и обязательствами, поддерживающими близость человека к роду его матери; между дядей с материнской стороны и племянниками. Возможно, этимология этого термина восходит к праиндоевр. awo (дед, родич). У древних греков обычай возник в условиях матриархата, когда основную роль в общественных и семейных делах играли женщины и их братья. При переходе к отцовскому роду авункулат сохранил особую близость детей с родом матери. Обязанностью дяди со стороны матери была заботиться о племяннике больше, чем о собственном сыне. Поэтому племянники часто воспитывались в семьях дядей по материнской линии или селились, после женитьбы строили дома рядом с их домами, в порядке авункулокальности. Часто дяди одаривали племянников или оставляли им наследство (часть), а те постоянно прибегали к их помощи, защите, советам и т.п., не отказывая своим дядям в аналогичной помощи по старости, в болезни или при увечьях.

АГАМИЯ (от греч. agamia – безбрачие; от греч. a – отриц. част. + gamos – супружество) – медицинский термин («агамическое рождение»), когда оплодотворение совершается без участия половых органов. В юридическом поле агамия – отсутствие закона, правил или предписаний, требующих от членов сообщества вступать в брак только в своих пределах или запрещающих такие браки.

Греки первыми из древних народов оценили супружество как обычай, «угодный богам, достойный благородного эллина». Брак они представляли как возможность приумножения числа граждан, которые могли бы, прежде всего, стоять на защите интересов собственного государства. Но в браке эллин выполнял не только долг перед отечеством, он преследовал и личные цели, ибо, рождая детей, обретал в детях в опору на старость. Дети продолжали род и принимали на себя культовые обязанности по отношению к предкам, принося им жертвы, отдавая подобающие почести умершим, поддерживая и сохраняя семейные традиции.

Строгие законы и общественное мнение заставляли эллинов обзаводиться семьями. Существовал запрет на агамию, безбрачие, а в некоторых случаях обязывали обзаводиться вторыми жёнами, как это произошло с Сократом. У философа действительно было две жены – Ксантиппа и Мирто: от Мирто у него были сыновья Сафроникс и Менексен, а от Ксантиппы, «рыжей бестии», как он сам говорил, родился Лампрокл. Но это произошло не из-за распущенности Сократ. В результате почти непрерывных междоусобиц и гражданских войн Афины лишились большей части своего активного населения, взрослых мужчин. Вдовые афинянки настояли, чтобы Народное Собрание приняло временный закон «О возмещении убыли населения», по которому каждый оставшийся в живых здоровый мужчина обязан был жениться, и даже не на одной женщине, или взять на содержание другую или нескольких с целью иметь от них детей. Сократ посчитал себя законопослушным гражданином, и таким образом при нем оказались две супруги.

Государство запрещало мужчинам оставаться неженатыми, наказывали холостяков и тех, кто поздно вступал в брак, большими штрафами и моральным давлением общества. Были случаи, когда отдавали под суд женихов, если они по какой-либо причине отказывались от ранее намеченного брака, сговора с невестой. Известный спартанский флотоводец Лисандр, обручил свою дочь с молодым человеком из аристократического рода. После его неожиданной смерти выяснилось, что за невестой нет приданого – настолько Лисандра был прост в быту. Жених отказался от намерения жениться, ссылаясь на то, что ему «ещё не время». Юношу вызвали на Совет старейшин, предложили объясниться, но жених остался непреклонен. Тогда «отступника» обязали выплатить огромный штраф, но не в пользу обиженной невесты, а государству. «Не пристало спартанцу пренебрегать своим обещанием, ставить материальную сторону выше взятых на себя обязательств» – сказали юноше.

Одинокие люди, холостяки не пользовались тем уважением, каким окружали людей женатых и имеющих детей. В Спарте, например, холостая жизнь влекла за собой утрату личной и гражданской чести — атимию. Неженатые мужчины подвергались унижениям не только со стороны других граждан, но и со стороны государства, должностных лиц. Взрослые спартанцы, не состоящие в браке, должны были в зимнюю пору нагими обходить рынок-агору, распевая специальную песню: в ней они признавали, что по заслугам понесли наказание, ибо не повиновались законам. Даже закон, обязывавший почитать стариков и соблюдаемый в Спарте особенно ревностно, в отношении людей, не создавших семьи, переставал действовать.

Платон в «Законах» предлагал жениться, начиная с тридцати лет до тридцати пяти; «кто этого не сделает, будет присужден к пене и лишению гражданских прав… Таким-то образом род человеческий бессмертен, ибо, оставляя по себе детей и внуков, он… остается вечно тождественным и причастным бессмертию».

АГЕНТ (лат. agens – действенная сущность, от agere – движущая сила) – в деловом мире, доверенное лицо (юридическое или физическое), совершающее действия по поручению и в интересах другого лица, в пределах полученных полномочий и за определенное вознаграждение. В философском смысле агент представляет собой личность выразительную, сильную, живую и активную.

В Римском праве человек, подавший жалобу в суд от имени общины или государства, становился agens, агентом, или истцом (жалобщиком). При административных органах служили «agens in rebus» («действующий в тайне»), исполнявшие функции ревизоров и тайных осведомителей. Часть из них носили униформу и знаки отличия, составляли полицейскую стражу. Наделенные полнотой власти и секретностью, такие агенты вызывали оправданный страх у населения Римской империи.

Известен случай, когда император Диоклетиан (III в.), обеспокоенный спекуляцией продуктов питания, что могло вызвать недовольство простых римлян, обязал торговцев назначать предельные цены. Также ограничил потребление предметов роскоши и указал пределы оплаты труда ремесленников и подёнщиков. За исполнением императорского указа рьяно следили его «agens in rebus». По результатам их «рейдов бдительности» на рыночных площадях появились дубовые колоды, на которых палачи лихо отсекали головы выявленным нарушителям.

АГИОГРАФИЯ (от греч. hagios – святой + grapho – пишу) – дословно, «писание о святых» или биографические истории о подвигах святых, с поучениями, тесно переплетённые с научными исследованиями в данной области.

Развитие агиографии как нового по своей тематике литературного жанра проходило со становлением христианства на территории Средиземноморья в роли основной религии и, связанного с этим, распространением культа святых. Одной из наиболее ранних форм агиографии являлись протоколы, судебных процессов, на которых с допрашивали, часто с пристрастием, христианских мучеников (II-III вв.). Или же это были свидетельства очевидцев, описывающие арест, суд и казнь подсудимых, к примеру, «Страсти святых Перпетуи и Фелицитаты». К сожалению, историческая ценность подобных «страданий святых» нередко уменьшалась по мере обновления или вовсе переписывания их в более поздние времена.

Ещё одной из форм агиографического сочинения как литературного произведения признаны «изречения» отцов-пустынников (IV-V вв.) и других апологетов веры. «Житие египетского отшельника святого Антония Великого» (III в.), «Житие святого Пахомия (IV в.) и другие продолжили список повествований о святых «египетских» отшельниках. Приписываемые им высказывания в дальнейшем становились христианскими афоризмами.

АГИТАТОР (лат. agitator; от agitatio - приводить в движение) – носитель убеждений в пользу какого-либо предприятия (выборов) или общественно-значимой идеи; член предвыборной команды.

В Древней Греции агитатором (от греч. agito – понуждать, устремлять) называли погонщика рабочей скотины (быка), поскольку он настойчивыми действиями понуждал животное на пахоте идти в нужном направлении, в борозде. По аналогии, «агитатор» выступал в роли возницы в состязаниях конных колесниц. Во время бега агитатор обвязывал вожжи вокруг своего тела, освобождая руки для действия погонным бичом, а во время чрезвычайной ситуации, если на повороте колесница вдруг опрокидывалась, успевал обрезать вожжи ножом, который всегда держали в головной повязке, и соскочить на землю.

В цирках Древнего Рима агитаторы во время конных состязаний управлялись так же, как и греческие возницы. В сражениях им приходилось к тому же защищать щитом второго седока, своего боевого товарища, лучника или копьеметателя.

Знаток русского языка Владимир Даль показывает агитацию как «народные или сословные смуты, подговоры, наущения и волнение, тревога». Поэтому агитатор у него – «волнователь, подстрекатель, смутчик (смутьян, от смуты), зачинщик мятежа». Не правда ли, забавное пояснение!

АГНАЦИЯ (лат. agnatio – кровное родство) – в генеалогии родственная связь по мужской линии.

В гражданском праве Древнего Рима существовала агнация как связь между собой лиц по мужской линии путём рождения наследников или усыновления родственников, принадлежавших к одной семье. Родные брат и сестра считались агнатами, но уже дети сестры к кругу агнатов не принадлежали. При усыновлении новый член семьи выходил из прежнего агнатства, чтобы вступить в агнатство приёмного отца. Во времена Империи прежние преимущества агнатов в отношении прав наследования были несколько ограничены, так как появились когнаты и аффины, имевшие родственные отношения между одним из супругов с родственниками другого, установившиеся через женитьбу. Но при расторжении брака отношения аффинатас прекращались.

АГОНИЯ (греч. agonia; от agonборьба) – в медицине, состояние, предшествующее наступлению смерти и характеризующееся глубоким нарушением функций высших отделов мозга. В переносном смысле, – состояние чего-нибудь перед концом, гибелью (например, «агония олигархической власти»).

Древние греки воспринимали термин agonia как «самоотверженное состязание на пределе человеческих возможностей». Это чуть ли не самоистязание, являвшееся отличительной чертой гражданина, свободного человека Эллинами героического времени владело неудержимое стремление одержать верх над сильным противником – будь то человек в политике или дикий зверь на охоте, опасное морское пространство или неизведанные земли. Особенно наглядно это проявлялось в состязаниях атлетов или на т.н. мусических состязаниях, где люди мирных профессий – поэты, драматурги, актёры, музыканты – с полной отдачей доказывали мастерство перед неравнодушными зрителями. С такой же страстностью эллины были готовы умереть за свои политические идеи в борьбе за власть.

С V века до н.э. термин агония обрела иной оттенок, когда на олимпийские и другие панэллинские игры проникла коммерцизация, на стадионы помимо любителей пришли профессиональные атлеты. Проявились случаи подкупа судей и противников, умышленное членовредительство соперников, после чего состязания стали синонимами силовой борьбы и материально заинтересованной устремлённости к победам.

По образу и подобию Игр в Греции римляне проводили у себя ежегодные «всеримские» состязания – агоналии (9 января, 20 мая и 10 декабря), во время которых совершались обильные жертвоприношения крупнорогатым скотом. Возможно, поэтому и произошло понятие «агония» (от agereзакалывать скот).

АГОРАФОБИЯ (лат. agoraphobia; от греч. agora – площадь) – подверженность человека страха публичных мест и открытых пространств, заставляющая его сторониться их.

Агора — городская площадь в древнегреческих полисах, где обычно размещались торговые ряды (рынок), культовые и общественно значимые сооружения и административные здания. Агора начиналась как место общегражданских собраний, её окружали также галереи с ремесленными мастерскими, храмы; было принято по периметру площади устанавливать статуи богов, городских покровителей, и национальных героев. Для контроля за соблюдением порядка на агоре назначались специальные должностные лица — агораномы, обязанностью которых было следить за правильностью употребляемых мер, и ситофилаки, наблюдавшие за хлебной торговлей, и др.

АГРАРНОЕ ПРАВО (от греч. agro – земля) – система правовых норм, регулирующих аграрные отношения, возникающие в сфере сельскохозяйственной деятельности.

В Греции «догомеровского периода» (до XII вв. до н.э.) частная собственность на землю полностью отсутствовала. По мере колонизации новых земель и образования всё большего числа городов-полисов (VIII-VI вв. до н.э.) родовая знать захватывала лучшие земли, подчиняя себе остальных членов общин. Появилось долговое право, в силу которого несостоятельный должник отвечал перед кредитором не только своим имуществом, но и личной свободой и свободой членов своей семьи. Аннулирование долгов с земельных наделов (т.н. «сисасхия»), что имело место, например, в Афинах при Солоне (594 до н.э.), привело к укреплению частной собственности на землю и появлению земельного (аграрного) права. Спартанский царь Агис, а за ним Клеомен (сер. III в. до н.э.) также отменяли аграрные долги и провели конфискацию земель у олигархов в пользу малоземельных граждан.

История римского народа знает время, когда общим было всё: земля для пахоты, пастбища и плодоносящие сады, не говоря уже о лесах и водах. Один из первых царей, Нума Помпилий (VIII в. до н.э.), раздал землю каждому свободному гражданину, – «чтобы могли вырастить урожай и скот, по мере усердия своего». Он говорил: «Земледелие способствует миру: тот, кто обрабатывает землю, не хочет, чтобы плоды его труда погибли в войне. Однако земледелец будет храбро защищать свою землю от врагов, и с развитием земледелия воинская доблесть не исчезнет. Не будет только несправедливой, алчной, корыстолюбивой воинственности, приносящей людям несчастья».

Со временем происходил процесс разорения одних землевладельцев и обогащение других; бедные лишались своих наделов в погашение своих долгов. Появился класс крупных землевладельцев-олигархов. Такое положение ослабляло могущество Рима, что вызывало беспокойство политиков и государственных деятелей. Начало движения свободного гражданства по изменению аграрного законодательства относится к времени народного трибуна Тиберия Семпрония Гракха (162-133 до н.э.), предлагавшего ограничить право аренды общественных полей крупными землевладельцами определенной нормой. Все излишки общественных земель конфисковались в пользу остальных граждан, которые выплачивали государству небольшой налог, но уже не имели права продать или дарить свой участок. Это была действенная мера с целью предотвращения продажи земли по причине долгов, задержать разорение мелких земледельцев. Осуществление такого дерзновенного проекта оказалось трудным из-за сопротивления партии власти.

В середине II в. до н, э. с подобными предложениями выступал Марк Порций Катон, а в 141 г. до н.э. был даже подготовлен законопроект Гаем Лелием. Но и в этот раз у сторонников аграрной реформы оказались достойные противники, не позволившие довести их планы до конца. При императоре Нерве (96-98 н.э.) борьба между олигархами, стоявшими у власти, и аграриями (лат. agrarii), сторонниками проведения справедливых аграрных законов (leges agrariae – разделение земли), происходила с переменным успехом.

АГРЕГАЦИЯ ИНТЕРЕСОВ (от лат aggregation – присоединение) – процесс, в ходе которого политические партии делают более однородными множество частных требований, предъявляемых к правительственным структурам.

Древние римляне употребляли термин aggregare («соединять») в случаях, когда пастуху надо было собрать вместе пасущихся животных в стадо (лат. grex – стадо). Следовательно, агрегат означает «согнанный в стадо, в кучу». Потом термин стал означать «сложное целое», или машину, состоящую из многих, соединенных друг с другом механизмов. Этот термин перешёл также на другие образы, когда требовалось обозначить скопление каких-либо предметов или груду вещей, образовавшуюся путем хаотичного нагромождения, или агрегацию.

В русский язык слово «агрегат» пришло в начале XVIII в., означающее «совокупность разнотипных машин или устройств, составляющих единое целое и выполняющих одну работу. До этого времени оно имело разные толкования: например, «беспорядочный сбор научных сведений», «смешение однородных и неоднородных веществ» и т.д.

АГРЕМАН (фр. agrement – одобрение; от греч. agoraсобрание) – в международном праве, согласие одного государства принять конкретное лицо в качестве главы дипломатического представительства другого государства. Во избежание недоразумений такое согласие испрашивают предварительно.

В древнегреческих городах агора́ (от греч. agreer – одобрить) представляла собой центральную площадь, где на сходах граждан решались важные политические и другие вопросы, включая судебные процессы. Своё название агора получила от «агорай» – так называли праздношатающихся людей, бездельников. Однако когда граждане стали принимать все большее участие в жизни своего города, участие в собраниях превратилось в увлекательное и очень ответственное дело. Отсюда, посещение собраний вошло в норму, и агорой стала обозначать место, площадь, где происходили эти собрания. Впоследствии агора стала служить также рынком, она украшалась храмами, статуями богов и общественными зданиями, т. е. превратилась в центр городской и государственной жизни. Агора также служила местом сбора граждан для участия в торжественных шествиях по улицам города во время священных праздников.

АГРЕССИЯ (от лат. aggressio — нападение) – демонстрация превосходства в силе или применение силы по отношению к другому человеку или группе лиц, проявляющаяся в деструктивном поведении, противоречащим нормам сосуществования людей и наносящим вред объектам нападения.

Древние греки называли агрессорами (греч. aggressor; от аgrestisдикий, свирепый, грубый) морских пиратов, разбойников на дорогах и городских грабителей, как носителей кровавой необузданной агрессии, нападавших на мирных беззащитных граждан. Иное дело, Рим, где в судебных заседаниях судьи и публика, которая набивалась в эти дни в помещение суда, с удовольствием внимали речи ораторов и адвокатов, которые отличались экстравагантностью, экспрессивностью и резкими высказываниями в обвинениях противной стороне. Они вели себя несдержанно и, даже больше, агрессивно (аggresior), что часто позволяло выигрывать заведомо проигрышные дела.

АГРОМАНИЯ (лат. agromania, от греч. agro – земля + mania – влечение) – у некоторых людей почти болезненное стремление к жизни в одиночестве на лоне природы.

Для древних греков работа на земле считалась полезным занятием для государств, проявлением патриотизма и гражданственности. Афинский историк и писатель Ксенофонт (ок.430- 355 до н.э.) оценивает земледелие и сельское хозяйство вообще чрезвычайно высоко. «…Даже очень удачливые люди, — пишет он в «Домострое», — не могут обойтись без земледелия. Занятие им доставляет приятность, умножает дом и упражняет тело так, что оно делается способным ко всему, что подобает свободному человеку. Во-первых, земля дает то, чем люди живут, и вдобавок то, от чего они получают удовольствие… Во-вторых, множество съедобных вещей она частью производит, частью питает, ведь и скотоводство связано с земледелием… Но, доставляя всякие блага в изобилии, земля не позволяет брать их легко, а приучает переносить и зимний холод, и летний зной. Тем, кто работает своими руками, она дает упражнение, а тех, кто заботливо наблюдает за полевыми работами, укрепляет тем, что заставляет рано вставать и быстро ходить, ибо в деревне, как и в городе, все хорошо делать в свое время… Затем, если хочешь защищать свое отечество на коне, земледелие дает более всего возможности содержать и коня; если хочешь служить в пехоте — оно делает тело крепким. Земледелие побуждает предаваться трудам охоты, потому что легко доставляет корм собакам и вместе с тем растит диких зверей. Но получая пользу от земледелия, лошади и собаки, в свою очередь, приносят пользу хозяйству: лошадь рано утром вывозит хозяина на работы и дает ему возможность поздно вечером возвратиться, а собаки отгоняют зверей от посевов и стад и делают безопасным уединение… Земля побуждает земледельцев также защищать страну с оружием в руках, потому что хлеб, производимый ею, легко может стать добычей победителя». Обрабатывать землю, полагает Ксенофонт, необходимо и из соображений воспитательных: «Земля учит даже справедливости тех, кто может понимать ее уроки, потому что кто больше всего ухаживает за ней, тот больше всего от нее и получает… Земледелие приучает также помогать друг другу. Как на войну надо идти с людьми, так с людьми же нужно идти и на полевые работы… Часто так же приходится хозяину поощрять работников, как командиру солдат… Хорошо сказал тот, кто земледелие назвал матерью и кормилицей всех искусств. Действительно, когда хорошо идет земледелие, тогда и все прочие занятия процветают; где же земля принуждена оставаться невозделанною, там, можно сказать, все занятия приходят в упадок и на суше, и на море»

Занятия сельским хозяйством для представителей римской знати считались крайне почетными, не в пример ремесленническому труду и торговле, презираемым обществом. Поэтому многие политические деятели и государственные мужи стремились укрыться в сельской местности, отрешившись от суеты огромного и шумного Рима, в котором к концу I в. до н.э. уже насчитывалось более полумиллиона жителей. Это видно по многочисленным художественным фрагментам в искусстве и произведениям авторов (Гесиод, Катон Старший, Варрон, Колумелла, Палладий, Сенека и др.). У римлян даже первоначальное понятие «cultura» воспринималось лишь в значении «обработка и уход за землёй» или «возделывание нивы». Отсюда, agricultura, или агрикультура.

Большинство загородных вилл предназначались их хозяевами в основном для отдыха, беспечного времяпрепровождения, но ещё и для творчества. На своей тускуланской вилле Цицерон отдыхал и занимался подготовкой судебных речей и политических заявлений, трудился над сочинениями по ораторскому искусству, сочинял литературные статьи и знаменитые диалоги, вошедшие в сборник «Тускуланские беседы». Со II века до н.э. римляне начали заниматься устройством крупных аграрных имений – вилл, где устраивались виноградные плантации, оливковые рощи и сады. Римские авторы утверждают, что на некоторых плантациях в сезон уборки одновременно могли работать до 4000 рабов и столько же наёмных работников! Здесь занимались посадками деревьев и сельскохозяйственных культур, обработкой почвы (осушение или полив, унавоживание и культивирование), выращиванием плодов, сбором и переработкой урожая. Хозяевам таких плантаций, жестоко эксплуатирующих рабский труд, оставалось лишь выгодно продать продукцию и получить прибыль.

АГРОНОМ (от греч. agro – земля, поле + nómos — закон) – специалист, владеющий полеводческой наукой и практическими приёмами по возделыванию сельскохозяйственных культур, работающий на земле.

В древнеримских городах агроном – выборная должность. Коллегия агрономов следила за кадастром земель, руководила наделением свободнорожденных граждан земельными наделами, вела учёт государственных, частных и выморочных земельных участков. Римская агрономия возникла в процессе практической деятельности человека на земле, накопив большой эмпирический материал в виде агрономических правил и наставлений по сельскому хозяйству. Выдающимся римским агрономом считался Люций Юний Модерат Колумелла (ок.4-70 гг.), написавший труды о культурном ведении сельскохозяйственного производства.

АДАПТАЦИЯ (лат. adaptatio; от adaptare – соответствовать)- приспособление строения и функций организма к изменению внешних и внутренних условий существования человека и других представителей живой природы.

Древнегреческая философия призывала людей жить сообразно с природой, покорно переносить невзгоды, ибо «в мире все фатально предопределено». Следовательно, надо было приспосабливаться, соответствовать – адаптироваться с условиями существования. Так делалась попытка показать преимущественно нравственные признаки, отличающие человека от животного. В качестве социальной ориентации человека была сформулирована установка на его адаптацию, или неукоснительное следование предначертанному ему свыше пути. Отсюда вера в многобожие, сохранение сильных мифологических традиций.

Адаптация в Римском праве происходила за счёт сокращения и упрощения древних законодательных текстов, Кодексов, которые, по мнению юристов, уже устарели, потеряли своевременность и значимость в новых исторических условиях. Это не всегда было вызвано необходимостью, зачастую, приводило к не только упрощению судебного производства, но и к ошибкам судей, волюнтаристкому толкованию законов. Некоторые императоры, тяготеющие к монархической власти, безраздельтно пользовались подобной адаптацией, подминая судебную систему и законодательство под себя.

АДВЕНТИЗМ (лат. adventus — пришествие) – религиозное движение, зародившееся в начале XIX века среди групп баптистов, методистов и других протестантов «в ожидании скорого Второго пришествия Христа.

Адвентизм был известен с античности, но это было всего лишь проявление обряда жертвоприношения, когда верующие обращались к Небу, призывая богов вернуться (от лат. аdvent – возвращение) к алтарю и вкусить лучшие жертвенные куски. Считалось, что боги после насыщения с «жертвенного стола» будут благосклонны к людям, выслушают просьбы и «подадут, если не знамения, то знак или хотя бы совет. Явление адвентизма характерное для античного язычества, перешло в христианство, где получило развитие в учении о грядущем пришествии воскресшего Иисуса, в связи с его предполагаемым возвращением к людям.

АДВОКАТ (лат. advоcatus – покровитель). Физические и юридические лица, вынужденные обращаться в суд для разрешения своих проблем, обычно прибегают к услугам адвоката, юриста, который посредством консультаций или представительства их интересов в суде оказывает им профессиональную правовую помощь.

Адвокатура была известна с античных времён. В Древней Греции отдельные граждане или противоборствующие политические группировки довольно часто обращались в высшие органы правосудия (в Афинах – Ареопаг) с просьбами защитить их от самоуправства и несправедливости, которую они, по их представлению, претерпели от должностных лиц или от другого гражданина. Поначалу сторонам приходилось лично являться в суд и защищать свои права самостоятельно, прибегая к помощи т.н. логографов – составителей судебных речей. Но если купленную у него речь, заучить, чтобы произнести на суде, еще было возможно, то предугадать, какие доказательства, вопросы и обвинения прозвучат в судебном процессе, было маловероятно. А плохо говорить в судебном процессе – защищаться или обвинять – означало почти наверняка проигранное дело! Тогда и появились судебные ораторы, избравшие своей профессиональной деятельностью произнесение речей в интересах своих клиентов. Стороны по-прежнему обязаны были являться на суд лично, но после произнесения первой речи просили суд, чтобы вторую речь (девтерология) сказал кто-то из посторонних лиц. Затем к делу приступали ораторы защиты и обвинения. Исторические памятники донесли до нас высокие образцы красноречия таких ораторов как Демосфен, Лисий, Эсхин.

В Греции существовала большая категория лиц, например, метэки («иногородние»), не имевшие политических и многих иных прав. Им было запрещено обращаться в судебные органы, тем более с жалобой на свободного гражданина. По этой причине метэки решали свои проблемы в судах только с участием адвокатов, иначе, «соговорящих» (syndikos), назначаемых государством. Женщины-гречанки по закону тоже были вынуждены общаться с правосудием через адвокатов. Но в то время участие адвокатов было безвозмездным, в чём эллины видели высшее достижение народной демократии.

Институт профессиональных адвокатов-юристов в Греции так и не успел оформиться, поскольку греческие города утратили свободу (сер. IV в. до н.э.), попав под македонское владычество, за которым последовала римская экспансия. Появилась чуждая судебная система, после чего история греческого правосудия слилась с историей Римского права. Первыми римскими адвокатами (от лат. advocatorзаступник; от ad-vocoпризываю) были патроны, покровители и защитники неполноправных членов римского гражданского и политического общества, а именно клиентов и вольноотпущенников из рабов. Патроны не только защищали их в суде, но и толковали им законы, давали юридические советы, руководили ими при заключении сделок. Услуги этих первых римских адвокатов вознаграждались особым к ним почетом и добровольными приношениями клиентов. Цицерон с гордостью отмечал, что «у греков помощниками ораторов являются в судах люди низкого происхождения, привлекаемые ничтожной платой, у римлян же, наоборот, – лучшие и знатнейшие мужи». Только когда патронат окончательно деградировал, и изучение права сделалось достоянием всех желающих, адвокатская профессия получила, наконец, своё развитие.

В противоположность юрисконсультам, которые после издания XII таблиц из простых советников обратились в толкователей и законников права, адвокаты занимались судебной защитой. Они по-прежнему продолжали называться патронами до самого конца республики. Что касается термина «адвокат» (advocatus), под этим названием подразумевались родственники и друзья тяжущегося, которые являлись вместе с ним в суд и подавали ему советы или просто своим присутствием выражали поддержку.

С течением времени название «адвокатов» было распространено на лиц, которые помогали тяжущемуся вести процесс, собирали документы, покрывали издержки, приготовляли средства защиты. Иногда адвокатами именовались обыкновенные свидетели. Известно, например, что римские императоры не раз являлись в суд в качестве таких адвокатов. Разница между всеми этими соприкасающимися с настоящей адвокатурой родами судебной деятельности ясно выражена Асконием Квинтом, римским писателем, написавшим превосходные комментарии к речам Цицерона: «кто защищает кого-либо в суде, тот называется патроном, если он оратор; адвокатом, если он помогает юридическими советами или своим присутствием выражает дружеское участие; поверенным, если ведет дело, и коннитором, если принимает на себя дело присутствующего и защищает как будто свое».

По древней римской традиции адвокат считался «другом обвиняемого», и его помощь в судебном заседании на первых порах была безвозмездной, как в Греции, иначе «дружеской услугой». В период поздней Империи возникла система «аппеляционных обращений», чего не было раньше, в которой государственный Совет, «Консистория», был последней инстанцией. Работа с ним требовала невероятных усилий и больших материальных затрат со стороны защиты. В таких условиях работы адвокатам заметно прибавилось, и за свой труд они стали требовать с клиентов определенные суммы. Ответчики в суде теперь почти легально выплачивали своим адвокатам т. н. «гонорары», но выплата разрешалась только после окончания судебного процесса. На суде же адвокат давал клятву, что он не получал ни денег, ни подарков, и клиент давал такую же клятву, что он адвокату ничего такого не давал.

Время от времени римские императоры пытались ограничить размеры адвокатских гонораров, но умелые и грамотные в своем деле профессионалы обходили все существующие по этому поводу законы. К примеру, они не брали с клиентов денег, зато сами клиенты «по первой их просьбе давали в долг»! Была ещё одна такая возможность обогащения адвокатов: по особенно запутанным делам они получали т.н. «завещательные дары», когда клиенты в благодарность за выигранные процессы включали их или членов адвокатских семей в свои завещания, передавая им, таким образом, внушительные имущественные доли. Благодаря подобным посмертным «дарам» Цицерон, например, в течение 30 лет успешной судебной практики «унаследовал» более 20 млн. сестерциев (1 сест.= 15 гр. сер.)!

АДДЕНДУМ (англ. addendum; от лат. addere – добавлять) - согласованное сторонами дополнение к ранее заключенному договору, изменяющее или восполняющее те или иные его условия.

Понятие аддендума применялось в Римском праве при заключении договоров, в основном, при займах, когда заёмщик давал обязательства возвратить в срок денежную сумму или такой же ценности вещи. Заимодавец был правомочен требовать возврата заёмной суммы, составляющей предмет договора – на древнейшем этапе римской истории замена сторон в договоре не допускалась. Но с оживлением хозяйственной жизни появились всякого рода юридические новации, которые допускали прекращение обязательств одной из сторон путем замены новым обязательством или дополнением к договору. Это происходило при изменении личности кредитора (deleqatio), либо личности должника (expromissio), либо вводились новые условия или срок от первоначального обязательства. Замена кредитора через аддендум происходила по соглашению между должником и новым кредитором, в результате которого два последних лица становились сторонами нового договора с прежним содержанием.

АДЕКВАТНОСТЬ (от лат. adaequatus – приравненный) – соответствие (или сходство) отображения (образа, знания) оригиналу-объекту, благодаря чему они имеют характер объективных истин. Если поведение человека согласуется с принятыми в данной области стандартами оценивания, или если осуществляемые на ее основе действия приносят позитивный результат, такое поведение получает значение адекватное.

Поведение человека в античном обществе всегда заботило членов этого общества, особенно государственную власть. Люди, ведущие себя необычно, «не как все» – не адекватно – вызывали не только удивление, но и озабоченность, а то – подозрение или даже пренебрежение. Многие мудрецы и философы были в числе отвергаемых обществом, поскольку не желали жить по общепринятым установкам и понятиям, не разделяли желания «стадного» общения в городских праздниках или обычных пирушках, выделяясь необычной мудростью, интеллектом. Таких не понимали и сторонились как чумных. Достаточно назвать имена Пифагора, Сократа, Демокрита или хотя бы странного, «плачущего философа» Гераклита «Тёмного» и киника Диогена из Синопа, шокирующего вызывающим отношением к морали. А баснописец Эзоп, лишенный жизни дельфийцами за свою несдержанность в высказываниях о власти и горожанах? Эти «странные люди» к тому же предпочитали жить особняком (или, как Гераклит – в пещере и на кладбище, а Диоген – в глиняной посудине из-под зерна – пифосе). Не понятый, или хуже, отвергнутый общественным мнением человек в лучшем случае считался чудаком, но его неадекватное пребывание среди сограждан им казалось неуместным.

АДЕПТ (лат. adeptus – достигший) – человек, посвященный в таинства науки, искусства или секты, ревностный приверженец какого-либо учения, идеи. У средневековых алхимиков адептом именовался человек, посвященный в тайну получения «философского камня». Следовательно, он обладал тайной «превращения» металлов и руд в золото или получения «жизненного эликсира, бессмертия или долголетия».

Сократ, неустанно беседуя с учениками и просто слушателями о храбрости, благоразумии, справедливости, скромности, изо дня в день воспитывал адептов своего идеала человека. Он хотел видеть в афинских гражданах добродетельные качества, при этом отрицал демократию как ненадёжную форму государственного управления. Сократ предпочитал аристократию всем другим структурам, считая только этот класс, как власть немногих знающих и моральных людей, способным построить «идеально справедливое» гражданское общество. Монархия, которая опирается на законные права, а не на насильственный захват власти, по его мнению, обладает моральным значением.

Адептами стоицизма считались античные философы Эпиктет, Сенека, Марк Аврелий и др. По их представлению, «всё в мире подчиняется власти строгой необходимости, оттого вся этика стоицизма базируется на принципах согласия с природой и подчиненности Судьбе»… «Не желай, чтобы все происходило, как ты хочешь, отмечает Эпиктет, — но желай, чтобы все происходило так, как происходит, и будет тебе хорошо в жизни». Смысл жизни заключается, по его мнению, в достижении душевного покоя, в преодолении страха перед смертью, в совершенствовании себя. Еще более отчетливо позицию согласия с природой и подчиненности Судьбе сформулировал Марк Аврелий: «Если не можешь изменить обстоятельства, то измени к ним свое отношение».

АДЕЯ (греч. adeia – безопасность) – государственное поручительство, которое даёт определенному лицу возможность безопасно и безнаказанно совершать известные действия.

В законодательстве Древней Греции и Рима adeia была распространённым явлением. Демосфен сравнивает её с особыми почётными отличиями, например, с правом носить венок. В адее больше всего нуждались рабы и чужестранцы, которые ради свободы или желанного гражданства хотели донести властям о каком-либо преступлении, угрожающем безопасности страны их пребывания. Назначенная государственному должнику адея позволяла снять с него долг, иначе он не мог участвовать в государственных делах – выборах или назначению на должность. Но адею следовало ещё получить, её давало Народное собрание; в некоторых, особых случаях — Совет.

АДИАФОРА (греч. adiaphora — безразличное, малозначительное) – термин, определяющий такие вещи или поступки, которые не являются ни добром, ни злом. Поэтому в состоянии адиафоры нет основания, ни стремиться к добру или злу, ни избегать их.

Греческие философы пытались разобраться, что есть Добро и Зло, и что расположено между добродетелью и пороком. Хотя согласно учению киников и стоиков, для морали это не имеет значения, т.е. adiaphora – безразличное. Она означает вещи и взаимосвязи, которые сами по себе ни положительны, ни отрицательны. В то же время по отношению к благу они являются добродетелью, а по отношению ко злу – пороком (напр., жизнь, здоровье, богатство).

Разделение сущего «на благо, зло и то, что между ними» (то есть ни то, ни другое), формировалось параллельно в академической (у Платона), и кинической традициях, а к концу IV в. до н. э. стало нормой. Адиафоры делились на «предпочитаемое» (здоровье, сила, богатство и т. п.), «непредпочитаемое» (отсутствие первого) и «безразличное» (не вызывающее ни стремления, ни отталкивания). В этике стоицизма понятие адиафоры стало термином, обозначающим «природные, но не зависящие от нас, внешние» вещи, не являющиеся объектом морального выбора (конечной целью).

В христианской этике под этим словом понимается то, что, исходя из божественных заповедей, прямо не запрещено и не разрешено, поступки или деяния, которые безразличны сами по себе. То есть, они не могут быть в случае их совершения оценены ни как хорошие, ни как плохие. Это, в первую очередь, относится к обрядовой стороне, соблюдению некоторых обычаев, рассматриваемых как несущественные в рамках той или иной конфессии, т.е. как безразличные с точки зрения их соблюдения или несоблюдения. Поскольку как то, так и другое не нарушает главных принципов Священного Писания. В российской действительности ведутся споры, например, вокруг формы одежды для верующих, или же, в частности – женской косынки во время посещения храма, что практически и сводится к понятию «адиафора».

АДИНАМИЯ (от греч. а – частица отрицания + dinamis – сила) – термин, относящийся больше к физическому понятию (динамика – dinamis, имеет отношение к единице силы – дина, равной силе, которая массе в 1 гр. сообщает ускорение 1 см/с2). Адтнамия может проявляться в снижении или вообще отсутствии динамизма развития производства, или же в двигательной активности человека, резком упадке сил при голодании, длительных заболеваниях и пр.

В древнегреческой философии термин динамис (греч. dynamis — сила, предрасположенность к силе, действующая способность) обозначала, прежде всего, духовную силу, но это же относилось к понятию «авторитета, военной мощи или целебной силы». У Аристотеля динамис – потенция, возможность, в противоположность энтелехии (от греч. entelecheia – завершение, осуществленность) – форме, которая осуществляется в веществе; активное начало, которое превращает сначала возможность в действительность, а последняя приводит существование возможности к завершению.

В народных суевериях (колдовские папирусы, геометрические сочинения) динамис представляет собой учение о сверхъестественной всеобщей силе. Постепенно знание о динамис переросло в учение о всеобщей силе и производимом движении; отсюда, динамизм – богатство движения, адинамия – резкое снижение активного движения.

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ (от лат. administratio – служение, оказание помощи) – в гражданском, юридическая ответственность физических и юридических лиц за совершение административного правонарушения.

В римском государственном управлении существовала должность администратора (лат. administrator, от administratio – служение), представляющая наместника императора или его уполномоченного в провинции или регионе. Администратор направлялся по решению сената в должности правителя, в полномочия которого входило контролирование исполнения законодательства на вверенной ему территории, сбор государственных налогов. На время военных действий с внешними врагами Рима, администратор назначался полководцем, командующим региональными вооружёнными силами, в т.ч. приданными ему Сенатом римскими легионами.

АДОПТАЦИЯ (лат. adoptatio – усыновлять) – узаконенное признание отцовства детей, рождённых вне брака. Также принятие на воспитание детей, лишившихся попечения собственных родителей, с установлением между усыновленным и усыновителем правовых (личных и имущественных) отношений, как существующих между родителями и детьми.

В Древней Греции адоптация была распространённым явлением. Она означала усыновление чужого ребёнка в новой семье с закреплением за ним всех имущественных и политических прав гражданина. В Афинах действовал «Закон Папирия», позволяющий усыновить ребёнка или взрослого мужчину в случае, если в данной семье не было лиц мужского пола. Для совершения такого акта усыновителю достаточно было выйти на рыночную площадь и в присутствии нескольких свидетелей и даже посторонних прохожих громко объявить о своём решение осуществить адоптацию.

Римляне могли усыновить ребёнка только с согласия родного отца, а в случае его смерти, родной матери ребёнка. Но в том и другом случае требовалось разрешение городской власти. В богатых римских семьях практиковалось усыновление рабов, но прежде рабу давали свободу, или он мог её сам себе купить. Но это происходило только в том случае, если дальнейшее пребывание усыновлённого оказалось бы полезным для обеих сторон. В основном это касалось имущественных интересов усыновителя. Усыновлять мог, как правило, только мужчина (женщина — в виде исключения, именно если она до усыновления имела де­тей и их потеряла). Усыновитель не должен быть под­властным и должен быть старше усыновляемого не меньше, чем на 18 лет.

Побудительными причинами адоптации являлись такие причины, как отсутствие прямых наследников и желание сохранить родословную по мужской линии, или возможность укрепить дружественные семейные связи в политических целях. Многие римские императоры, стремясь упрочить собственные приоритеты власти и не имея достойных преемников из ближайших родственников, прибегали к адоптации как к выходу из тупиковой, казалось, ситуации. Первым, кто это сделал из римских правителей, был Гай Юлий Цезарь. В 98 г. до н.э. он усыновил своего внучатого племянника Гая Октавия, будущего римского правителя Августа. Политический процесс усыновления императорами «чужеродных» лиц продержался до сер. II в. н.э., представляя собой единственный способ выборов наследников, достойных римского престола.

АДОРАЦИЯ (лат. adoratio – почитание) – в религиозном смысле, акт почитания божества и лиц, которым приписываются прерогативы божества, святых и предметов, связанных с ними, либо с божеством. Или это почитание достойных, уважаемых людей, а также лиц, наделенных властью.

Происхождение культа адорации (лат. adoratio – поклонение, от ad os (oris) – «к устам») относится к языческим временам (например, «целование» обожествлённых идолов). С появлением религий адорация выражалась у различных народов по-своему. Например, персы повергались ниц перед правителем, целовали землю, руки или ноги правителя, как «наместнику бога на земле». У греков такое почитание не было принято, при обращении к властителю не снимали даже головного убора. Хотя Александр Македонский не возражал, чтобы при его царском дворе появились персидские обычаи низкопоклонства. Этим он вызвал открытое недовольство гордых несгибаемых эллинов, близких друзей, решившихся по этой причине на заговоры.

У греков и римлян республиканского периода адорация совершалась так: правую руку простирали по направлению к священному изображению, подносили руку к устам, целовали ее и как бы посылали поцелуй божеству; затем повертывались направо; при этом покрывали, вероятно, голову и лоб верхней одеждой. Во времена императоров поклонение по персидскому обычаю уже было узаконено (Диоклетиан, 284-305 гг.), и отступление от установленной адорации считалось государственным преступлением.

В античном искусстве адорация выражалась изображением фигуры человека «с магическим смыслом». Например, фигура (преим. женщины) с кувшином на голове и поднятой правой рукой или простертыми к небу руками означала «заклинание дождя». В раннехристианском искусстве (особенно в росписи катакомб) адорация служила для передачи образа просящего или его просящей души

АДСКРИПТИЦИЙ (лат. adscriptusм– прикреплённый) – закрепление крестьян за земельным участком, который они обрабатывают в пользу собственника этой земли.

В общем понятии адскриптиция обозначало арендатора, который вместе со своим участком числился в податных списках. Адскриптиции образовывали в колонате поздней Римской империи особую социальную прослойку, положение которой постепенно ухудшалось. Приписной колон не имел права покинуть землю, к которой был прикреплен, что подчеркивало социальную близость адскриптиция-колона к рабу. Имущество адскриптиция и он сам, как и раб, принадлежал фамилии своего господина. Позднее adscriptus censibus назывался включённый в податные списки зависимый «крепостной» крестьянин.

АДЪЮНКТ (от лат. adjunctus – приставленный) – лицо, занимающее младшую учёную должность в академиях и в высших учебных заведениях, также аспирант военного учебного заведения.

В Академии наук и ряде университетах царской России адъюнкты появились, как адъюнкт-профессора (помощник профессора), в подражание французской системе образования и управления, где адъюнктами называются помощники мэров. Кроме того, название adjoints носят некоторые низшие чиновники во французском военном управлении. С 1884 года должности адъюнктов были исключены из общего университетского устава России, а вместо них введены штатные доценты. При некоторых университетах и академиях второй заместитель известной научной кафедры называется адъюнкт, так как его обязанность преимущественно состоит в том, чтобы помогать и заступать на место главного представителя. По аналогии с адъюнктом, офицер, состоящий при начальнике для различных поручений, называется адъютантом (от лат. adjutans или adjutantis – помогающий). Адъюнктом также называется помощник (викарий) пожилого лица духовного звания, который уже не в состоянии исполнять своих обязанностей во всем их объеме.

АДЮЛЬТЕР (лат. adulterium; от. adulter – неверный, развратный) – прелюбодеяние, нарушение супружеской верности.

Впервые термин adulter появился в Древней Греции как обозначение подделывателя монет; так называли фальшивомонетчиков. Кстати, когда граждане Синопа изгоняли из пределов города своего земляка Диогена, тогда еще юного сына рыночного менялы, они инкриминировали ему подделку монет, или адюльтер. Позже мудрец со смехом рассказывал своим афинским знакомым, что «если бы не этот самый адюльтер, не быть ему философом».

В Афинах, как и в других греческих государствах, при адюльтере, т.е. «фальшивом» браке – измене – муж имел право самостоятельно наказать жену за нанесенное ему оскорбление. Если он не желал сам воспользоваться этим правом, то мог подать в суд жалобу на виновного. Жена подвергалась атимии («бесславие, презрение») — одному из тяжелейших наказаний, влекших за собой лишение прав гражданского состояния, публичное бесчестие и презрение провинившегося. Она должна была немедленно оставить дом мужа.

В Риме муж, заставший жену на месте преступления, имел право убить ее (что разрешалось и отцу виновной) или развестись с ней. Но муж мог развестись с женой только в одном из трёх случаев: если доказана измена жены (поведение мужа в данном случае не подлежало обсуждению), отравление детей (вероятно, такое бывало) и утеря женой ключей от дома. Разведённый муж терял приличную часть своего имущества, ибо половина состояния обычно оставалась у оставленной им жены, а вторая часть отходила в пользу храма Цереры. Поэтому римлянин должен был прежде хорошо подумать, разводиться ли ему с неверной женой. Зато он имел возможность лично наказать провинившуюся жену на глазах родственников с её стороны, приглашенных по этому случаю.

Борясь с безнравственностью, все более и более распространявшейся под конец существования Республики, консул Гай Юлий Цезарь Октавиан (Август) издал закон об адюльтере («Закон Юлия»), которым ограничивалось древнее право личной мести, а наказанием устанавливалось лишение значительной части имущества и изгнание. Теперь обманутый муж (или отец дочери-изменницы) не имел право убить прелюбодействующую жену (дочь) вместе с её любовником, пойманными на месте преступления. Если муж обнаруживал постороннего мужчину на запретной половине супруги, ему позволялось убить этого человека. Но убить собственную жену по этому поводу «рогоносец» имел право только в случае прелюбодеяния в его собственном доме! А если это обнаружилось на стороне – нет! Он обязан был в течение 60 дней подать жалобу на жену в суд и доказать её вину. Если муж «остывал» и дальше не хотел выступать обвинителем в суде, за дело мог взяться его тесть. Если и это не происходило, то в суд мог подать жалобу на женщину любой свободнорождённый римлянин. Но тогда могли наказать вкупе с женщиной и мужа её, и отца – за непринятие мер к виновнице!

Изобличённая в грехе женщина подлежала пожизненному изгнанию, она теряла одну треть своего личного имущества и половину приданного. Она под страхом смертной казни не имела права выходить ещё раз замуж. Если муж попустительствовал прегрешениям развратной жены, довёл её до такого непотребного состояния, то и он нёс схожее наказание. Однако жена не имела право на обращение в суд по такому же поводу – мужчины были неподсудны в подобных прегрешениях! По этим фактам случались в Римской империи громкие скандалы, и не раз, и уличённые любовники жестоко наказывались и унижались: их секли розгами (не кто-нибудь, а рабы), на их головы выливали помои, калёным железом прижигали срамные места… Но даже самые неприятные «гражданские казни» не останавливали римлян, представителей обоего пола, порезвиться «на стороне», вкусить запретного плода.

Помимо узаконенных методов расправы с неверными женами существовали множество иных, невероятно унижающих человеческое достоинство. Например, застав врасплох женщину, её в полуобнаженном виде волокли на городской форум, где выставляли на возвышении. Она становилась объектом грубых издевательств со стороны граждан, оскорблений и плевков. Потом ее сажали на осла и провозили по улицам для очередных издевательств. Такая женщина становилась «ослиной всадницей», и это позорное клеймо она носила до конца своей жизни. В некоторых областях древней Италии женщину, изменившую супругу, заставляли пройти через ужасное испытание: тот же осел использовал ее в качестве своей подруги, «принародно». После такой грубой экзекуции несчастная жертва обычно сходила с ума, а если оставалась в здравом рассудке, позорное клеймо «ослиной подружки» закреплялось к ней намертво. В других местностях женщину, нарушившую семейный обет, приводили к «палачам», роли которых исполняли

сразу несколько мужчин, насильников, опять же в присутствии оголтелой толпы, жаждущих подобных зрелищ «зрителей».

АЗИАНИЗМ (от лат. asianus — азиатский) — направление в ораторском искусстве; речь, украшенная параллелизмами и антитезами.

Азианизм, как древнегреческое литературно-стилистическое направление, возникло в начале III в. до н.э. в связи с упадком политического красноречия и распространением эллинской культуры на Восток. Стремясь к максимальной выразительности, ораторы стали отдавать предпочтение коротким предложениям, проза ритмизировалась и стала близкой к рифме, что прежде считалось недопустимым. Сторонники прежнего стиля, аттицизма (Аттика – одна из областей Греции) видели в новшестве «извращение эллинских вкусов азиатским влиянием».

Особенно популярным азианизм стал у римских софистов, политиков и судебных ораторов. В стремлении произвести эффект на публику они намеренно уходили от общепринятого классического стиля греческого красноречия, заполняя манерно свою речь более пышным и впечатляющим способом изложения мыслей. Главными представителями азианизма в греческой риторике являлись Гегесий (III в. до н.э.) из Магнезии (Лидия) и Гортензий в Риме (114-50 до н.э.). Цицерон не был ярым приверженцем азианизма, и даже давал ему критическую оценку, но нередко использовал азианизмы, остроумно строя свою речь на судебных процессах на антитезах, коротких заострённых и ритмизованных предложениях (сентенциях), используя патетически-высокопарный стиль. В раннюю императорскую эпоху виднейшим представителем азианизма являлся философ Сенека.

Под влиянием азианизма сложилась вся позднеантичная проза, затем литература Возрождения и барокко.

АКАДЕМИЗМ (от Ахедема – легендарного героя др.греч. мифов)- чисто теоретическая направленность в научной и учебной деятельности, оторванность от практики, от требований жизни, от актуальных задач и жизненных интересов общества.

Слово «академизм» происходит от «академии» (лат. academia), но первоначально так называлась местность в пригороде древних Афин (роща), где с 388 г. до н.э. находилась высшее учебное заведение – философская школа Платона, или Академия, по образцу и подобию учебного заведения последователей Пифагора – «Пифагорейского братства». Здесь, по преданию, был похоронен герой Ака́дем (греч. Ахедем), имя которого и перешло на местность. С Ахедемом связана древняя история о «прекрасной Елене – дочери Зевса и Леды», из-за которой случилась война греков-ахейцев с Троей (13-12 вв. до н.э.).

Тесей, царь Афин и знаменитый победитель кносского Минотавра, тайно выкрал красивую двенадцатилетнюю дочь спартанского царя Елену, с намерением жениться, когда девочка подрастёт. А до этого времени спрятал её в горной деревушке, в доме своей матери. Некто Ахедем, узнав тайну Тесея, сообщил братьям Елены – Кастору и Полидевку, которые пока тщетно разыскивали её по всему свету. После этого Ахедем неожиданно разбогател и прикупил земельный участок, где выстроил для себя значительное поместье. Ахедема похоронили в саду, его могила для афинян стала считаться, чуть ли не священной. Возможно, в память о «добром поступке» Ахедема спартанцы в частых войнах с афинянами никогда не разоряли это место. В течение веков участок переходил от одного владельца из рук в руки, пока друзья Платона, «собрав по кругу» необходимые средства, приобрели для него участок с остатками строений и запущенным садом.

Добровольными пожертвованиями его друзей и учеников возродилась священная роща Ахедема, в тенистых аллеях появились уютные беседки и удобные скамьи для отдыха. Вокруг поднялась высокая каменная ограда с нишами для жертвенников, посвящённых девяти музам, Прометею и Эроту. Новый храм, построенный рядом с могилой Ахедема, радовал сердца верующих, постепенно были отстроены разрушенные здания, появились новые; в главном корпусе разместился гимнасий для атлетических занятий. Дорогу от города к Академии Платона выложили каменными плитами, по краям она украсилась стелами в честь погибших героев Эллады и гробницами знаменитых афинян; невдалеке появилось святилище Афины, покровительницы города.

Академия открылась для всех, кто желал приобщиться к великой мудрости древних мудрецов и здравствующих мыслителей. В её стенах Платон посвятил себя разработке универсального проекта государственного устройства, в котором не было бы места «несправедливым законам». Содержание Академии целиком осуществлялось за счёт добровольных взносов слушателей, проживающих вместе со своими учителями в небогатых пригородных домах. В просторных помещениях ежедневно с утра до позднего вечера велись занятия по однажды заведённому строгому распорядку: читались лекции по этике и поэтике, теологии (мифологии) и натурфилософии (природоведение), математике Пифагора; делались доклады, проводились философские диспуты и встречи с мудрецами.

В первозданном состоянии Академия просуществовала почти тысячу лет, хотя она знала трудные времена. При осаде Афин римскими войсками в 86 г. до н.э. полководец Сулла частично разрушил её здания, а уникальная роща почти вся погибла. Тогда же римские солдаты сожгли и разграбили богатую библиотеку, хранительницу древнейших рукописей. И всё-таки в 529 году (н.э.) византийский император Юстиниан, непримиримый враг греческой мифологизированной философии и поборник новой христианской религии, закрыл Академию Платона, как «рассадник языческой мудрости, которой уже не место в христианском государстве»…

В 1462 году история афинской академии совершила неожиданный поворот, когда известный меценат и фактический правитель Флоренции Козимо Медичи подарил философу Марсилио Фичино, своему любимцу, имение в Кареджи (Италия), а также греческие рукописи произведений Платона и некоторых других древних авторов. С этого времени Фичино полностью посвящает себя изучению платонической философской традиции. Рядом с ним появилась стойкая группа единомышленников, получившая известность как «Платоновская академия». Это были совершено новые люди Ренессанса, увлечённые античными учениями: представители знати и торговцы, политические и государственные деятели, священнослужители и общественные деятели, врачи и богословы, поэты, писатели и люди искусств. С тех пор нарицательным именем «академия» стали называть высшие учебные заведения, достойные именоваться «храмом наук и искусств».

АКВАРИУМ (от лат. agurium – водоём) – резервуар, приспособленный для содержания, разведения, изучения и демонстрации рыб, водных животных и растений. Дельфинарий и океанариум относятся к категории аквариумов.

Античные авторы утверждают, что разведением рыб в домашних условиях первыми стали заниматься египтяне. От них греки научились устраивать подобные аквариумы в домашнем хозяйстве. Поначалу это были каменные или деревянные емкости, куда помещалась живая рыба, прежде чем попасть на кухню. Содержание и выращивание рыбы стало особенно популярным с VIII в. до н.э. в Сибарисе, богатом греческом городе на юге Италии, знаменитом легендарными гурманами. Среди сибаритов излюбленной пищей были угри, которых разводили необычным способом: молодь угря, обычно подходящую к берегам в массовом количестве, попадала в отгороженные от моря (или реки) водоёмы, где рыба подкармливалась вплоть до достижения ими товарного веса.

Римская знать, богатея вместе с государством, на пирах требовала все больше изысканных угощений. Писатель Плиний Старший сообщает, что первым, кто завел пруды с рыбами, был некий римлянин Сергиус. Писатель Варрон свидетельствовал, что содержание рыб, большей частью морских, могли позволить себе только богатые граждане. Называется имя знаменитого рыбовода – Люциний Мурена. Ему удалось прорыть канал от моря через гору, чтобы морская вода поступала в рыбные водоемы его поместья под Неаполем. Варрон рассказывает о большом рыбном хозяйстве, устроенном на берегу Неаполитанского залива известным полководцем и гастрономом Лукуллом. Принадлежащие ему резервуары с морской водой и рыбой приносили ему огромные доходы. Есть сведения о том, что император Клавдий выделил несколько кораблей для перевозки большого количества скатов из греческих вод в Италию с целью их искусственного размножения.

Плебеи тоже занимались товарным рыборазведением кефали, сазана, осётра, камбалы, морских ежей и др. Их продукция попадала на рынки, где в лавках рыботорговцев устраивались небольшие мраморные бассейны с водой, откуда покупатель мог выбрать живую рыбу. Римляне разводили не только популярные породы рыб, но ещё устриц, кальмаров, улиток, морских ежей. Первым, кто создал устричные аквариумы с подогревом воды, был торговец Сергий Ората (I в. до н.э.).

Римляне устраивали декоративные аквариумы внути дома, размещая их в спальнях, в гостиных и пиршественных залах, в ванных комнатах и даже в туалете. Цицерон сообщает о попытках «приручить» рыб, которые предпринимались хозяевами. Особенно это касалось небольшой, но очень интересной и, главное, вкусной, морской рыбки султанки, или барабульки. Аристократы приучали султанок плыть по зову и брать пищу из рук. Поэт Марциал (I в. н.э.) рассказывает о водоеме, где «угорь у нас прирученный ныряет». Среди богатых римлян распространилось даже такое развлечение – кормить голодных мурен, известных особым свирепым нравом, рабами. Этим печально прославился Видий Поллион. Он узнал, будто мясо мурен делается гораздо вкуснее, если их подкармливать… человечиной. И тогда он приказал убивать «проштрафившихся» рабов из своей многочисленной прислуги и отдавать тело на съедение голодным муренам.

АКВАТОРИЯ (от лат. aqua — вода + territorium — территория) – водное пространство, ограниченное естественными, искусственными или условными границами. Следует различать: естественные акватории (океаны, моря, заливы, бухты, озёра) и искусственные (портовые гавани, бассейны и водохранилища). Но основной составляющей понятия является лат. aqua – вода. В Древней Греции и Риме знали цену воды, умело распоряжались её потреблением.

Аквы (лат. Aquae – воды) – так римляне называл местности, в которых находились целебные источники, принадлежащие Риму. На таких «водах» лечились купаниями. Известны «Аквы Аврелия» (Aquae Aureliae), ныне Баден-Баден, основанные, вероятно, Траяном или Адрианом. «Аквы Арнемеции (Aquae Arnemetiae), поныне курорт Buxton в Великобритании. «Аквы Калиды» (Aquae Calidae, «теплые воды»), несколько местечек в Испании, Галлии, Британии, Фракии, М. Азии и Африке.

Вода для питья и хозяйственного назначения подавалась в города по акведу́кам (лат. aquae ductus – букв. «водовод»). Это было сложное и дорогостоящее инженерное сооружение, служащее для доставки воды через ущелья, овраги и долины рек с характерными арочными пролетами в местах понижения земной поверхности. Греки для водоснабжения прокладывали подземные каналы и пробивали туннели, но чаще подавали воду по керамическим трубам под давлением. У них существовали небольшие водопроводы, доставлявшие городам питьевую воду, и соответственно чиновники, которые за ними наблюдали.

За водопроводными трубами, особенно за теми, которые доставляли воду в дома частных лиц, следили акварии (лат. aquarii). По своим обязанностям они делились на виликов (следившие за подачей воды), на кастеллариев (смотрители резервуаров), курциторов (контролеры), силикариев (мостовщики) и текторов (штукатуры-ремонтники). В частных домах аквариями назывались смотревшие за водопроводами рабы и водоносы. Чтобы получить право брать воду из колодца, принадлежащего соседу, надо было получить римский сервитут – аквегауст (лат. aquae haustus – зачерпнутая вода). Акведукт (лат. aquae ductus – вести воду) или предиальный сервитут, позволял хозяину земли проводить к себе воду через чужие земли или из источников, находящихся на чужой земле.

АКВЕДУК (лат. aguaeductus; от aqua – вода + duco – веду) – мост с лотком поверху или трубопроводом, по которому вода для питья, орошения или гидоэнергетики проводится через овраги, ущелья, долины рек или иные препятствия.

Акведук представляет собой крупное гидротехническое сооружение, включающее строительство мостов-переходов (через реки, дороги, ущелья), каменных или бетонных водонесущих каналов и лотков или труб, являющихся частью огромной водопроводной системы – из мест накопления в населенный пункт. Греки обычно прокладывали свои водоводы в тоннелях или под землей, а римляне, понимая важность водоснабжения своих городов, начиная с IV в. до н.э. строили крупные акведуки, не считаясь с затратами. Внезапно разросшийся населением Рим ощутил острую нехватку питьевой воды, и тогда было решено подавать воду из природных источников (реки, озера, родники) вне города. Для этого понадобилось строить гигантские водоводные сооружения. В Риме создается 19 крупных систем водоводных акведуков, большей часть арочных, и уже при Августе практически была решена проблема питьевого водопользования, поскольку все они одновременно подавали воду в объеме до миллиона кубометров ежедневно! Более того, на всех площадях и перекрестках дорог действовали фонтаны и 800 бассейнов с правом бесплатного пользования гражданами.

В 312 г. до н.э появился акведук «Аква Аппия» длиной в 16.5 км, «водопровод Марция» построили во II в. до н.э. – он имел длину 90 км, из них 11 км на арках! Затем при Августе был построен акведук «Вирго» в 70 км и «Аква Траяна» – 50 км. Последний римский акведук возвели по приказу императора Клавдия (10 г. до н.э.-54 г. н.э.), и тогда Рим ежесуточно получал 700 м3 чистой питьевой воды. Наиболее любимым водоводным сооружением у римлян был «Aqua Virgo» – «Девственная влага», который питал общественную купальню на Марсовом поле, где происходили гимнастические состязания и воинские упражнения.

Не только Рим отличался знаменитыми акведуками: при Адриане (76-138 н.э.) в Карфагене (Африка) римляне построили самый длинный акведук – 132 км. Кельн получал воду из реки за 88 км, по той же схеме акведука. Акведук в Сеговии (Испания), сооруженный при Августе, состоял из 128 арок, выложенных из серого гранита, цемент при этом не использовался. Его высота достигает около 40 м, он и сейчас исправно подает воду на нужды города. Наиболее интересным из сохранившихся римских акведуков является «Pont du Gard» в городе Ниме (Франция) из трех ярусов каменных арок, служащий одновременно и мостом. Над верхними арками находился покрытый плитами водопроводный канал, уровень которого превышал водозабор из реки Гардон на 48 метров! Высчитано специалистами, что через канал первоначально проходило до 732 литра воды в секунду, но потом из-за технических осадков на стенах канала подача уменьшилась почти вдвое.

Интересно отметить, что кроме римлян никто из народов мира в то время не осуществил подобных грандиозных проектов. В водопроводных системах для снабжения небольших городов римляне часто заменяли дорогостоящие арочные акведуки из камня более дешевыми сифонами из свинцовых труб. Причем все римские акведуки проектировались таким образом, что при малом уровне в накопительных емкостях вода через систему хитроумных распределителей поступала для общественных потребностей; при более высоком уровне система позволяла пользоваться городскими купальнями и лишь при высоком уровне подавалась частным потребителям.

Следует отличать слово «акведук» от «акведукт» с аналогичным правописанием – aquae ductus, «вести воду». Это римское право, дававшее хозяину земли разрешительную возможность проводить к себе воду из источника через чужие земли.

АКВИЗИТОР (лат. acquisitor – приобретатель) – сотрудник или агент транспортных или страховых предприятий и учреждений, на обязанности которого лежит привлечение (аквизиция) новых грузов или страхований.

В древнеримском праве для приобретения наследства, или аквизиции (лат. acquisition hereditatis), необходимо было наличие двух моментов: открытие наследства и его приобретение. Открытием наследства назывались такие факты, которые давали право известному лицу сделаться субъектом наследственного имущества, если он этого пожелает. Приобретение наследства состояло в изъявлении воли сделаться наследником; после этого изъявления призванное к наследству лицо делается субъектом наследственного имущества, входящих в его состав прав и обязанностей. Впрочем, были случаи, когда наследство приобреталось без воли наследника – сюда относились непосредственно подвластные наследодателю люди, а также рабы, назначенные в завещании их собственника наследниками.

АККЛАМАЦИЯ (лат. acclamatio – возглас) – принятия решений без голосования, одобрение аплодисментами (аккламацией), принятое на международных мероприятиях, ассамблеях и конференциях.

В позднереспубликанский период истории Рима зародилась традиция, когда легионеры, возвращаясь из удачного похода с богатой добычей, совершали acclamatio. Это происходило на общевойсковом сборе «провозглашением» своего полководца «императором». Прежде этот воинский титул не имел никакого значения для гражданского общества, зато был знаком отличия и доблести победоносного военачальника, особого рода признания его боевых заслуг. Аккламация выражалась выкриками, по силе голосов большинства. О своём решении армия извещала сенат, требуя от него предоставления для провозглашенного таким образом «императора» всевозможных почестей, например, триумфального прохода по улицам Рима и наград. Во время заседаний римского Сената допускались возгласы одобрения или неодобрения, выражаемые оппонентами на заседаниях, которые записывались в протоколы и также назывались аккламациями. Позднее в римских цирках зрители стали шумно выражать своё мнение по поводу жизни или смерти поверженного гладиатора, проявляя этим своего рода аккламацию.

АККРЕДИТАЦИЯ (от лат. accredere – оказывать доверие) – прежде всего в международном праве, процесс наделения лица полномочиями представлять одно государство в другом, возглавляя дипломатическое представительство. В национальном праве это процедура признания (подтверждения) государственными органами особых полномочий различного рода субъектов (образовательных учреждений, научных организаций, медицинских учреждений, коммерческих банков и т.д.).

В Древней Греции понимали и соблюдали определенные церемониальные и протокольные обычаи и правила. При необходимости дипломатических контактов одного государства с другим назначались посольства, членам которых давались инструкции («диплома»), написанные на двух сложенных вместе листах (отсюда, слово «дипломатия»). Помимо были ещё верительные (доверительные) грамоты – для аккредитации – и рекомендательные письма симболы»). Послы направлялись к должностному лицу города, ведавшему дипломатическими делами, которому предъявляли свои официальные полномочия и получали от него соответствующие указания и советы. Древние всегда проявляли уважение к должностным лицам иноземного государства, как бы ни были острыми их противоречия, соблюдали иммунитеты и привилегии дипломатических и консульских представителей.

Все послы считались равноправными, лишь позже вошло в обычай выбирать главного посла. Обыкновенно в посольство избирались из состоятельных граждан, потому что на содержание послов во время их полномочий отпускались небольшие денежные суммы, в основном они рассчитывали на собственные деньги. Конечно, главное, чтобы народные избранники пользовались авторитетом, были людьми рассудительными, красноречивыми. Поэтому были случаи, когда посольские поручения давались не политикам, а ораторам (Демосфен) или даже актёрам (Эсхин), обладавшим завидным красноречием и приёмами декламации. В ближайшие после регистрации дни послы выступали в Совете или народном собрании с объяснением цели своего прибытия. После этого открывались публичные дебаты или же дело передавалось на рассмотрение специальной комиссии.

С древнейших времён истории Рима сношения с соседними племенами осуществляли особые жрецы – фециалы (возможно, отсюда появилось выражение «официальные лица»), из среды которых выделялся старший жрец («патер латратус»). Жрецы совершали различные обряды, произносили магические слова, заклинания, являлись к границе соседнего государства, где громко произносили проклятия по адресу своих врагов и выставляли требования от имени римской общины. Если на эти требования в течение 33 дней не поступал ответ, то жрецы снова отправлялись к границе и через нее бросали обожженный дротик. Этим определялся акт объявления войны.

Затем жрецы утратили своё влияния для решения подобных вопросов, и до конца существования республики посольства возглавлялись из наиболее опытных членов римского Сената, позже – по поручению императоров. «Посол», отправлявшийся римским сенатом, назывался легатом, а посольство – легацией. Внешних отличием посла являлся золотой перстень-печатка для скрепления договоров. Этим самым послу давалось право заключать договоры от имени римского народа. Возвратившись в Рим, посол обязан был отчитываться перед Сенатом или, в некоторых важных случаях, также и перед народным собранием.

АККРЕДИТИВ (от лат. accreditivus – доверительный) – в современных денежных отношениях, едва ли не самый надежный инструмент при расчетах между покупателем и продавцом, когда покупатель поручает обслуживающему банку списать с его расчетного счета определенную сумму в пользу продавца.

Вышеупомянутый безналичный денежный документ пришел к нам из античности, и назывался он ac-credo (лат.), что означает «быть склонным верить» или попросту «доверяю». В Древней Греции на городских рынках (агора) сидели особого рода торговцы – трапезиты (родоначальники банкиров), которые вели с клиентами денежные операции: меняли деньги различных государств и городов по своим «расценкам», ссужали собственные деньги под процентные договоры или под закладные на имущество заемщика и принимали на себя различные выплаты по доверительным документам – ак-кредо. Если какой-нибудь путешественник или торговец собирался посетить другой город или страну, и он не желал рисковать, беря с собой большую сумму денег, он шел к трапезиту и передавал ему всю свою наличную сумму. Трапезит писал своему доверенному лицу в другом городе – тоже трапезиту – доверительную записку определенной формы и содержания (с тайными знаками и шифрами). Это и был «аккредитив», на основании которого компаньон выдавал требуемую сумму приезжему человеку – из тех денег, что лежали на счете трапезника в этом городе. Такая операция, конечно же, не была беспроцентной, но выгода для обеих сторон – налицо!

В Древнем Риме финансовыми операциями занимались преимущественно дельцы из всаднического сословия, позволявшие себе зарабатывать огромные деньги на государственных поставках, на откупе таможенных пошлин и налогов, а затем отдавать заработанное таким способом в займы под огромные проценты. Узаконенное ростовщичество как раз и позволило пустить в оборот вышеуказанные аккредитивы на всей огромной территории Римской империи.

АККУЛЬТУРАЦИЯ (англ. acculturation; от лат. ad – к + culture – образование, развитие) – процесс приобретения одним народом тех или иных форм культуры другого народа, происходящий в результате общения этих народов.

История Древней Греции до IV в. до н.э. представляла собой непрерывное и малоуспешное стремление греческих городов-государств (полисов) к преодолению однажды установившихся полисных отношений, не стремящихся к общению между собой. После этого времени наступил новый этап античной культуры, совершенно отличный от предыдущего. Причиной тому – ошеломляюще победоносный Восточный поход греко-македонской армии под началом Александра Великого, в итоге создавшего на территориях – от Европы, Египта и до Индии – гигантскую эллинистическую империю. Парадокс состоял в том, что покоренные эллинами народы обладали высокой культурой и древнейшей цивилизацией. Они оказали сильнейшее влияние на культуру завоевателей, склонную к универсализму, хотя сам Александр был уверен, что именно греческая культура, став эллинистической, должна была стать общей для «нового обитаемого мира».

В действительности происходило взаимное культурное проникновение – греческого в восточное, и наоборот, с ним – новых идей и влияний, что придавало эллинистическим монархиям, созданным после смерти Александра, мощный стимул развития. Когда восточные страны вошли в круг эллинистической цивилизации, «мировым» языком стал греческий, повсюду появлялись города с греческими названиями, храмами в честь богов Олимпа, с театрами и палестрами. Происходил культурный контакт — аккультурация, при котором шёл взаимный процесс изменения материальной культуры, обычаев и верований. На Востоке появлялись греческие философские школы, а в Греции – восточные религиозные течения. Кроме того, у греков стали популярными такие восточные культурные явления, как астрономия, астрология, культ звезд, магия. Но общим, доминирующим фактором эллинистической эпохи оказалось стремление к единому богу, к обретению общей наднациональной универсальной религии, подобной христианству.

Создание Римской империи во многом повторяет культурные процессы, происходившие в эллинистических государствах-империях.

АКСЕЛЕРАЦИЯ (лат. acceleratio – ускорение) – в антропологии, ускорение полового созревания у детей и подростков по сравнению с предшествующими поколениями. Понятие акселерации также относится к ускорению научно-технического процесса, проявляющееся в росте количества инноваций на единицу времени.

Подобный термин acceleratio встречается в истории Римской республики, например, при назначении консулов (лат. сonsules) как главы исполнительной и административной власти. Так называлась высшая государственная должность, исполнитель которой автоматически включался в состав Сената как «первое лицо Римской республики», или «Великий принцепс». При этом назначались два консула: если назначен только один консул, он не мог быть освобожден от занимаемой должности до назначения второго консула. Другой из консулов являлся верховным главнокомандующим войсками Римской республики. Кандидаты проходили обсуждение Народным собранием и ценз – проверку цензором. После этого решение принимал Сенат. Срок исполнения консульских обязанностей – 1 год, после чего предстояло переназначение или отставка. По окончании срока должности консулы получали в управление какую-либо провинцию и звание проконсула.

Несмотря на строгое законодательство и трепетное отношение римлян к обычаям предков, действительность (угроза гражданской войны или нарушение границ Рима) иногда требовала ускоренного (ac-celero – ускорять) назначения кандидата на должность консула или даже сокращения ограничения возрастного ценза: по законам республики, минимальный возраст консула составлял 41 (для патриция) и 42 года (для плебея). В этом случае по инициативе Сената наступала конституционная acceleratio – ускоренное назначение кого-либо консулом.

АКСИНОМАНТИЯ (от греч. axine – топор + manteia – пророчество) – один из методов гадания «с помощью топора, семян или свиньи).

С древнейших времён аксиномантия применялась для выявления истинного виновника среди подозреваемых в каком-либо преступлении. В колоду несильно втыкали лезвие топора палача или секиру, после чего произносились имена заподозренных: при чьем имени «орудие возмездия» выпадало или на кого указывало топорище, тот и считался виновным. Этот вид дознания приписывают персидскому магу Остану, который придумал его лишь для гадания. Почему избран топор? Топор – необходимейшее орудие в первобытных обществах, как и его железное лезвие – достижение своего времени: в них люди видели присутствие таинственных сил и с ними стали связывать гадание. Греки тоже применяли топор для гадания: вбивали топор в круглый брус, при этом произносился заговор. В качестве ответа на задаваемый вопрос истолковывались звуки и вибрации, возникавшие при всаживании топора, или направление рукояти, если топор падал на землю. Также ответ подбирался соответственно слову, при произнесении которого топор сделает движение. Дознание производилось следующим образом: нагревали лезвие топора, ставили на острие, клали на обух кусочек мрамора и медленно поворачивали топор вокруг своей оси до тех пор, пока мрамор не падал в чью-либо сторону. Этот же способ применялся и в поисках сокровищ.

Другой метод заключался в подвешивании топора за рукоятку, после чего придавали ему медленное вращение: «тот, на кого указывало лезвие после остановки, и есть преступник»… Существовал ещё способ аксиномантии: лезвие топора нужно было неглубоко вонзить в поставленное на попа полено или бревнышко, после чего подозреваемым в преступлении предлагали устроить пляску вокруг – до тех пор, пока топор не упадет. При этом топорище обязательно указывало на преступника или же в сторону, где он скрывался от правосудия.

АКСИОМА (гр. axiomaсамоочевидность) – бесспорная, не требующая доказательств истина; отправное, исходное положение какой-либо теории, лежащее в основе доказательств иных положений этой теории, в пределах которой оно принимается без доказательства.

Впервые термин «аксиома» встречается у Аристотеля в «Метафизике»: «Ведь аксиомы обладают наивысшей степенью общности и суть начала всего. И если не дело философа исследовать, что относительно них правда и что — ложь, то чье же это дело?…

Теперь следует объяснить, должна ли одна наука или разные заниматься, с одной стороны, тем, что в математике называется аксиомами, с другой — сущностью. Совершенно очевидно, что и такие аксиомы должна рассматривать одна наука, а именно та, которой занимается философ, ибо аксиомы эти имеют силу для всего существующего, а не для какого-то особого рода отдельно от всех других. И применяют их все, потому что они истинны для сущего как такового, а каждый род есть сущее; но их применяют настолько, насколько это каждому нужно, т. е. насколько простирается род, относительно которого приводятся доказательства. Так как, стало быть, аксиомы имеют силу для всего, поскольку оно есть сущее (а сущее ведь обще всему), то ясно, что тому, кто познает сущее как таковое, надлежит исследовать и аксиомы».

Аксиома параллельности Евклида («пятый постулат») — одна из аксиом, лежащих в основании классической планиметрии: «И если прямая, падающая на две прямые, образует внутренние и по одну сторону углы, меньшие двух прямых, то продолженные неограниченно эти прямые встретятся с той стороны, где углы меньше двух прямых».

Наконец, «Великая герметическая аксиома» гласила: то что наверху, подобно тому, что внизу, а то, что внизу, подобно тому, что наверху. И всё же практика жизни доказывает, что аксиомы не являются непреложными и неизменными: они в процессе исторического развития знания подлежат проверке, уточнению на опыте и обоснованию. Поэтому характерный для многих течений идеалистической философии взгляд на аксиому как на вечные, «априорные» истины, не связанные с опытом, — ложен.

АКТУАРИЙ (от лат. actuaries – счетовод) – специалист по технике страхования, занимающийся расчетом страховых взносов, премий и т.п.

Происхождение термина «акутарий» следует искать в административном аппарате Древнего Рима, когда управление осуществлялось через магистратуру. Все магистраты (кроме диктатора) избирались центуриатными или трибутными собраниями на один год. Вознаграждения магистраты не получали, что не давало возможности малоимущим гражданам занимать должности. Власть принадлежала всем магистратам и включала в себя право отдавать распоряжения и налагать штрафы за их невыполнение. Магистраты (за исключением диктатора, цензора и плебейского трибуна) по истечении срока их полномочий могли быть привлечены к ответственности Народным собранием, избравшим их.

Параллельно с магистратурами существовал императорский чиновничий аппарат, на вершине которого стояли совет из «друзей императора» и канцелярия, в которую входили ведомства финансов, прошений, официальной переписки, личного имущества императора, императорского суда и др. Создаваемый чиновничий аппарат не представлял собой стройной системы и был сравнительно малочисленным. По сравнению с республиканскими магистратами, он в силу складывающейся централизации власти обеспечивал более эффективное управление огромной Империей с многочисленными провинциями. На самом низу сложной иерархической лестницы находились писцы – актуарии (лат. actuarii), прислуживавшие чиновникам, составлявшим официальные бумаги. В римском войске это были низшие чины, состоявшие при чиновниках, занимающихся продовольственным снабжением.

АКТ ЮРИДИЧЕСКИЙ (от лат. actus – действие) - документ, издаваемый государственным органом и содержащий обще нормативные или индивидуальные предписания. Это также документы, составленные в предусмотренном законом порядке и порождающие определенные правовые последствия.

Термин «акт» появился в античности, вобрав в себя разноплановое значение: движение, стремление, вращение, течение, представление, действие, судебное производство. Но первоначальное значение слова actus было «понукание», «подстёгивание». В дальнейшем от него появилось слово «актёр» (лат. actorисполнитель), а в судопроизводстве – «истец» (лат. actorвыступающий). Раб или вольноотпущенник, которому господин из особого доверия поручал управление имуществом, назывался актуарий (лат. actuarii), поскольку вёл «акты» – приход и расход в бухгалтерских книгах и выполнял функции кассира. Актуарии – это были ещё римские писцы, прислуживавшие чиновникам, составлявшим официальные бумаги. В войске — низшие чины, состоявшие при т. н. продуктовых чиновниках; они вели записи, акты, по расходованию средств на закуп продовольствия и амуниции.

В Риме издавались официальные городские ведомости «Actus diurna urbis» и государственные ведомости «Actus populi» – ежедневная хроника событий и происшествий. Их выпуск производился за счёт казны, но включали в себя и частные взносы – за личные объявления и рекламу. После составления текста оригинал вывешивался на центральной площади Рима, а многочисленные писцы заботились о распространении и пересылке копий в провинции. Затем оригинал поступал в государственный архив, откуда он изымался по мере необходимости, как исторический источник. Сначала акты хранились в храме Цереры, позднее — в государственном архиве при храме Сатурна или в тайниках публичных библиотек. Читать их, пользоваться ими можно было с особого разрешения.

Римский сенат издавал свои «Actus senatus (patrum)», а также «Actorum commentarii senatus» – официальные протоколы совещаний. Первоначально обнародовались утверждённые постановления и декреты трибунов, затем стали записывать и опубликовывать полный ход прений, вносить мнения ораторов, а в исключительных случаях и показания свидетелей. Работу по записи и содержанию актов вели всё те же актуарии, которые при утверждении решений, требовавших соблюдения тайны, назначались из числа сенаторов. Необходимые извлечения, одобренные властью, публиковались в «Actus publica».

В настоящее время актуарий (англ. actuary; лат. actuarius – скорописец; счетовод) - специалист в области личного страхования, занимающийся расчетами, связанными с разработкой методов исчисления тарифных ставок по долгосрочному страхованию жизни. Он также занят расчетами по образованию резервов страховых взносов, определением размеров ссуд, выкупных сумм и редуцированных (сниженных) страховых сумм.

АКУСТИКОФОБИЯ (лат. acusticophobia; от греч. akustikos – относящийся к слуху + фобия) – возникновение неприятного состояния человека при действии громкой музыки или разговора, иного звукового раздражителя; в редких случаях, доходящих до симптома бешенства, приступа судорог.

В античной философии природу звука объясняли по-разному. Архит (IV в. до н.э.) утверждал, что «высота звукового тона зависит от скорости движения звучащих тел». Аристотель (IV в. до н.э.) объяснял причину распространения звука «передающимися друг другу воздушными ударами, а эхо – отражение звуковых ударов от преграды». Стоики были уверены, что «звук распространяется сферическими волнами». Т.е. единого мнения об акустике среди философов не было, но под акустикой (греч. akustikos) подразумевалось «восприятие звука и гармонии».

Архитекторы и строители, зодчие, возводя монументальные общественные здания и сооружения, прежде всего театры, вплотную подошли к раскрытию тайны происхождения и, главное, «гармонии звука». В террасах под зрительскими сидениями часто закапывались огромные пустые амфоры, скрытое присутствие которых создавало непередаваемый акустический эффект. Буквально, «на ощупь» эллины реализовывали познания в области акустики, доводя её проявления до совершенства. К примеру, строительные конструкции театра, построенного в III веке до н.э. в Эпидавре, созданы с акустической точки зрения настолько гармонично, что сооружение используется до настоящего времени по своему прямому назначению. Здесь ежегодно проводятся фестивали древнегреческих драм, а сидящие на самом верхнем 55-м ряду зрители ясно слышат шёпот человека, стоящего на сцене.

АКЦЕНТ (от лат. accensi – обращающий внимание) – подчеркнуть какую-либо мысль, обратить внимание на что-нибудь, создать преимущество одного предмета над другими путем его усиления.

Римские консулы, передвигались по улицам Рима в направлении Сената или иных государственных мест и обратно, прибегали к услугам особых служителей – акцензов (accensi), которые почти бежали впереди консула, обращая (акцентируя) внимание граждан на то, что идет важное государственное лицо, и к нему следует проявить уважение: приветствовать и не помешать пройти вперёд, пропустить. Сопровождающие консула ликторы с пучком розг и топориками – фасциями – следовали сзади. В судебных заседаниях, где участвовал консул, акцензы консула приглашали к слушанию гражданских лиц по делу, а во время заседания выкрикивали время: «9 часов утра, полдень и 3 часа пополудни» – акцентируя внимание присутствующих, судей, истцов и ответчиков, на продолжительности судебного заседания. Они же делали замечание (акцент) выступающим ораторам, что пора «закругляться» в речах.

В греческом и, на первых порах, латинском языке имел место музыкальный акцент (лат. accentus – призвук), когда выделение отдельного слова в речи шло повышением его высоты. В эпоху Римской империи преобладал экспираторный акцент, когда слова форсировались звуком. В связи с этим менялся ритм стихов, который стал определяться чередованием ударных и безударных слогов.

АКЦЕПТ (от лат. acceptus – принятый) – в банковских расчетах представляет собой согласие покупателя оплатить вексель (вексельный А.), чек (чековый А.) и т.п. В страховании – проставление представителем страховщика (перестраховщика) своих инициалов в подтверждение согласия на участие в означенном риске и на указанных в нем условиях. Обычно вместе с инициалами проставляются размер участия и дата вступления в договорные отношения.

В эпоху становления Римской империи банковское дело принимало цивилизованные формы, когда в финансовый оборот включались уже не только металлические деньги, но и аккредитивы, поручения, векселя и долговые обязательства. В этот же период получила распространение безналичная форма расчетов, так называемый акцепт (от лат. acceptus – принятый), т.е. выплатное обязательство по переводному векселю. Или согласие на заключение договора в соответствии с предложением.

Существовал ещё термин «акцептиляция» (лат. acceptilatio, от acceptum ferre — считать полученным). Так назывался в древнеримском праве формальный акт уничтожения долгового обязательства (acceptum ferre). Следует отличать от «acceptum referre», т. е. заметки должника о получении денег в книге кредитора (Codex accepti et expensi) в графе расходов.

АКЦЕССИЯ (от лат. accessio – добавок, принадлежность) – юридическая принадлежность одной вещи к другой, в силу которой она одна не переходит без другой к новому собственнику. Это также относится к приращению собственности (чаще в недвижимом имуществе) или присоединению к договору или соглашению.

В римской армии начального императорского периода акцессией (от лат. acies – построение) назывался боевой строй через построение в одну линию. Между подразделениями, манипулами, оставлялось пространство для того, чтобы легковооруженные воины, которые начинали наступление впереди настоящей боевой линии, и конница, если она начинала сражение, могли отступить за манипулы. Как только этот маневр выполнялся, манипулы растягивались, замыкали промежутки, и затем бой велся одной линией. Позже появились построения в две и три линии – «простой строй» (acies simplex), «двойной строй» (duplex) и «тройной строй» (triplex). Выбор так называемого acies simplex зависел от условий местности и оттого, имел ли главнокомандующий возможность руководить целым фронтом. Первые линии этих трех отделов составляли первую шеренгу (prima acies), вторые и третьи — вторую и третью шеренги (secunda и tertia acies), а сами отделы обозначались выражениями dextra, media и sinistra acies (правый, средний и левый строй).

АКЦИДЕНТ (от лат. accidentia — случайно появляющееся) – неожиданное событие, означающее случайное, не существенное свойство вещи.

В философии акцидент означает происшедшие от процесса случайности, свойства и назначения которых не принадлежат к постоянному, неизменному составу свойств существа. Они могут поэтому в нем отсутствовать или изменяться, не препятствуя тому, чтобы существо (вещь сама по себе) не переставало. Впервые этот термин встречается у Аристотеля («Метафизика»), который приводит приписываемое Сократу определение акцидентального по отношению к человеку («быть музыкальным» в противоположность «быть рациональным» и «быть животным», которые не являются акцидентальными). Неоплатоник Порфирий (II в.) рассуждает об акцидентальности, разделяя её на отделимые (например, сон для человека) и неотделимые (например, чёрный цвет кожи африканца). Плотин различает акциденции вещей и их сущность. Боэций в «Комментариях к Порфирию» связывает акциденцию с привходящими признаками. В схоластике выделяются реальные акциденции, которые могут существовать самостоятельно, существующие сами по себе вне тех субстанций, которым они обычно присущи.

Термин «акциденция» имел значение в христианской философии, объясняя парадокс ответственности Бога за все происходящее на Земле. Как только Бог дал миру право на жизнь, то тот, начав самостоятельно существовать, получил новые, часто несущественные, свойства. Тем самым миру и человечеству была дана свобода, а с ней и неопределенность, возможность выбора.

АКЦИЗЫ (фр. accise; англ. excise; от лат. accidere – обрезать), – вид косвенного налога на товары массового потребления (напр., на соль, сахар, чай, табачные и спиртосодержащие изделия); включается в цену соответствующего товара или плату за услуги.

Истоки слова «акциз», возможно, находятся в лат. assidere (от ad- рядом + sedēre- сидеть), что означало «находиться рядом с судьёй, устанавливая налоги (подать, сбор)». Если идти дальше по этому пути, существует лат. aссido – «обрезаю», или лат. accisum – «насечка, зарубка, нарезка». В Древнем Риме с помощью нарезок и насечек на деревянных бирках фиксировалась уплата налогов. Этот вид «записи» сохранился и в Средние века: поземельная пошлина также отслеживалась с помощью нарезок на бирке.

В Древней Греции в IV-VII вв. до н.э. представители знати ввели налоги на доходы в размере 1/10 или 1/20 части доходов. Существовали также в Древней Греции акцизы в форме сборов, взимаемые при въезде в город. За счет собранных налогов содержалась наемная армия, возводились укрепления вокруг городов, строились храмы, общественные здания, водопроводы, дороги, устраивались праздники, раздача беднякам денег и продуктов. В Афинах взимание налогов не имело принудительного характера, а осуществлялось как добровольные пожертвования. Однако когда предстояли крупные расходы, то совет города устанавливал обязательные процентные отчисления от доходов.

В Римской империи помимо прямых налогов существовали косвенные – акцизы, наиболее существенными среди которых являлись: налог с оборота — 1%; особый налог с оборота при торговле рабами — 4%; налог на освобождение рабов — 5%. По указам императоров часто взимались налоги и с предметов роскоши. С постепенным усовершенствованием товарно-денежных отношений изменялась и методика акцизного обложения. Сначала платили акциз с земли, на которой выращивалось подакцизное сырье, потом с полуфабрикатов и, в конце концов, с готовых товаров и изделий, которые стало главными объектами налогообложения.

Долгое время в Риме не было государственных финансовых органов, контролирующих сбор налогов, поэтому римская администрация прибегала к помощи откупщиков. Размер акцизов определяли представители администрации, цензоры, на основании заявленных гражданами размеров о своем имущественном и семейном положении. Результатом этого стала коррупция, злоупотребление властью. И всё же в Римской империи налоги выполняли не только фискальную, но и стимулирующую функцию, так как вносились деньгами. Следовательно, для того, чтобы платить налоги, население вынуждено было производить излишки продукции для продажи, что способствовало развитию товарно-денежных отношений, углублению процесса разделения труда.

АКЦИЯ (лат. actio - распоряжение, позволение, претензия) – благотворительные действия коммерческой организации или компании, производящих или торгующих предметами или продуктами или оказывающих услуги населению со скидкой или бесплатно, называются акцией. В формальном значении акция – документ установленной формы (ценная бумага в собственном смысле слова), удостоверяющий право на участие в акционерном обществе и получение части прибыли от деятельности общества в виде дивиденда.

Древние греки понимали акции как движение, активное действие, деятельный поступок или проведение судебного процесса, тяжбы. Это одна из аристотелевских категорий: «actio transiens – действие, направленное вовне, на какой-либо др. предмет; actio immanens – действие, направленное внутрь, на самого себя». Сценическое действие и актерская игра дала повод отнести акцию в театральную сферу.

В Римском праве обвинение на судебном процессе, жалоба или частный иск определялась термином «акция». Если действия владельца земельного участка, к примеру, привели к затоплению соседнего чужого участка (неразумно поставлена, к примеру, запруда), то пострадавший мог оформить «акцию по поводу защиты от воды», потребовав компенсацию за нанесённый ущерб. Обманутый покупатель или кто-то другой, пострадавший в результате обмана другим человеком, имел право подать в суд actio «по поводу обмана» и т.д. Цицерон понимал под «акцией» своеобразную манеру ораторской речи – «то ли речь, то ли некое телесное красноречие, с излишней мимикой и жестикуляцией»…

АЛГОРИТМ (лат. algorithm) в математике — система операций, выполняемых по строго определенным правилам и непременно достигающих цели; обязательная формула, всякое точное предписание, обеспечивающее нужный результат.

Поиски корней понятия «алгоритм» приводит сначала в Древнюю Грецию. Евклид (III в. до н.э.), автор первого из дошедших до нас теоретических трактатов по математике, ввёл свой «алгоритм» для получения наибольшего общего делителя двух произвольно взятых натуральных чисел. Эратосфен Киренский (II в до н.э.), самый разносторонний ученый своего времени, который впервые теоретически «измерил» дугу меридиана и определил размеры Земли (240 до н. э.), создал способ нахождения простых чисел до некоторого целого числа n, — «решето Эратосфена». Долгое время про аль-Хорезми никто не знал, но название его книги связывали с именем конкретного человека, поэтому самой распространённой была версия о греческом происхождении автора с именем Алгоризм и «мудреца по имени Алгус» или даже «славного счётчика Аргуса».

Но само название «алгоритм» общепринято считать от имени учёного Абу Абдуллах Мухаммеда ибн Муса аль-Хорезми, жившем в IX веке в городе Хорезм (Средняя Азия). Он дал описание придуманной в Индии позиционной десятичной системы счисления, сформулировал правила вычислений в новой системе и, вероятно, впервые использовал цифру 0 для обозначения пропущенной позиции в записи числа. После егосмерти надобилось почти три столетия, чтобы Европа узнала книгу аль-Хорезми. В латинском переводе название её было «Algoritmi de numero Indorum», хотя по-арабски она именовалась «Китаб аль-джебр валь-мукабала» (от «аль-джебр» в дальнейшем происходит слово «Алгебра»). Вот и выходит, что «алгоритм» в значении «искусство счёта с помощью цифр» попало в европейские языки благодаря сочинению Аь-Хорезми. Однако сторонники другого происхождения слова «алгоритм» утверждали, например, что algorism из греч. algiros и arithmos («больные числа»). Или были объяснения, что «слово алгорифм производится от арабского Аль-Горетм, т.е. «корень» (словарь Брокгауза и Ефрона).

Со временем математики перестали интересоваться происхождением этого термина, сосредоточив внимание на своих задачах. Слово algorism обрело значение способа выполнения арифметических действий посредством арабских цифр, то есть на бумаге, без использования привычной доски «абака». Затем первоначальная форма algorismi потеряла последнюю букву, и слово приобрело более удобное для европейского произношения вид algorism. В 1684 году Готфрид Лейбниц впервые использовал уже слово «алгоритм» в сочинении не по искусству счёта, а в ещё более широком смысле, как систематический способ решения проблем дифференциального исчисления. На Руси в 1691 году появился учебник арифметики с полным названием «Сия книга, глаголемая по еллински и по гречески арифметика, а по немецки алгоризма, а по русски цифирная счётная мудрость».

К началу же XX в. для математиков «алгоритм» означал любой арифметический или алгебраический процесс, выполняемый по строго определённым правилам. Но с тех пор термин используется не только в математических символах, ещё из логики красоты в методике творческого процесса, в том числе у художников. Оказалось, что эстетика тоже подвержена рациональным методам и приёмам гармонизации формы. На этом основываются возможности и пути использования алгоритмов в компьютерных технологиях, в области дизайна и науке о творческой деятельности.

АЛИБИ (лат. alibi – где-либо в другом месте) – в криминалистике, факт нахождения обвиняемого или подозреваемого вне места преступления в момент его совершения, установленный доказанным присутствием его в это время в другом месте.

В Римском праве существовал термин alibi (от лат. alius – где-то + ibiтам) как доказательство невиновности обвиняемого в момент совершения преступления. История его велась с древнейших времён, когда прежде чем взяться за важное дело, надо было обратиться к гадателям-авгурам за божественным знамением. Если ситуация позволяла, авгур совершал жертвоприношение, получая искомое по полёту птиц или внутенностя жертвы. Но если боги «не были готовы, не посылали знамения людям», тогда авгур говорил: «Аlio die» - «В другой день». Это означало отсрочку при неблагоприятных предзнаменованиях. У авгуров не всегда получалось, как он бы хотел, поэтому ему придумывать объективные причины. В таких случаях они говорили жертвователю: «Боги не желают с тобой общаться, потому что… Но у тебя есть другой день – приходи снова, попытайся». Поэтому слово алиби во французском языке в конце XIX в. получило двусмысленное значение «предлога, уловки, ложного обличья».

Есть ещё версия происхождения юридического термина «алиби». В Римской империи существовало особое ведомство по приему адресованных императору прошений – libelli; возглавлялось сначало императорским вольноотпущенником, а при Адриане – высокопоставленным чиновником из сословия всадников. Это ведомство называлось «А LIBELLIS» – «Место для жалоб». Тогда алиби можно трактовать как «уловка, предлог оправдаться на законном основании».

АЛИМЕНТАРНЫЙ ПУТЬ (от лат. alimentum - пища) – в медицине, способ заражения организма при употреблении в пищу инфицированных продуктов или при пользовании одной посудой с больным. В семейном праве – по договору между супругами, содержание несовершеннолетних детей, а в ряде случаев -нетрудоспособных взрослых членов семьи.

В Древней Греции в различной форме существовала забота со стороны государства о неработоспособных гражданах и детях-сиротах, в виде обеспечения продуктами первой необходимости, в основном, питания. Это были т.н. алиментационные выдачи продовольствия (оливковое масло, зерно, мясо) гражданам из государственных хранилищ. Раздача зерна происходила на городской площади, где должностные лица раздавали «пайки» со специальных возвышений, используя модий – небольшой бочонок стандартного размера с железным перекрестием, соединяющим четыре точки бортика, как гарантия официального объёма выданного зерна. По дням общественных праздников выдавалось и мясо.

Но более всего проявляли подобную «заботу» римляне. Рим постоянно воевал, многие римские семьи часто теряли кормильцев, и поэтому на улицах постоянно пребывали нищие и дети-сироты. К тому же олигархи, бездумно стремясь к беспредельному обогащению, за долги разоряли мелкопоместных крестьян, отнимали у них земельные участки, а те, не имея возможности прокормить детей, были вынуждены отказываться от них, передавая в дома богатых на положение полурабов. Бедность заставляла родителей отдавать собственных маленьких детей в руки людей особой профессии – андраподистов, или «делателей рабов», которые занимались гнуснейшим промыслом: за бесценок покупали детей, а потом или сами использовали их на услугах или продавали в рабы. Такая работорговля детьми процветала в Греции и Риме, вплоть до христианского периода, и была отличным источником доходов. Причём это делалось в пределах закона: взявшие ребёнка давали письменное согласие взять его на «воспитание», но когда ребёнок вырастал, он становился рабом «воспитателя», оплачивая трудом затраты за своё воспитание.

Обезлюденье Италии и стремительное обеднение большей части населения, не позволявшее многим семьям воспитывать молодое поколение, будущих защитников Отечества, вызывало озабоченность у политиков, общественных деятелей и правителей Римской империи. Государство пыталось заботиться о бедняках, но дальше раздачи бесплатного хлеба и оливкового масла проблемы до некоторого времени не решались. Да и подобными льготами пользовались лишь римские граждане мужского пола, разумеется, признанные бедными, постоянно проживающие в Риме. А таковых насчитывалось до ста пятидесяти тысяч семей, что составляло около трети населения столицы!

Марк Кокцей Нерва оказался первый из римских императоров, кто забил тревогу по этому поводу. В 97 н.э. он учредил «алиментационный фонд», а также «фонд для поощрения и материальной поддержки роста рождаемости среди крестьян». Но организовал этот император своё мероприятие весьма оригинальным образом: давал деньги римским городам взаймы из личных доходов, за невысокие проценты, но под залог частных и общественных земель и имущества, действительная стоимость которых намного превышала данные взаймы суммы. Таким образом, императорский капитал надёжно гарантировался от всяческих напастей и посягательств. А города-должники обязаны были уплачивать проценты под алиментационные займы, но не лично императору, а в городскую казну, откуда они уже шли на создание тех самых «фондов» для обеспечения и поддержки детей. То же самое делал после него император Траян, который значительно увеличил пожертвования: до 16 сестерциев (1 сест. = 15 гр меди.) в месяц на каждого мальчика, и 12 сестерциев – на девочку.

Следуя таким примерам со стороны властей, организовывались и частные «сиротские» фонды. В небольшом городке Атин, в Лации, при раскопках найдена любопытная надпись, относящаяся ко времени правления Нерона (37-68 гг.), она гласит: «Гельвию Базиле, сыну Тита, эдилу, претору, проконсулу, легату Цезаря Августа! Завещаю жителям Атина 400 000 сестерций, дабы на доход с них детям их, пока не войдут в возраст, выдавалось зерно, а затем каждому по 1 000 сестерциев». Плиний Младший тоже давал своим землякам, жителям города Комо, 500 000 сестерциев «на вскормление детей от свободных родителей». Также шли частые пожертвования в такие фонды от устроителей гладиаторских игр и цирковых представлений.

АЛЛЕГОРИЯ (гр. allegoria; от allegorein – говорить иначе) – образное представление абстрактных понятий и взаимоотношения вещей; толкование заложенного в произведении мнимого или действительно скрытого смысла.

Понятие аллегории впервые появилось в древнегреческой литературе со времени Гомера, Гесиода, Архилоха, Алкея, также в теории риторики для обозначения пространного, развернутого сравнения. Сформировался литературный жанр — аллегореза (allegoreza) как толкование скрытого смысла поэтических мифов. Это было вызвано стремлением связать образы прошлого с настоящим, сделать их актуальными, когда абстрактные понятия показывались иносказательно через изображения живых существ, животных или человеческих фигур с атрибутами, за которыми исторически закрепился символический, легко читаемый смысл. Например, изображение льва у греков традиционно олицетворяло силу, орла — зоркость, совы — мудрость, поскольку она не спит ночью и видит в темноте. Изображения античных богов олицетворяли деяния аллегорическими приёмами. Перун и молнии в руке Зевса – возмездие, Фемида с завязанными глазами – Правосудие, летящая богиня победы Ника — Славу. Обнаженные мужские и женские фигуры представляют реки и стихии. Типичный пример олицетворения — фигуры атлантов и кариатид в качестве опор архитектурного сооружения.

У римских поэтов Вергилия, Горация и Овидия аллегория была тоже в почёте, а первым, кто полностью сочинил аллегорическое произведение, был Пруденций (III в.), христианский поэт («Психомахия»), которая была хорошо известна в Средние века. Позднее объектом христианской аллегории стали особенности произведения Вергилия (толкование четвертой эклоги в качестве прорицания рождения Христа и т.д.). Вплоть до 16 – 17 вв. аллегорическое толкование составляло часть интерпретаций библейских текстов.

АЛЛЕРГИЯ (греч. allergia) – повышенная чувствительность организма к воздействию некоторых факторов окружающей среды (химических веществ, микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности, пищевых продуктов и др., называемых аллергенами).

Аллергические заболевания известны с древних времен. Гиппократ (V в. до н.э.) в своих трудах указывал на случаи непереносимости человеком некоторых пищевых продуктов, приводящих к желудочным расстройствам и крапивнице, а Гален (II в. н.э.) сообщал о насморке, возникающем от запаха розы. Поэтому понятие allergia (от греч. allos – другой + ergon) означало «присутствие инородного раздражителя, оказывающего неблагоприятное состояние души и тела». Отсюда обозначение заболевания, при котором «организм по-другому реагирует на неординарные факторы», как ответ на вмешательство посторонних сил.

АЛЛИТЕРАЦИЯ (лат. alliteratio, от ad – при + и littera – буква) – стилистический прием, состоящий в повторении одних и тех же букв или слогов в начале стиха или периода; напр., у Маяковского: «По океану носится с миноносцем миноносица».

В античной поэзии и прозе (особенно в риторике), как правило, аллитерировались одинаковые согласные, реже – гласные. Прием использовался в качестве художественного средства для выделения психологически важных мест и придания речи особой звуковой выразительности. Впервые аллитерация встречается у Гомера, а у римлян – начиная с поэта Невия Гнея (II в. до н.э.). Аллитерация была составной частью «метрики», учения о строении мерной, поэтической, её зависимости от правильного чередования созвучных звуковых групп в начале или в конце таких рядов. Предполагалось, что возможность расчленения поэтической речи на легко ощутимые, быстро схватываемые чувствами и сознанием части, усиливает ритм или сохраняет неизменный, строго определенный порядок стихосложения.

АЛОГИЧНЫЙ (от греч. а — без + logismos — рассуждение) – поведение человека, несовместимое с логическим мышлением, противоречащее логике. Также смысловой скачок в речи, используемый как стилистический прием, попытка доказательства в обход связности и последовательности изложения.

Роль логики в дискуссии велика. Она позволяет строить подлинно доказательную аргументацию и находить у оппонентов ошибки и всякого уловки, отличать рациональное обоснование от апелляций к чувствам, верованиям и стереотипам. Поэтому роль логики а истории Древней Греции была велика. В этот исторический период, когда возникали и интенсивно развивались математика, физика, астрономия, медицина, психология и другие науки, появилась необходимость осмыслить процесс познания, объяснить вообще умственную деятельность человека. Логика позволяла ответить на эти вопросы.

Проблемы логики впервые охарактеризовал Аристотель (IV в. до н.э) в «Органоне», где были затронуты возможности построения теории правильных (дедуктивных) рассуждений, позволяющих из истинных высказываний гарантировано получать истинные следствия (силлогистика). Логика также определяла необходимую закономерность во взаимосвязи объективных явлений («логика развития», «по логике вещей», «логика рассуждения», «логика мышления» и т.п., и применение языка как средства познания мира и средства выражения мысли (логико-семиотика).

Правда сам Аристотель называл созданную им науку не логикой, а прежде всего аналитикой, хотя и употреблял термин «логическое». Сам же термин «логика» вошел в научный оборот несколько позднее, причем он объединял и искусство мыслить – диалектику, и искусство рассуждать – риторику (в соответствии с двуединым смыслом слова «logos» – «слово» и «мысль»). Лишь с прогрессом научной мысли этим термином стала обозначаться собственно логическая проблематика, а диалектика и риторика выделилась в самостоятельные отрасли знания.

АЛОПЕЦИЯ (лат. alopecia — облысение) — патологическое выпадение волос, приводящее к их поредению или полному исчезновению в определенных областях головы или туловища.

Безволосое тело у римлян представяло собой один из эталонов красоты. Отсутствие волос на видимых частях тела, руках и ногах, и особенно в области подмышек считалось естественным для свободного гражданина. Зато «волосатость» была принадлежностью варваров и рабов! Поэтому каждый римлянин, будь то мужчина или женщина, заботился, «чтобы не зарастать волосяным покровом», для чего в домашних услових терпеливо натирал тело вулкнической пемзой или мазями. Но для этого существовали профессионалы, которые проделывали всяческие приёмы по удалению волос в общественных банях, термах. Здесь особые рабы-алипилы (лат. alipilus) за приличное вознаграждение удаляли специальными щипчиками из подмышек клиентов волосы. Весьма болезненная процедура! Особенно когда процесс осуществлялся при помощи смоляных пластырей или попросту волосы обжигалась огнём небольших факелов. По свидетельству античных авторов, клиенты кряхтели, но в большинстве случаев «визжали как боровы, которых резали». Чего не приходилось терпеть ради красоты!

Когда служка-алипил простаивал, он стоял у входа и… визжал, до тех пор, пока к нему не обращались за услугой. Приступая вновь к делу, он предоставлял теперь возможность визжать своему клиенту. Наверно, со стороны – смешное зрелище! В термах работали ещё другие специалисты из рабов, по умащиванию тел гимнастов и посетителей бани маслами благовониями.

АЛТАРЬ (лат. altaria; от altus – высокий) – восточная часть христианского храма, где находится престол; в православной церкви алтарь отделен от остальной части храма иконостасом. В высоком понятии, термин «алтарь Отечества» (науки, искусства и т.п.), означает жертвенный поступок человека во имя Отечества (науки, искусства и т.п.). Любые возвышенности, холмы и горы, уже для первобытных племен были самым простым путем в Небо – отсюда вечное стремление человека собирать в кучу камни, сделав это место священным, строить каменные пирамиды, насыпать курганы, возводить храмы, церкви, менгиры. ТВ Античности алтарь представлял собой особое возвышение, используемое верующими для жертвоприношений богам, устанавленное вне храма на огороженном священном участке земли. Алтари воздвигались в виде земляной насыпи, из каменных блоков, цельного мрамора, с облицовкой плитами и с великолепными архитектурными украшениями. Пример тому, известный алтарь в Пергаме или «Алтарь Мира», установленный Августом на Марсовом Поле в Риме после своего победоносного возвращения из Испании и Галлии.

Алтарь воспринимался верующими как центр Мироздания, олицетворение Микрокосма, а его возведение как бы повторяло сотворение Вселенной. Алтарь для человека становился посредником между землей и небом, возможностью общаться с божеством. Поэтому традиции античной алтарной архитектуры продолжились в раннехристианских храмах, где жертвенный стол использовался для «евхаристии», что означает «благодарение» или «благодарственная молитва».

АЛФАВИТ – совокупность букв, расположенных в определенном порядке и принятых в письменности какого-либо языка.

Современное название «алфавит» произошло от первых двух букв греческого алфавита «альфа» и «бета» («вита»). Это импонировало эллинам, поскольку alpha с греческого означает «честь», и ещё, наверно, потому, что Алфей – самая известная в Греции священная река. Или такая версия: с финикийского aleph переводится как «бык» – а греческая Беотия известна как «Страна быков». В Аркадии же поклонялись Белой богине по имени Алфито. Возможны и иные версии… Согласно мифу, алфавит, состоящий всего из 7 звуковых обозначений, изобрели богини судьбы, мойры. Затем «бог Гермес к ним добавил ещё 11 и перевел эти звуки в буквы, придав им клинописную форму, как летящие в небе журавли»… Поэт Эсхил (V в. до н.э.) утверждал, что греков познакомил с умением «понимать и складывать буквы» не кто иной как Прометей. А в III в. до н.э. считалось, что алфавит – наследие божественных Муз с о. Крит. И действительно, имеются научные подтверждения, что греческий алфавит появился на базе упрощённого написания критских иероглифов.

Согласно мнению римского историка Плиния Старшего, это египтянин Менон впервые изобрел начертание букв. Оттуда они попали к финикийцам, а те передали это искусство любознательным грекам. Есть свидетельства, что задолго до появления в Греции общепринятого алфавита греческие жрицы финикийской богини Ио-Луны использовали символические знаки-буквы в ритуальных целях, в мистериях, держа в глубокой тайне свои знания. Их алфавит изображался прутиками, вырезанными из различных пород деревьев, соответствовавших порядку следования месяцев в году. Как это было принято позже у друидов. Геродот сообщает, что легендарный царь финикийцев Кадм в поисках родной сестры Европы, которую похитил Зевс в образе быка, появился в Греции, гед пребывал довольно долго. Он передал местным аборигенам немало полезных сведений в искусствах и науках, в т.ч. о письменных знаках. Так финикийский алфавит стал частью греческого, а произошло это в IX в. до н.э.

Но поначалу алфавит греков содержал только согласные звуки. Гласные появились при участии жрецов Аполлона, представлявшиеся как «отражение звучания флейты или кифары: семь струн – семь нот – семь гласных»… Можно предположить, что распевание жрецами священных гласных, прославляющих Аполлона, в нежном сопровождении лиры, использовалось в святилищах в лечебных целях. Этим сообщениям можно доверять, поскольку поначалу широкого применения греческий алфавит не получил, потому его буквенные изображения и в целом всё письмо воспринимались как божественное чудо.

Появление же «настоящего» греческого алфавита относится к VI в. до н.э., творцом считают некоего Паламида из Аргоса. Ему нашли применение купцы для обозначения своих товаров и путевых заметок; причем писали они, как и финикийцы, справа налево. Правда, греки добавили свой оригинальный метод, обозначенный как бустрофедон (от греч. bous – бык и strephein – поворачивать): текст писался без разрывов между словами справа налево и потом обратно – слева направо. Убедившись в дальнейшем, что это не всегда удобно, эллины остались верны «левостороннему движению». С тех пор алфавит прошёл длинный и тернистый путь, прежде чем принял современное обозначение и смысл. Но именно эти буквы, освященные греческими богами, положили начало латинскому алфавиту, а тот, укрепив позиции на территории Римской империи, создал фундамент для будущих европейских языков.

АЛЬБИНИЗМ (от лат. albus — белый) – отсутствие нормальной пигментации у животных и людей — кожи, волос, радужной оболочки глаза; у растений — зелёной окраски всего растения или отдельных частей, что приводит к пестролистности.

Необычный облик живых существ – альбиносов и ореол неразгаданной тайны, окутывающий их происхождение, породили у разных народов немало мифов и легенд. Альбинизм был известен и описан в Древней Греции и Риме. Бога Диониса греки представляли в виде белого быка; аргивяне величали Диониса «быкорогим», изображался он восседающим на быке. В могучего белого быка перевоплотился сам Зевс, решивший похитить красавицу Европу, дочь финикийского царя Агенора. Она с подругами гуляла по берегу моря, бык подошел к девушке, он лизал ей руки и ласкался к ней. Дыхание быка благоухало амврозией, весь воздух был наполнен этим благоуханием. Европа гладила быка, обнимала его голову и целовала его. Бык лег у её, как бы приглашая сесть к нему на спину. А когда, смеясь, Европа села на широкую спину быка, он вскочил и направился прямо в море, не дав девушке опомниться. Бык перенес ее на своей спине через море на остров Крит. Здесь Зевс принял свой обычный образ, обольстил Европу, которая потом родила ему сыновей Миноса, Радаманфия и Сарпедона. Впоследствии она стала супругой бездетного критского царя Астерия («звёздного»), усыновившего и воспитавшего её детей от Зевса, а они уже унаследовали власть над островом.

Белый бык был священным животным Посейдона, владыки морей. Посейдон подарил быка критскому царю Миносу, чтобы тот принес этого быка ему в жертву. Но Минос вопреки обещанию оставил его у себя. В наказание Посейдон наслал на быка бешенство, которого убил Геракл, принеся таким лобразом быка в жертву богу моря.

Греки приносили в жертву добрым небесным богам только белых лошадей, а подземным богам и злым божествам – чёрного. Согласно мифологии, белые кони несут солнечную колесницу Феба. Богиня любви Афродита, спеша на свидание с любимым, ранила ногу шипами белых роз. Многие греческие философы говорили о т.н. «белых гиперборейцах», населяющих северные земли. Греческие жрецы в жертвоприношениях на алтарях разжигали огонь, используя поленья священных деревьев: белый кипарис, «отраженный в Лете, реке забвения», белый тополь, «отраженный в водах Мнемозины, реке памяти». При сжигании тел умерших использовали те же священные деревья.

АЛЬБОМ (лат. album – открытый лист по сбору подписей) — книжное или музыкальное издание с воспроизведениями картин, рисунков, чертежей, фотоснимков, музыкальных композиций и т.п., отвечающих определённой тематике и сопровождаемое пояснительным текстом.

У древних римлян альбомом называлась доска, покрашенная гипсом, алебастром или белилами (от лат. albus — белый), изготавливаемых из «цинкового камня». Плиний в «Естественной истории» описывает способ приготовления свинцовых белил: рабочие клали листы металла на емкость с уксусом, в результате химической реакции получался карбонат белого свинца. Вместе с написанными текстами важных сообщений доски-альбомы выставлялись в публичных местах. Это были указы сената, решения судей по важным государственным делам, сообщения об общественно-политической жизни страны, суть союзнических или торговых договоров между дружественными городами и государствами. Здесь же приводились полные тексты указов и постановлений городских магистратов, сообщения о предоставлении гражданства иностранцам за какие-либо заслуги, списки избранников на должностные посты. На таких досках верховный жрец публиковал официальную хронику религиозных событий, а новоизбранный претор – свой законодательный эдикт.

Со Средневековья римское album стало применительно к «сшиву» из белых листов пергмента, затем бумаги, предназначенных для записи знаменательных семейных событий, родословных и личных памет. В официальных университских альбомах велись списки имён выпускников. Позднее появились т.н. «подносные альбомы» с портретами монархов, что дало повод рождению памятных фотоальбомов и альбомов художественной направленности. В таком виде альбом дошёл до наших дней.

АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ (от лат. alter – один из двух) – особая система голосования, когда избиратель проставляет в бюллетене свои предпочтения напротив каждого из кандидатов. Если при подсчете голосов по первому предпочтению ни один из кандидатов не набрал абсолютного большинства, голоса, поданные за наименее успешного кандидата, распределяются между остальными кандидатами в соответствии со вторым предпочтением. Эта процедура продолжается до тех пор, пока один из кандидатов не наберет при подсчете абсолютное большинство голосов.

Аристотель при рассмотрении вопроса о том, «возник ли мир во времени и может ли он погибнуть во времени», оперировал понятием «альтернативы», т. е. необходимостью признать одно из двух: 1) «материя» и «форма» уже существовали до момента начала первого движеия; 2) до этого момента они не существовали, откуда необходимо утверждать, что и «материя» и «форма» возникли. А так как возникновение невозможно без движения, то при сделанном предположении получаем нелепый вывод, будто «движение существовало до начала движения». Аристотель предлагает лишь один способ устранения противоречия: «допустить, что происходящее в мире движение не только не имеет начала, но не имеет и конца», т. е. что оно вечно.

В Римском праве существовало понятие «альтернатива» (от лат. alternus — попеременный) – правило, состоящее в том, чтобы при подписании межгосударственных актов имена участников договора и их подписи ставились бы вначале текста договора. Но споры всё равно вызывались тем, кто первый подписывает договор, или кто стоит первый в списке участников многостороннего договора. Обычно принималось решение ставить подпись не «сильному», а алфавитным порядком.

АЛЬТРУИЗМ (фр. altruism; от лат. alter – один из двух)) означает бескорыстные побуждения человека, влекущие за собой поступки на пользу других людей.

Понятие альтруизма было предложено французским философом, основателем позитивизма Огюстом Контом (1798–1857) для того, чтобы выразить принцип жизни, противоположный эгоистическим взаимоотношениям. Философ считал альтруизм, «социальным чувством» в надежде на то, что с ним, этим чувством, общество будет развиваться в направлении всё большей гуманизации ценностей. Но альтруистические тенденции были известны задолго до Конта, ибо в свое время такие известные философы, как Аристотель, Диоген, Сократ, Эпикур и многие другие, пропагандировали их в своих лекциях и письменных сочинениях. Особенно была им близка тема дружбы (греч. philia), не обусловленной родством, а общением и интересами. Дружба становится предметом внимания мыслителей, озабоченных кризисом и распадом традиционных (архаических) уз и стремящихся понять: чтo помимо ритуала, соглашения и расчета, может быть основой глубоких и прочных отношений между людьми. И вот здесь на первый план выступает личная близость как таковая, дружба бескорыстная с взаимной привязанностью и духовным единением.

Чаще всего она устанавливаются в силу соучастия в общем деле или общности интересов, что позднее получит название гетерии – товарищества. Пифагор рассматривал дружбу в качестве принципа единения в мире всех со всеми, в том числе между людьми. Пифагору принадлежит высказывание: «Дружба – это равенство», значит, «у друзей всё общее». Вместе с тем, наиболее ценными разновидностями дружбы Пифагор считал бескорытсную дружбу с родителями, вообще со старшими, а также с благодетелями. И как таковая дружба со времен ранней античности символизировала возвышенные человеческие отношения и рассматривалась как воплощение подлинной добродетельности и мудрости.

Аристотель уделил внимание в «Никомаховой этике», указывая на проявления альтруизма, сопутствующие дружбе. Главное в дружбе – обладать добродетелями, которые направят человека к высшему благу как нравственному идеалу. Человек должен быть воздержным в отношении к самому себе, а определив должное отношение человека к самому себе, Аристотель показывает, каким должны быть его отношения с другими людьми: люди благодетельствуют в отношении друзей; друг представляет для друга ценность сам по себе; друзья проводят время совместно (или живут сообща), «наслаждаясь взаимным общением»; они схожи во всем и делят друг с другом горе и радости; друзей отличает единомыслие, которое проявляется также в поступках; поскольку к другу относятся, как к самому себе, то друг – это другое Я.

Этический смысл аристотелевского альтруизма заключаетсяв следующем: «в дружбе человек желает другому блага ради него самого; старается по мере сил, не думая о себе, содействовать этому благу; к другу относится, как к самому себе».

АМАЛЬГАМАЦИЯ (от фр. amalagmae; от греч. malagma – мягкая подкладка) - одна из форм централизации посредством слияния фирм, предприятий в единую акционерную компанию, в результате каждая в отдельности утрачивает прежнюю самостоятельность.

Певроначальное значение термина «амальгамация» – растворение благородного металла в ртути (получение амальгамы). Это способ извлечения металлов главным образом золота, из измельченных руд и песков путем смачивания обнажённых металлических частиц ртутью, открыли греки в VI в. до н.э.. Предположительно, его ещё раньше применяли древние ассирийцы. Когда требовалось золочение или серебрение, смесь золота (серебра) и ртути наносилась на холодную поверхность металлического изделия, после чего шел процесс сильного нагревания. В результате диффузии образуется твердый конгломерат из драгметаллов в химическом соединении с ртутью, которая потом испарялась и в охлажденном состянии переходила в естественное жидкое состояние.

Секрет «амальгамации по-гречески» впоследствии был утерян, и только в начале XVI века некий немецкий рудокоп переоткрыл этот способ. Испанец Бартоломео де Медина усовершенствовал методику, после чего амальгамация стала известна в Европе, окуда попала в Мексику и Перу на прииски по добыче серебра и золота. Как утверждают международные экономисты, амальгамация в открытой европейцами Америке в значительной степени привела к перенасыщению золота и серебра в Европе XVI—XVII веков и, соотвчетсвтенно, к революции цен.

Подобным образом извлекают полученное при промывке золото и у нас в Сибири и на Урале, где амальгамация идет одновременно с промывкой: в тех местах, где садятся более тяжелые частички породы, заключающие золото, они встречают слой ртути, в которой золото растворяется. После фильтрации и отгонки полужидкой массы остаток толкут и отделяют от более легких частичек примешанной к золоту породы.

АМБИЦИОЗНОСТЬ (лат. ambitio – самолюбие, претензии; от ambi – вокруг) – нравственное качество человека, воспринимаемое обществом как обостренное самолюбие, спесь или даже чванство. Но это, прежде всего мотивация человека развивать в себе лучшие качества для достижения видимой только ему цели: быть лучше, быть успешнее, вести за собой остальных.

В Древнем Риме на Марсовом поле, или на Форуме, всего один раз в году происходило соискательство вакансий на государственные должности. Для этого сюда приходили граждане, чтобы проголосовать за своего кандидата. А те ходили среди них, уговаривая подать за них свой голос, обещая достойно защищать народные интересы. Это называлось ambitus (с лат. ambiхождение вокруг). В республиканский период такой метод назначения на долдность оправдывал себя, поскольку избиратели могли реально видеть кандидата, услышать его обещания и возразить, если он их чем-то не устраивал, или он уже занимал эту должность и не оправдал их надежды. Оттого злоупотребления властью и должностные преступления в виде подкупа и взяток не были широко распространёнными. В имперский период жажда власти была настолько высока, что амбициозно настроенные соискатели должностей не останавливались ни перед чем, нередко прибегая к недозволенным методам в своей избирательной кампании: заискивание, приобретение друзей за деньги, подкуп избирателей и пустые обещания, организация избирательных комитетов в пользу того или иного соискателя. Власти старались искоренять отступления от демократии выборов, регулярно издавали законы, ужесточающие контроль над процессом, подавали иски на виновных лиц в суд. Безрезультатно! Закон Помпея 52 г. до н.э., например, устанавливал за подобные нарушения пожизненное изгнание за пределы Рима, однако видимых успехов такие меры не принесли.

С некоторых пор, когда роль сената в управлении государством свелась к нулю в пользу императора, распределение «хлебных» должностей стало зависеть больше от близости ко двору. В этих условиях необходимо было иметь влиятельных друзей, которые любили дорогие подарки и внимание к своей особе. С тех пор ambitus обрела статус «купли-продажи должностей».

АМБУЛАТОРИЯ (от лат. ambulatorius – подвижный) – лечебное учреждение, оказывающее медицинскую помощь по основным специальностям (терапия, хирургия) приходящим больным и на дому.

История термина «амбулатория» берет начало от ambulator – «гуляющий, праздношатающийся» или «лоточник, торговец вразнос», т.е. с лат. ambulatorius – «совершаемый на ходу». Отсюда ambulatio – «хождение взад и вперед, расхаживание, место для прогулок». В большинстве греческих городов помимо частных врачей, проживающих в богатых домах, существовала корпорация общественных врачей, которые лечили приходящих больных, в основном малоимущих граждан, в специальных лечебницах. Лечебницы содержались за счет городской казны, лекарства приходящим больным выдавались бесплатно. Хорошему амбулаторному врачу платили до 2 талантов (26,2 кг сер.) в год. В его распоряжении имелся достаточный штат помощников, также содержащихся за счет городской казны. Состоятельные граждане тоже лечились зедсь, по надобности, но за отдельную плату.

Кроме лечебных процедур в амбулатории имелись массажные салоны, где пациентам втирали лечебные мази, растирали больные суставы и поврежденные конечности. Одним из первых таких общественных врачей в Греции был Димокед из Кротона, с которого, собственно и началось амбулаторное, да и остальное общественное лечение в Греции. Он стал достоянием истории ещё тем, что удачно пролечил самосского тирана Поликрата и персидского царя Дария (VI-V вв. до н.э.). Известна ещё история Антифонта из Коринфа, который «пристрастившись к поэзии, создал искусство лечения скорбей, подобно лечению». Он обустроил медицинский кабинет, выходящий на центральную площадь, куда зазывал больных, обещая, что «способен лечить скорбящих речами». Осведомляясь о причинах, он утешал больных мудрым словом. Потом, правда, посчитав это ремесло ниже своего достоинства, Антифонт занялся риторикой, где преуспел больше, чем во врачевании.

У римлян долгое время не было профессиональных врачей. Они вообще неблагосклонно относились к врачебной практике, особенно если дело касалось греческих врачей. Считали их варварами, «которые стремятся погубить римлян любым способами». В 218 до н.э. в Рим прибыл грек Архагат, известный врачеватель.имея на руках рекомендации богатых римлян, которых вылечил будучи в Греции, он получил права гражданства, после чего объявил, что намерен лечить больных «на общественных началах». Городские власти купили для него на форуме небольшую лавку, куда стали приходить больные за лекарствами и советами. Именно с Архагата началась в Риме практика общественных врачей и амбулаторий. С одной лишь разницей, что большинство последующих римских врачей происходили из рабов или вольноотпущенников. К сожалению, долгое время среди римских «врачей» были люди, которые не имели специального медицинского образования (да никто с них диплома и не требовал!), иногда это были обычные шарлатаны. Но никому из них это не мешало неплохо зарабатывать на богатых пациентах, хотя гарантий больным не давали, в отличие от египетских врачей: за ошибки в лечении те подлежали уголовной ответственности вплоть до смертной казни. Диктатор Корнелий Сулла (138-78 до н.э.) однажды попытался нагнать страху на недобросовестных врачей, издал закон о наказании «за дурное лечение» изгнанием. Но закон практически ничего не изменил!

АМИКУС. В неформальной обстановке близкие по духу мужчины нередко обращаются друг к другу словами «амиго» (исп.) или «амикус» (лат. amicus) – «друг». Руководители государств, желая подчеркнуть дружеское расположение и взаимопонимание, в неофициальных встречах иногда допускают такое обращение.

В Древнем Риме понятие amicus (с лат. «дружеский, благожелательный») означало нравственную связь между людьми близкими родственными узами или интересами. «Homo mihi amicissimus» – «человек благосклонный, расположенный к дружбе». Так же назывались доверенные советники императоров. Гай Октавиан Август смело привлекал к государственному управлению умных и расторопных, и главное, честных, на свой взгляд, людей, невзирая на сословие и часто не считаясь с молодостью. При всем своем стремлении к единовластию, Октавиан завёл при себе «совет друзей императора», членами которого состояли не только близкие друзья, такие как Агриппа и Меценат, но известные философы и ученые, признанные специалисты промышленных производств и сельского хозяйства, историки и литераторы, ваятели и зодчие. Собираясь принять важное решение в сенате или Народном собрании, принцепс обычно советовался с ними, что было необычно для римских властителей. У Марка Аврелия среди штатных «друзей императора» числился даже мимический актёр Агелий Септентрион, как он сам себя называл, «самый великий из всех актеров», после смерти которого многие города Италии оспаривали честь считать его своим гражданином.

Звание «Друг римского народа», или «Amicus populi Romani, давалось как почётный титул отдельным лицам «из варваров» и целым народам с целью расположить их к Риму. Например, в истории войн Рима с Карфагеном есть случай, когда к римскому полководцу Сципиону привели пленников из враждебного Риму племени. Среди них находилась девушка необыкновенной красоты, невеста одного из первых людей в племени кельтиберов – Аллуция. Сципион немедленно послал за родителями и за женихом, и как только Аллуций прибыл, Сципион увел его к себе в палатку и начал так:

– Мои солдаты захватили в плен твою невесту и привели ко мне; она такая красивая, что я и сам влюбился бы в нее и просил бы у её родителей взять в жены. Но, весь целиком, я принадлежу не себе, а моему государству и потому хочу помочь твоей любви – это я могу себе позволить. Прими свою невесту из моих рук как дар, достойный нас обоих. В ответ я прошу только одного: «стань другом римского народа». Если ты веришь, что я человек порядочный и достойный, то знай, что в римском народе таких, как я, много. Знай, что нет на земле другого народа, дружба с которым была бы для тебя таким счастьем, а вражда – таким несчастьем.

Аллуций, не помня себя от радости, взял Сципиона за правую руку и стал молить всех богов, чтобы они воздали римлянину за его великодушие, ибо он, Аллуций, не в силах отплатить ему так, как того требует собственное его сердце и неоценимое Сципионово благодеяние. Вернувшись, Аллуций без умолку расхваливал Сципиона своим соплеменникам.

– Явился молодой римлянин, истинно подобный богам! – повторял он снова и снова. – Он всех и всё побеждает и силою оружия, и добротою.

И уже через несколько дней он снова был у Сципиона с отрядом в 1400 отборных всадников, своих клиентов.

В других случаях целые государства и их правители были на почётном положении «друзей Рима». Например, формально армянский царь считался «другом и союзником римского народа», фактически же Армения находилась в зависимости от Рима. Она имела, в первую очередь, стратегическое значение, и оттого на её территории в I в. н. э. неоднократно стояли римские гарнизоны. Так, награждая титулом «друзья римского народа», «союзники римского народа» и клеймя остальных именами «врагов римского народа», Рим строил свою внешнюю политику, заботясь лишь о собственных интересах.

АМИМИЯ (лат. amimia; а- отрицание + греч. mimia – выражать лицом) – отсутствие мимики, что необходимо при выполнении специальных заданий в дипломатии, разведке, экономических переговорах и т.п. Можно научиться «управлять своим лицом», маскировать отображение эмоций, проявляя анимию. Но амимия случается ещё и при поражении лицевых нервов, при паркинсонизме, – т.н. «Кабана болезнь».

Понятие «мимика» исходит из III в. до н.э., когда греческая драма стала уступать место новому сценическому явлению – миму и пантомиме (от греч. mimikos – подражательный). Поначалу мимическое действие состояло из коротких диалогов, но избавившись от части слов, актёр вынужден был выражать мысли, чувства и порывы желания своих героев движениями мышц лица и ужимок. Когда слова полностью исчезли из сценария, мим трансформировался в пантомиму («всеподражание»). Исполняли пантомиму в одноактных пьесах, состоявших из музыки, действия, жестикуляции и танцев – без слов.

Особенно выразительно проявляли себя мимические актёры на… похоронах. Шествие и кортеж с покойником окружали мимы, нанятые по этому случаю, разряженные в пёстрые ожеды и в масках, с факелами в руках, хотя похороны происходили обычно днём. Впереди шли музыканты с медными трубами, извлекая резкие звуки, под которые не очень стройно пел хор, переодетый в сатиров (спутников Диониса), и они же исполняли «синекей» – комический танец. Впереди шагал архимим (старшина мимов), одетый и загримированный под покойного: он во всём старался быть очень похожим на него, не только видом, но и походкой, осанкой и манерами держаться на людях.

Гротескными действиями актёр-«покойник» специально вызывал смех у присутствующих – так требовал обычай. За ним шли чередой актёры-мимы, изображая всех «предков» умершего, с регалиями и атрибутами той деятельности, какую совершали эти давно ушедшие из жизни персонажи. Для непосвящённых – немного жуткое зрелище, ибо казалось, что все они восстали из мёртвых!

Сохранились несколько имён знаменитых римских мимов, живших в начале I в. н.э.: Аполавзий Пилад, Мемфий и Агелий Септентрион.

АМНЕЗИЯ (от греч. a-mnesis – воспоминание) – нарушение памяти, при котором невозможно воспроизведение ранее образовавшихся понятий и представлений, иначе, пробел в памяти.

Античные врачи наблюдали амнезию, «провалы в памяти», при ранениях головы. Попытки излечить в основном были безуспешными, тем более что ее считали божественным проявлением – «священной» болезнью. В мифологии присутствовала богиня памяти Мнемосина (Mnemosine — «Вспоминающая»), дочь Урана (Неба) и Геи (Земли). По сообщению историка Павсания, вблизи пещеры Трофония в Беотии находились два источника: Леты (Забвения) и Мнемосины (Памяти); кто окунался в ручей Забвения, тот, естественно, всё забывал, а когда купался в водах Мнемосины, вспоминал забытое. В одном из орфических гимнов Мнемосина прославляется за дарование «памяти и цельного ума людям». Рождённые ею музы позднее стали олицетворять отдельные «Семь свободных искусств».

Понятие мнемоса (mnemos — память) древние греки противопоставляли амнесису (a-mnesis — забвение), соответствующие «жизни-смерти». С образом Мнемосины связывают также формирование отдельного жанра античного искусства — апомнемоневмата, или «записи знаменательных событий».

АМНИСТИЯ (гр. amnestia – забвение, прощение) – полное или частичное освобождение от уголовной ответственности или от наказания неопределенного круга лиц, совершивших преступления, либо замена наказания более мягким, либо сокращение его срока, либо снятие судимости с лиц, его отбывших.

Амнистия как «прощение» или «примирение» была довольно частым явлением в политической жизни древнегреческих городов-полисов. Например, в Афинах при Солоне – в отношении Алкмеонидов (VII в. до н.э.) и после правления «Тридцати тиранов» (IV в. до н.э.); в Египте – при Птолемее VIII (I в. до н.э.). В Риме – после убийства Цезаря в марте 44 до н. э. Амнистии были необходимы обеим сторонам внутриполитических раздоров или военных действий между враждующими греческими городами, когда требовалась спокойная, деловая обстановка, во время которой шёл поиск нового политического решения мирным путём. Это было время активных действий по умиротворению возбуждённого общества после гражданской войны или внутренних раздоров. Приостанавливалось судопроизводство, отменялись вынесенные наказания государственным преступникам, отменялись или облегчались в наказаниях ранее вынесенные приговоры в отношении отдельных лиц или целых семей. И вообще не разбирались никакие жалобы, кроме тех, которые требовали разрешения данной ситуации. Примирение сторон и государства длилось до выработки взаимно согласованного решения.

В этом смысле примечателен один исторический пример. Летом 334 г. до н.э. на 113-х Играх в Олимпии греки услышали обращение молодого македонского царя Александра «К изгнанникам» с призывом к более двадцати тысячам политических изгнанникам. Все в разные годы вынуждено покинули свои города из-за страха быть уничтоженными политическими врагами. Они потеряли имущество и связи с семьями, близкими и друзьями. Александр, теперь уже неофициальный правитель Греции, «прощал всех кроме виновных в святотатстве и убийствах». Он разрешал им вернуться по домам, в семьи, обретая незаконно отобранные гражданские и политические права. Он одним указом об амнистии получал сразу двадцать тысяч верных своих сторонников, единомышленников.

АМОРАЛЬНОСТЬ (лат. а – отрицание + moralis – нравственный). Человек, отрицающий моральные устои и общепринятые нормы поведения в обществе (лишённый морали, безнравственный) воспринимается как аморальный.

Античная философия чётко проводит границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т. д. С точки зрения Сократа (V в. до н.э.), «философия – это есть подлинный способ познания добра и зла». Он сравнивает отдельные моральные поступки, выделяет в них общие элементы, анализирует их, чтобы таким путем достигнуть общего понятия о добре, зле, справедливости, красоте и т.д. Сократ учил, что любовь к мудрости, к знанию может рассматриваться как нравственная деятельность в том случае, если знание само по себе есть добро. Он глубоко верил, что если человек знает что именно хорошо, а что плохо, то он никогда не поступит дурно. Нравственное зло идет от незнания, значит знание это источник нравственного совершенства. Истина и нравственность, для Сократа – совпадающие понятия.

По философии Сократа, знание того, что такое хорошо, а вместе с тем, что полезно человеку, «способствует его блаженству, его жизненному счастью». По Сократу, есть три основных человеческих добродетели: 1) умеренность (знание как обуздывать страсть); 2) храбрость (знание как преодолевать опасности); 3) справедливость (знание как соблюдать законы божественные и человеческие). Сограждане не поняли Сократа, он был обвинен в том, что подобными разговорами он «развращает молодежь, не признает богов и священных обычаев», и потому приговорен к смерти. Аристотель, знающий учение Сократа, настаивал, что «мораль как этическая добродетель внеразумной части души не возникает в нас от природы: она существует от природы и уже не изменится под влиянием привычки».

АМОРТИЗАЦИЯ (лат. amortisatio – погашение) – постепенное снашивание основных производственных фондов (оборудования, зданий, сооружений) и перенесение их стоимости по мере износа на вырабатываемую продукцию.

В Римском праве существовал термин «амортизация» в понятии постепенного погашения денежного долга или выкупа обязательств отдельным лицом путем периодических плтежей. При заключении договора на получение денег или получения вещи стороны определяли возможность потери части цены долга со временем. Предметы договора делились на «потребляемые» и «непотребляемые» (в современном понимании – на амортизируемые и неамортизируемые). Однако речь шла все же не об амортизации, а об износе, обесценении. К потребляемым вещам относились вещи, которые согласно их прямому назначению при первом же пользовании материально уничтожались – res quae ipso usu consumuntur, tolluntur. Сюда относились продовольствие и деньги, последние в том смысле, что при каждом расчете они терялись для собственника. Непотребляемыми вещами считались такие, которые не изнашивались от употребления (драгоценный камень) или теряли свою ценность и способность выполнять свое назначение – resquae usu minuuntur. Исходя из этих соображений, происходило погашение (амортизация) долга.

АМПЕЛОГРАФИЯ (от греч. ampelos – виноград + grapho – пишу) – наука о сортах и видах винограда, о закономерностях изменчивости их свойств под влиянием среды и направленного воздействия человека; пути улучшения старых и создание новых сортов.

Истоки слова «ampelos» следует искать в греческой мифологии, в частности, в легенде о Дионисе, боге виноградарства и виноделия, и юноше по имени Ампелос. Будучи молодым и ещё малопризнанным божеством Дионис много путешествовал – познавал мир людей. Однажды он встретил красивого юношу, с которым необычайно сдружился и больше не расставался с ним: вместе друзья отдыхали и веселились, охотились и состязались друг с другом в ловкости и силе. Но случилась беда: Ампелос, прыгая со скалы на скалу, сорвался и разбился насмерть…

Дионис не просто скорбел об Ампелосе – рыдал, царапал от горя себе лицо, не ел и не спал. Он обратился к Зевсу, отцу своему, которого просил вернуть другу жизнь. Но Зевс, даже если бы захотел, не мог дать вторую жизнь смертному. Но превратил мёртвого Ампелоса в живую виноградную лозу. Потом бог сказал Дионису: «Возлюби эту лозу как друга своего Ампелоса, и тогда плоды твоей любви вернут его к жизни щедрым урожаем плодов виноградных. Виноградная лоза будет жить на земле так долго, как будет долга память твоя об Ампелосе».

Дионис сделал так, как велел отец: посадил виноградную лозу в прогретую солнцем землю, вспоминая своего любимого друга, обильно проливал на неё слёзы. Он терпеливо выхаживал лозу, радовался каждой проклюнувшейся почке, хрупким листочкам, любовался нежными зелёными побегами, стремительно зрелость и упругость. А когда золотой осенью виноградный куст подарил ему обильный урожай сочных и сладких ягод, счастью Диониса не было предела: понял он, что его друг Ампелос обрёл в виноградной лозе бессмертие…

И сложил Дионис виноградные грозди в большую корзину из ивовых прутьев, калаф, и давил он те грозди босыми ногами, а из калафа вытекал сладкий сок…

И наполнил Дионис тем соком глиняные кувшины, и сок этот в них долго волновался и дышал, как живой, а когда утомился, успокоился; Дионис перелил его через полотно в большой глиняный сосуд с толстыми и прочными стенками – пифос…

Надежно запечатал Дионис пифос лепёшкой из глины, закопал пифос с вином в землю и стал ждать… А когда время пришло, узнал Дионис, что вино созрело…

Он открыл пифос и попробовал, что же у него получилось, и познал бог новое ощущение, и назвал это вином, которе признал вкусным и полезным напитком, и в меру хмельным… По этому случаю, Дионис созвал друзей из свиты своей, а среди них был его воспитатель Силен: и дал он всем отведать свой напиток, и все подтвердили, что виноградное вино «от Ампелоса» – чудесное! Гости Диониса в тот день, не остерегаясь, вина выпили много, развеселились и не стали сдерживать своих разбушевавшихся эмоций – и ничто уже не могло остановить участников первой в истории Земли импровизированной пирушки. Всем было непривычно весело и хорошо.

Друзья Диониса воспевали гимны и дифирамбы в честь Зевса и «главного винодела», хозяина застолья, плясали, орали пьяными голосами непристойные песни. Поднимая чаши с вином, поминали добрым словом милого друга Диониса – Ампелоса. Весёлая компания, возбужденная коварным молодым вином, расшалилась и стала танцевать, дико, если со стороны смотреть. Время от времени плясуны громко выкрикивала: «Э-вах! Э-вах!» – и в результате такого «винного веселья» получилась не что иное, как Эвахханалия, или Вакханалия! В этом значении буйное веселье под воздействием вина в Элладе стали называть вакханалиями, а у бога Диониса по этой же причине появилось второе имя – Вакх.

АМПЛИТАЦИЯ (лат. amplitatio) – судебное понятие, означающая отсрочку процесса. Амплитация была предусмотрена Римским правом, судьи принимали решение в том случае, если по делу имелись недостаточно выясненные обстоятельства или убедительных документов (non liguet). В этом случае председательствующий на суде претор (член высшей республиканской и императорской магистратуры) объявлял: «Отложено до выяснения» («Amplius cognoscendum»), от чего и произошёл юридический термин «амплитация». Отложенное таким образом дело должно было разбираться заново.

В договорных отношениях между кредитором и заёмщиком тоже существовали возможности амплитации, но в виде уточнения срока платежей после их нарушения. Неисполнение обязательства имело характер просрочки, что непременно усиливала ответственность должника, который должен был отвечать не только соответственно прямому содержанию обязательства, но и обязывался к возмещению неполученных доходов кредитора. Как правило, должник обязан был находить третье лицо, принимавшее обязательство уплатить чужой долг, после чего в договоре указывалась отсрочка долга, или амплитация.

АМПЛИФИКАЦИЯ (лат. amplificatio – расширение; от amplius – больше + facere – делать) – стилистический приём, представляющий собой ряд повторяющихся речевых конструкций или отдельных слов. Амплификация является одним из средств усиления поэтической выразительности речи. Иногда трактуется как нагромождение в речи ненужных повторений, излишних.

Первое направление амплификации (от лат. amplifico — увеличиваю) пошло от Аристотеля, который связывал риторику с логикой и предлагал «считать хорошей убедительную, эффективную речь». Зффективность сводилась к убедительности, к способности речи завоевать признание (согласие, симпатию, сочувствие) слушателей, заставить их действовать определенным образом. Философ определял риторику как «способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета». Но Аристотель здесь не был «первопроходцем», поскольку подобное направление в риторике возникло в Древней Греции в V в. до н.э. К числу его основателей относят Исократа и некоторых других риторов, которые были склонны считать хорошей богато украшенную, пышную, построенную по канонам эстетики речь.

Римский оратор и политический деятель Цицерон, знаток судебной риторики, находил амплификацию очень удобной, характеризуя её как «триумф красноречия». Амплификация заставляла судей и слушателей не оставаться равнодушными к происходящему на процессе, она резко била на повышение восприятия судебной речи, как желали того сами ораторы.

Риторическая природа амплификации получила огромные возможности в поэзии, где она уместнее всего оказалась в «высокой лирике», как например, в одах или в исповедях-признаниях и т. п. Она же оказалась «в деле» и в России, в тревожный предреволюционный период и после ее утверждения. Бунтарская поэзия вводит амплификацию, придавая стихам своего времени «ораторски декларативный» характер: например, «Берёт — как бомбу, берёт — как ежа, как бритву обоюдоострую» (Маяковский), и др.

АМПУТАЦИЯ (лат. amputationотсечение) – хирургическая операция с удалением какого-либо органа – конечности или грудной железы, когда консервативное лечение уже невозможно.

Термин «ампутация» ведёт происхождение от лат. amputare – «усекать, удалять долой» (от лат. ambi - повсюду и putare – подрезать), так как в античности amputation называлось обрезание побегов при культурной обработке плодовых садов и виноградников. В латинских текстах это термин использовался в качестве обозначения наказания преступников – смертной казнью через отсечение головы, т.е. amputation. Но с отсечение органов, пострадавших в результате ранения или неизлечимой болезни, человечество знакомо с древнейших времён. Известно, что Гиппократ (V в. до н.э.) проводил «ампутацию» в пределах мёртвых тканей. Он предложил резекция ребра при гнойном плеврите – операция, до сих пор не утратившая своего значения. Римский врач Корнелий Цельс (I в.) предложил проводить отсечение органов, захватывая здоровые ткани, считая это более надёжным способом для успеха.

АМУЛЕТ (лат. amuletum) – предмет, которому человек суеверно приписывает сверхъестественные способности отвращать болезнь или защищать от вражеских чар.

Возможно, этимология слова «амулет» имеет восточные корни, из арабск. hamalet; затем последовало искаженное, неправильно произнесенное слово на лат. манер. – amulētum (от лат. amoliri – отодвигать, устранять, предотвращать). Амулеты с древнейших времен сопровождали людей по жизни, на войне и в мирное время, в быту. Это же «покровительство» распространялось на домашних животных, в особенности на боевого коня воина, дом и утварь, орудия труда и оружие – от всякой беды, включая злых демонов и завистливых людей. Амулеты (талисманы) могли служить не только охранными предметами, они должны были обеспечиавать благополучие их владельцу. Для изготовления амелетов применялись различные знаки или предметы (янтарь, драгоценные камни, волосы животных, зубы и кости), которые носили в качестве украшений на шее и на пальцах, пришивали к одежде, развешивали в доме на стенах в виде масок, прятали в укромных местах на теле. Изготавливались амулеты из глины, дерева, кожи и металла. Греки и римляне вешали на шею своих детей капсулы, где хранились «amuletum» до их совершеннолетия.

На Руси амулеты именовались по-разному: привеска, ладанка, охрана, оберег, зачур, приворот и отворот. Они представляли собой записанный на бумаге или ткани заговор, которую потом зашивали в капсулу и носили под рубахой практически всю жизнь. Или это были «заговорные» травы вроде адамова корня, девясила, чемерицы, папоротника и прочие, сорванные в определенные дни и при определенных обстоятельствах.

АМУНИЦИЯ (от лат. munitio – укрепление, снаряжение) – совокупность вещей, предметов и оружия, составляющих снаряжение военнослужащего. Помимо солдатской амуниции различается конская амуниция, т.е. предметы для запряжки, седловки или вьючения лошади.

До реформы Мария (I в. до н.э.) республиканский Рим обладал лишь стихийным ополченческим войском. Преобразования знаменитого полководца позволили создать боеспособные и, главное, непобедимые воинское формирования – легионы, – возвысив Рим над соседними государствами. Теперь казна платила своим гражданам, наёмным воинам, за службу деньгами, предоставляла гарантированные льготы по окончанию, выплачивая пенсии и различные дотации по ранению и при излечении. Наконец, появились кадровые офицеры, через которых наладилось надежное командование частями со стороны полководца. И хотя ещё полной римской армии не было, появились отдельные боеспособные легионы, размещенные на стратегических направлениях (М.Азия, Ближний Восток и Египет, Галлия, Испания, Африка).

У отдельно взятого легиона имелось изображение орла, который находился в первой когорте справа под наблюдением первого центуриона-примипила. У боевых подразделений легиона, манипул, был свой отличительный значок. В легионе числилось до 6000 воинов, им требовалась соответствующая амуниция – оружие и защитное снараяжение, одинаковое и довольно тяжелое: металлические панцирь, шлем, щит и ножные щитки. Для нападения на врага имелось оружие: метательное копье, двухметровый дротик-пилум и короткий меч. Первые ряды легионеров при наступлении на врага общим залпом бросали пилумы (до 25 м), следом из второго ряда производился повторный «залп». При сближении шла жестокая рукопашная сеча с мечами в руках.

АМУРЫ РАЗВОДИТЬ – полушутливое выражение вовсе не означает разведение просноводной рыбы амур. Оно относится к понятию ловелас, соблазнителя красивых женщин. Это предупреждение, чтобы он не занимался любовными похождениями на работе и в отношении замужних дам.

В римской мифологии этим занимался Амур (от лат. Amor —любовь), шаловливый сын Венеры и Марса; в мифологии греков – Эрот. Изображался в виде мальчика с луком и стрелами, поражающими сердца людей и даже богов. Амур мог пустить стрелу и в сторону всемогущего Юпитера, и тогда бог, как неразумный юноша, влюблялся в какую-нибудь богиню, нимфу или земную женщину, забыв о гневе своей ревнивой супруги Юноны. Однажды Амур проник туда, куда не смели появляться другие боги Олимпа – в подземное царство: он и там позабавился тем, что ранил своей незримой стрелой мрачного Плутона, который немедленно влюбился в юную Прозерпину, дочь богини плодородия Цереры. И флегматичный Нептун, повелитель морей и океанов, по его прихоти вдруг позабыл о скромности и стал домогаться любовной близости с красавицей Медусой. Вот какой силой обладал Амур!

С образом Амура связана поздняя любовная символика. Амур с пылающим сердцем в руке — символ возгорания любви; Амур, прикрывающий рукой зажженный факел, который может погаснуть, если с пренебрежением относиться к любви; Амур, изымающий сердце из колючего кустарника, — символ удовольствия, приходящего после боли; Амур, ударяющий по сердцу, как по наковальне, говорит о том, что необходимо усмирять наши страсти; Амур, удящий рыбу, символизирует приманку любви, которую мы можем проглотить по неосторожности; Амур с завязанным ртом — символ интимности в любовных делах; Амур, ухаживающий за деревом, — необходимо заботиться о росте взаимной любви, приносящей плоды; Амур без лука и стрел — ради любви мы должны жертвовать всем; Амур, льющий воду на пылающее сердце, — истинную любовь ничем не погасить; Амур, стреляющий в сердце, расположенное на высокой колонне, — не воображай, что находишься вне досягаемости стрел любви, и не полагайся на собственную силу и власть; и др.

Эллины не были в восторге от своего Эрота, поскольку этот своенравный мальчик не выказывал ни к кому уважения, богов не боялся, а лишь порхал на золотых крыльях, пуская во все стороны свои острые стрелы. Потому, не признанный важным богом, его не поселили среди двенадцати богов на Олимпе. В Древней Греции было известно всего одно святилище, посвященное Эросу – оно находилось в Беотии, в городе Феспий, – где местные жители поклонялись ему, но вместо изваяния или статуи имелся всего-навсего обычный фаллический столб, изображавший мужского половой орган, фаллос!

В эпоху Итальянского Возрождения античные эроты и амуры стали изображаться без крыльев – чтобы отличить их от Ангелов. Они получили новое название putto — с итал. «младенец». Позднейшее франц. название Амура — Купидон. Так что, родиной европейского эроса, означающего сексуальные желания или побуждения, является античная Греция и Рим. Слова «эротика» или «эротический» происходит от греческого eroticos, что означает «половая любовь», хотя эти понятия древние греки римляне воспринимали гораздо сложнее. Без Эроса древние не представляли своё существование, ибо он считался главной первобытной силой, способствующей упорядочению мира из Хаоса, означая Любовь как непредсказуемое эмоциональное проявление, мотив к сближению родственных душ ради продолжения жизни на Земле.

АМФИТЕАТР (от греч. аmphi – с двух сторон и theatron – зрелище) – тип зрительного зала или составная часть зрительного зала современного театра по способу размещения мест для зрителей античного театра.

Античные амфитеатры, как часть сооружения, предназначенного для постановки театральных спектаклей по текстам поэтических произведений (драм и трагедий), размещались под открытым небом и были предназначены для большого числа зрителей (до 40 тыс. в Олимпии). Амфитеатры обустраивались обычно в естественной впадине, на склоне холма или горы полукруглыми уступами друг над другом, где ставились на земле или вырубались скамьи для зрителей; у подножия холма находилась орхестра и скена. Такой же тип театра получил развитие и в Риме («театр Марцелла»), но это уже было монументальное здание для зрелищ, где помимо постановки спектаклей и атлеитческих состязаний устраивались бои гладиаторов, травли диких зверей, конные бега. При сооружении амфитеатров возведение крыши или хотя бы навеса для защиты от палящих солнечных лучей или дождя не предусматривалось – из-за технических сложностей. Но иногда возводили, обычно наспех, временный велум (тент), натянутый на мачты, что грозило обрушением с увечьями и гибелью зрителей.

Классическим примером древнеримского амфитеатра является Колизей (от лат. colosseus — громадный, колоссальный) в Риме, вмещавший ок. 50 тысяч зрителей. Его строительство велось почти 10 лет императорами династии Флавиев (I в.) – Веспасианом и его сыном Титом. Амфитеатр Колизея размещён в природной ложбине между Эсквилинским, Палатинским и Целиевским холмами, где до этого был пруд при «Золотом Доме Нерона». По случаю завершения грандиозной стройки император Тит организовал для римлян, как пишет Светоний, «гладиаторский бой, на диво богатый и пышный; устроил он и морское сражение на прежнем месте, а затем и там вывел гладиаторов и выпустил в один день пять тысяч разных диких зверей». Но кроме Колизея почти каждый значительный город в Империи, особенно в провинциях (Италия, Галлия, Испания, Африка), имел собственный, хотя не такой грандиозный, как в Риме, амифтеатр.

По образцу греческого амфитеатра, но в закрытом виде, строились первые европейские театры, которые появились в Италии в эпоху Возрождения (Театр «Олимпико» в Виченце, арх. Палладио, 1580). Амфитеатр сохранился и с возникновением в 17 в. нового типа ярусного театра, предназначенного для постановок оперных спектаклей. В садах и парках стали тоже устраивать амфитеатры, предназначенные для зрелищных мероприятий – декоративные сооружения в форме эллипса со ступенчато расположенными рядами сидений.

АНАКРЕОНТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ. Когда говорят о жизнеутверждающей лирической поэзии, воспевающей земные радости, чаще всего – любовь к женщине, вино, веселье и свободу, возможно, имеют в виду стихи греч. поэта Анакреонта (VI в. до н.э.) и его подражателей, собранные во времена поздней античности в сборник «Анакреонтика».

В подражание Анакреону в России писали лирические стихи Ломоносов, Державин, Пушкин, Дельвиг и др. Анакреонт был родом из Теоса (М.Азия), придерживался эпикурейских настроений, отсюда – его жизнелюбие, несмотря на жизненные проблемы. Ему пришлось бежать от персов из родного города на о. Самос, где был обласкан тираном Поликратом. Тиран понимал толк в поэзии любви и наслаждений. После казни Поликрата по приказу персидского царя Анакреонт вновь в бегах. На этот раз он появился в Афинах, где его приютил при своём дворе тиран Гиппарх. В результате заговора Гармодия и Аристогитона, тираноубийц, жертвой которых сделался Гиппарх, поэт бежит на север Греции — в Фессалию, где и умирает в глубокой старости. Но до этого момента он проводит дни в окружении поклонниц, сам с чашей вина, слагая беспечные веселые песни – короткие изящные стихотворения о вине и легкомысленной любви, без глубоких чувств и показной страсти. Но и в них Анакреонт учит ценить легкие, мимолетные радости, отдаваться вполне настоящему, презирать превратности будущего и забывать о невозвратном прошлом. Он прославляет «пьющего вино», но культ вина у него всегда проникнут духом умеренности, вино у него разбавлено водой, «чтобы песня за чашей оставалась стройной». Он презирает развратных пьяниц, потерявших меру в винопитии, стыд.

Из произведений самого Аанакреонта сохранились лишь отрывки, но зато дошел сборник «анакреонтической поэзии», стихов, написанных в его стиле и духе. Именно этот сборник создал славу поэту, вызывая неоднократные подражания в позднейшей литературе. Излюбленная обстановка «анакреонтических» поэтов — укромные гроты, таинственные уголки леса, журчащие ручейки. Современники Анакреонта шутили, что за свои винные излишества он заплатил долголетием. Правда, жил поэт до 85 лет, и мог бы прожить дальше, но, как сказывает легенда, подавился… виноградной косточкой. На его смерть многие поэты написали эпиграммы и остроумные эпитафии; вот одна из них (Леонид, автор):

«Смотри, как от вина старик шатается

Анакреонт, как плащ, спустясь к ногам его,

Волочится. Цела одна сандалия,

Другой уж нет. Но всё еще на лире он

Играет и поёт, всё восхваляет он

Бафилла иль, красавец Мегистий, тебя…

Храни его, о, Вакх, чтоб не упал старик»

(пер. Л.В.Блуменау)

АНАЛИТИЧЕСКИЙ УЧЁТ (гр. analytikos – относящийся к анализу; от греч. analysis – разложение, расчленение) – бухгалтерский учет хозяйственных операций и средств предприятий при помощи детализированных счетов.

Анализ в философии – операция мысленного или реального расчленения целого (вещи, свойства, процесса или отношения между предметами) на составные части. Он выполняется целью всестороннего теоретического осмысления знаний или предметно-практической деятельности человека для эффективного практического использования. Аристотель определил своё изобретение – логику – как «искусство расчленения понятий», назвав analytike («искусство анализа»). Анализ в общепринятом смысле предполагает возможность образования понятий разложением единства на множество частей, сложного – на его компоненты, события – на отдельные ступени, понятия – на его признаки.

В кругу философов было принято, собираясь вместе, предлагать для обсуждения различного рода научные вопросы и проблемы. К этому добавлялись толкование текстов древних авторов, поэтические произведения или мифы. Таких людей называли litikoi – литик. В более поздние эллинистические времена подобное времяпрепровождение стало достоянием многих образованных людей, и оно превратилось в развлечение и умственных тренировок. Из наиболее известных литиков называли Эратосфена из Кирены (III в. до н.э.), Каллистрата из Византия (II в. до н.э.), Сосибия (Рим, I в. н.э.).

Римляне, переняв многие традиции эллинской культуры, в то же время прошли мимо философской идеи аналитики. Зато называли analecta домашних рабов, прислуживающих во время трапезы хозяина с гостями. Эти «аналитики» внимательно следили за пирующими, «чтобы вовремя подхватить падающие на пол куски от трапезы и объедки, крошки». За это их еще в шутку называли «крохоборы»! По аналогии с ними, в богатых домах содержали ещё литературно образованных рабов-импровизаторов. Их тоже называли «аналитами». Ради забавы хозяев они во время застолья «подхватывали» от гостей – но не объедки со стола, а слова или начатый стих, чтобы затем, молниеносно проанализировав тему, удачно продолжить, на свой манер – симпровизировать.

АНАЛОГИЯ ЗАКОНА (от греч. analogia – подобие, сходство) – приём, используемый участниками конфликтной ситуации, когда отношения, по поводу которых возник спор, не урегулированы ни нормами гражданского права, ни соглашением (договором) сторон. Применение «закона по аналогии» допускается при наличии законодательного акта, который регулирует сходные отношения и потому может быть применен к спорному случаю.

Понятие analogia (греч.) появилось в результате творческих деяний древнегреческого филолога Аристарха Самофракийского (II в. до н.э.). Он жил и работал в Александрии (Египет), заведовал знаменитой библиотекой, где изучал и восстанавливал первоначальный вид поэтических текстов, особенно Гомера. Чтобы восстановить текст, проводил исчерпывающий анализ доступных ему рукописей, совершенствуя доставшуюся ему от предшественников (Зенодота и Аристофана) систему критериев, добавляя новые. Аристарх полагал, что Гомера следует объяснять исходя из него самого. Для интерпретации текстов широко использовал унаследованный от своего учителя Аристофана Византийского принцип аналогии. Аристофан Византийский и Аристарх Самофракийский, первый из которых выделил пять типов склонения в греческом языке, второй же прибавил к ним шестой; эти правила склонения были названы «законом аналогии». Формы, не отвечавшие требованиями аналогии, предлагались «устранять как неправильные».

Противниками филологов-аналогистов из Александрии выступали стоические грамматики (Кратет), которые высказывали мнение, что «язык есть естественное явление, а, следовательно, в нем невозможно искусственно выделить нормы. Единственным критерием нормативности может быть общеупотребительность — основным законом здесь является аномалия».

АНАЛЬГЕТИКИ (от греч. analges – обезболенный) – обезболивающие лекарственные средства. Отсюда, анальгия (анальгезия) – врождённая нечувствительность к боли.

История обезболивания неотделима от истории развития хирургии. Ещё в глубокой древности врачи владели простейшими методами обезболивания, применяя различные средства, которые давали определенный обезболивающий эффект. Например, восточные лекари, затем врачи в Греции и Риме, чтобы добиться потери чувствительности у оперируемого, иногда производили кровопускание или применяли сдавление сосудов на шее. С целью обезболивания давали различные крепкие спиртные напитки, также успокаивающие настои, экстракты, содержащие вещества, обладающие способностью понижать болевую чувствительность: мак, коноплю, мандрагору и др. Есть сведения о чудесном средстве легендарного Асклепия – nepenthe, при помощи которого пациент приобретал анестезию (греч. an – не + aesthe-sis – ощущение), или нечувствительность к боли при хирургических вмешательствах.

У Гомера в «Одиссее» Елена, дочь Зевса, из-за которой и разгорелась Троянская война, «бросала снадобье (опий) в вино для того, чтобы уменьшить страдания, смягчить гнев, забыть о своих болезнях». Знаменитый греческий врач Гиппократ (V в. до н.э.) перед тем, как приступить к хирургическому лечению, давал больному возможность вдыхать пары конопли, после чего тот уже ничего неприятного не осязал. В то же время, не очень надеясь на анальгирующий эффект, врач полагался на скорость операции: «так как приходится оперируемым страдать, причиняющее боль должно быть в них наиболее короткое время, а это будет, когда сечения выполняются скоро». Грек Диоскорид (I в.), лечивший римлян, для снятия болей при операциях и прижиганиях применял вино с добавкой настоя из корней мандрагоры, «обладающей магической силой». Об этом же сообщал римский писатель Плиний Старший (I в.). Обезболивающие вещества, анальгетики, вводили внутрь также с помощью клизм. Есть упоминания античных авторов, что обезболивание производилось ещё при помощи «сонных губок» (как средства ингаляционного наркоза). Губку пропитывали смесью опиума, белены, сока тутовой ягоды (шелковица), салата-латука, болиголова крапчатого, мандрагоры, плюща и затем высушивали. При употреблении губку увлажняли, а испарения, которые при этом получались, вдыхались больным. Или губку увлажняли, содержимое ее отжимали и принимали внутрь или сосали увлажненную губку. Прибегали также к сжиганию губки и вдыханию ее паров (дыма).

Некоторые греческие врачи применяли метод обезболивания, перенятый от египетских жрецов: они втирали в кожу порошок «мемфисского камня» (вид мрамора), смешанный с винным уксусом; это приводило к выделению углекислоты, что вызывало местное охлаждение тканей и их временное обезболивание. Этой же цели достигали охлаждением части тела и тканей льдом, холодной водой. Местное обезболивание достигалось перетяжкой, сдавливанием конечности (бинтование и т. д.). Однако все эти простейшие методы местного и общего обезболивания не давали должного эффекта, в большинстве случаев требовали от больного огромной выносливости и терпения боли, как и крепких нервов хирурга. Римский учёный Цельс так и писал, что «сердце хирурга должно быть недоступным страху и состраданию, имея главной целью излечение больного, не давая смутить себя криками, не показывая больше поспешности, чем того требует случай, и не рассекая менее, чем следует, он должен вести операцию так, как если бы жалобы пациента до него не доходили».

АНАМНЕЗ (греч. anamnesis – воспоминание) – данные о причинах и поводах болезни при медицинском обследовании больного путем опроса его самого и (или) знающих его лиц. В связи с этим анамнестика обозначает учение обо всём, что предшествовало болезни человека и могло быть с ним в этой связи.

В античной философии anamnesisприпоминание») означал «путь к истинному познанию через воспоминание души о её пребывании в более реальном и совершенном мире». Этой идеи придерживался Платон, который характеризовал анамнесис как процесс логического и морального преображения, который следует из «собранности» в памяти разрозненных моментов действительности.

В корне слова «анамнесис» лежит образ Мнемосины, богини Памяти из греческой мифологии. Она – мать девяти Муз, гармонизирует разрозненное, пользуясь тем, что память о целом хранится в каждой части. «Память спасает душу человека от растворения в безличной стихии, сохраняя её как «знающую». Эти мотивы встречаются у пифагорейцев, и у Гераклита, «связывающего память с градацией состояний души», и у Эмпедокла с его теорией очищений «как воспоминаний о прошлых переселениях души, ведущих к осознанию моральной цели этих странствий».

Аристотель посвящает проблеме анамнесиса сочинение «О памяти и припоминании», где даёт концепцию анамнесиса как специфически человеческого качества, которое «не только может идентифицировать ряд прошлых и настоящих восприятий, но и изменить расплывчатое состояние сознания, превратив его в отчетливое и активное обладание образом».

АНАНКАСТИЧЕСКИЙ (от греч. ananka – неизбежность)термин, указывающий на человека злобного, мелочного и сверхдотошного. К этому можно добавить такие черты как упрямство, склонность к не нужному контролю за происходящим, сильное беспокойство по поводу собственного здоровья, а также стремление подвергать сомнению неизбежные и очевидные факты. Отсюда, синдром ананказма (лат. anancasmus; греч. anankasma) – навязчивое состояние человека по таким характеристикам.

В греч. мифологии имя Ананка, или Ананка (греч. Anankа), носила богиня, олицетворяющая Необходимость, Неизбежность и Судьбу. Она ещё выступала в качестве «Силы, правящей Космосом». На Пелопоннесе в Коринфе ей был посвящен храм, в отличие от других городов, где соблюдался лишь её божественный культ. Греческие трагедии донесли до нас литературный образ Ананке: например, Агамемнон, перед тем как принести в жертву Ифигению, «склоняет выю под иго Ананке» (Эсхил); Еврипид называет Зевса не иначе как «Ананке природы», т.е. «Закон Естества, Природы». Но в народном воображении Ананке – божество смерти.

Платон считал богиню Ананке матерью мойр: Клото (прядущая нить человеческой жизни), Лахесис (назначающая человеческий жребий), Атропос (неотвратимо обрезающая нить жизни в назначенный час). Богиня-мать Ананке «вращает веретено», символизирующее мировую ось. Есть предположение, почему Ананке и дочери богини отождествлены с веретеном, прядением. В древности считалось, что судьба каждого человека персонифицирована со своим именем. Поэтому после рождения младенца его наречённон имя изображалось специальным знаком («символ имени»), вытканным на пеленках старейшими женщинами рода — носительницами и олицетворением мудрости.

В римской мифологии греческая богиня Ананке известна под именем Нецесситаты.

АНАРХИЯ (греч. anarchia – безвластие) – ситуация в государстве, когда свергнута политическая власть, и никакая политическая партия не оказалась способной установить свой контроль над страной. Сторонники анархии, как политического течения, пропагандируют гипотетическую ситуацию, при которой монополизм государственной власти и порядка заменяется безгосударственным обществом, управляемым традициями предков.

Анархизм как общественно-политическое учение, ставящее своей целью освобождение личности от давления всяких авторитетов и любых форм экономической, политической и духовной власти, не нов в истории человечества. Стремление к анархизму как образ мышления встречается у философов-киников (Гераклит, Диоген) и в раннем христианстве, а цельная теория анархизма возникла в трудах английского писателя У. Годвина, сформулировавшего концепцию «общества без государства» в книге «Исследование о политической справедливости» (1793).

Этимология слова «анархия» довольна проста. Граждане Афин, пользуясь завоёванными благами демократических свобод, ежегодно выбирали из своих рядов девять архонтов, которые затем в течение двенадцати месяцев трудились в Совете архонтов, управляя государством. Как умели и каждый – в своей отрасли. Во главе Совета стоял архонт-эпоним, по имени которого назывался очередной календарный год (таково было летоисчисление у афинян), из архонтов же назначался басилей (религиозный старейшина) и полемарх (командующий войском). Остальные архонты брали на себя обязанности судей-фесмофетов, составляющих особую юридическую Коллегию. Вот и вся власть в славном городе-государстве (полисе) Афины!

До VI в. до н.э. власть архонтов среди афинян считалась непререкаемой, почти абсолютной, но усилиями Солона, верховного архонта, она была порушена. Из благих намерений, «в интересах простого народа», этот законодатель учредил новые демократические институты государственного управления. Появились Буле (Совет народа) и Гелиэи (Суд присяжных), значительно ограничившие права Совета архонтов. Но революционные, по сути, законодательные меры легендарного реформатора не привели к ожидаемому миру и согласию между различными слоями населения Афин. Наоборот, начался затяжной период политической борьбы за власть над Афинами.

После Солона в Афинах установилась тираническая власть аристократа Писистрата, правившего более тридцати лет (с перерывами, с 560 по 527 до н.э.)! После смерти тирана его сыновья продолжали силовые попытки оставаться у власти. В результате случались периоды, когда из-за серьезных гражданских беспорядков выборы в Совет архонтов не проводились – и такое время афиняне называли anie arhia (ан-арх-ия –«без архонта»). В анналах истории Афин такой год значился как anarchia – «без власти».

АНАТОМИЯ (греч. anatome – рассечение) – наука, изучающая форму и строение отдельных органов, систем и всего организма в целом. Различают анатомию человека – антропотомия, анатомию животных – зоотомия, анатомию растений – фитотомия.

В раннеантичный период анатомия находилась в зачаточном состоянии. Правда, в эпических произведениях Гомера можно отыскать некоторые намеки на исследование тела человека через рассечение. В Греции вскрытие трупов долгое время находилось под строжайшим запретом – по религиозным соображениям, и поэтому сведения о внутреннем строении человека имелись у греков весьма скудные. Во времена, когда жил Аристотель (IV в. до н.э.), вскрытия людей не производились, но жертвоприношения животных с последующим вскрытием для предсказаний позволяли заглянуть вовнутрь еще теплого тела, попытаться сделать какие-нибудь выводы, интересующие врачей. Лишь в V в. до н.э. врач Алкмеон из Кротона провел первые «официальные» анатомические рассечения павших животных, пытаясь выяснить кое-что о внутреннем строении человека. Данные, полученные таким путем, механически переносились на человека, что не позволяло врачам делать правильные выводы. Аристотель, например,утверждал, что сердце человека вообще не подвержено заболеваниям, поскольку он наблюдал жертвоприношения много раз и «ни у одной не было замечено повреждений сердца. Зато почки действительно часто наполнены были камнями, опухолями, нарывами; также не здоровы печень, легкие и особенно селезенка»…

Автором первого трактата по анатомии считается врач Диоклит (IV в. до н.э.) из Каристы. Так было до III в. до н.э., когда известные греческие ученые (Египет) Герофил и Эрасистрат, работавшие в Александрии, будучи допущенными к мумифицированию умерших египтян, сделали принципиально другие выводы, чем это было сделано при резекции животных. Позднее и в самой Греции они получили возможность продолжить анатомические исследования на трупах людей, хотя также имеются сведения современников этих ученых, что иногда для опытов им предоставляли и живой «материал» – приговоренных к смертной казни преступников. Герофил проявил интерес к работе мозга, нервной системы, сосудов внутренних органов и глаз. Он первым из врачей заметил зависимость пульсации сосудов от деятельности сердца и стал основателем учения о пульсе человека.

Эрасистрат проводил более обширные анатомические и физиологические исследования, занимаясь главным образом мозгом, сердцем и кровеносными сосудами. Несколько столетий имена этих греческих ученых и врачей оставались светилами анатомической науки. Только во II веке н.э. врач из Пергама Гален, заняв высокое положение личного лекаря императора Марка Аврелия, смог серьезно заняться изучением анатомического наследия и получением новых знаний в этой области.

АНАТОЦИЗМ (лат. anatocismus; от греч. anatokismosнаращивание) – в банковском деле, взимание процентов с процентов, т.е. исчисления процентов не только с первоначальной суммы, но и с наросших за истекшее время процентов.

Во времена Римской республики анатоцизм как наращивание долга по основной сумме ссуды за счёт начисления процентов на проценты не запрещалось, нои не практиковалось. Но с I в. до н.э. появились договоры займа с процентами, выплаты по которым достагали немыслимых размеров, что приводило к разорению даже римских граждан, особенно сельского населения, и беспрецедентному обогащению земельных олигархов-ростовщиков. Римские императоры неоднократно подвергали ограничениям подобные договоры, а Юстиниан (V в.) окончательно запретил анатоцизм.

Чтобы договор стал процентным, необходимо было это специально указать в договоре или заключить отдельное соглашение. Причём Римское право ограничивало максимальный размер процентов: максимальный размер процентов не мог превышать 1% в месяц, а в праве Юстиниана — 6% в год (для торговцев — 8% в год). Риск кредитования морской торговли был оправдан договором морского или корабельного займа – всегда процентный (максимальный размер — 12 %).

В условия действительности договора помимо наличия согласной воли той и другой стороны, «выраженной вовне словом, письмом, жестом, молчанием» входило: договор не должен был иметь своим предметом действие, нарушающее нормы права (например, недействительно было соглашение о ростовщических процентах), либо иное подобное соглашение, противоречащее морали или добрым нравам.

АНАФЕМА (греч. anathemaотлучение; от ana – обратно, далеко назад + tihein – ставить) – соборно провозглашённое свидетельство Церкви об отпадении от неё одного из её членов (а не заблуждающегося), крайнее «средство вразумления отступника от Церкви, публично искажающего её учение, уклонившегося в ереси и расколы». Предание анафеме не является проклятием, при покаянии и достаточных основаниях анафема может быть снята. Среди преданых анафеме Русской Православной Церковью — С. Разин, Е. Пугачев, Л. Н. Толстой.

В древнегреческой религии обряд anathema носил характер благодарственных, просительных или искупительных приношений, пожертвований, которые делались с целью вымолить прощение за совершенный грех. Смысл пожертвования (греч. anafimata) имело и «посвящение волос»: юноши и девушки обрезали себе волосы и посвящали их божествам, охранявшим молодость. Ахилл посвящал свои волосы Сперхею, а Тесей — Аполлону. Мегарские девушки перед свадьбой посвящали свои волосы Ифиное, которую лишил рассудка Дионис. Приношениями также часто служили треножники, оружие, ткани, одежда, монеты, различные изображения, раковины и т. п. Подобные предметы зачастую скапливались в храмах, делая их древнейшими коллекциями редкостей. Иногда эти предметы связывали с каким-либо мифом, и тогда они считались святынями.

Следует отметить, что афинские архонты заставляли нарушителей законов приносить anafimata.

АНАХРОНИЗМ ( с гр. anachronismos; от ana – обратно, назад, против + chronos – время) – в общеупотребительном смысле, пережиток старины, не вяжущийся с современным укладом жизни, или устарелый взгляд, обычай. На самом деле анахронизм – серьёзное явление в исторической науке: это, прежде всего ошибка против официальной хронологии, отнесение какого-либо знаменательного для многих народов события, явления, к другому времени, к другой эпохе; или внесение в изображение какой-либо эпохи несвойственных ей характеристик, черт.

Хронология начиналась с «хроники» (от греч. Сhronos – Кронос, бог времени), представляющей собой описания исторических событий в определённом (хронологическом) порядке. В современной исторической литературе это название необоснованно употребляется применительно ко всем без исключения произведениям европейской и восточной историографии; на Руси произведения, соответствующие хроникам, носили название летописей и хронографов.

В Древней Греции каждый город-полис записывал свои знаменательные события, «хроники», обособлено от других, по собственно изобретённому летоисчислению (от восшествия легендарного царя на престол, дня победоносного сражения или божественного знамения и т.п.). По этой причине греческие хронологические системы распространялись на очень ограниченную территорию, что значительно затрудняло общественно-политические контакты между городами. Например, в Афинах хронологические записи велись по именам ежегодно избираемого правителя, архонта-эпонима («…когда архонтом был Аристарх»), в Спарте это был эфор, в Аргосе – жрица Геры, в Беотии – беотарх, на Крите – протокосм и т. д. Начальными датами летосчисления могли стать даже мифические, а значит, произвольно фиксированные события: «от возвращения Гераклидов», «от падения Трои», «от Ликурга», «от прихода персов», «от Пелопоннесской войны» и т.д., в лучшем случае, «от Потопа» (установить дату которого возможность предоставилась – 1529 г. до н.э.). Даже Новый год в греческих городах не везде начинался с одинаковой даты: в Афинах это случалось в летнее солнцестояние – 21 июня, в Беотии – в октябре и т.д. Такая «календарная неразбериха», продолжавшаяся столетия, безусловно, не способствовала национальному единению эллинов, особенно при постоянной угрозе нашествия персов.

Именно в противостоянии против враждебной Персии эллины, наконец, признали необходимость объединения своих городов не только в политическом плане, но и в совершенной для всех единой системе отсчёта времени. Для этого надо было соединить и отредактировать исторические события и памятные даты, ценные для представителей каждого греческого города, но близкие всей Греции. Таким общенациональным мерилом, своеобразным календарным каноном оказались Олимпийские игры.

Тимей (III в. до н.э.), учёный-историк из Сицилии, совершил, казалось бы, невозможное – «общегреческую хронологическую революцию», положив в основу т. н. «список Гиппия» (IV в.до н.э.), или бассикалий. Это был перечень имён олимпиоников, победителей Игр в Олимпии, который вели жрецы более чем триста лет подряд. Именно Гиппий из Элиды, прославленный софист («учитель мудрости»)
и оратор, математик и астроном, грамматик и археолог (Платон посвятил Гиппию два диалога), записал в свой список «имя первого олимпионика в 776 году до н.э. – «элеец Корэб, повар, он превзошел соперников в дромосе». Тимей, исследуя «список Гиппия», обратил внимание на тот факт, что Олимпийские игры проводились регулярно в течение нескольких столетий – один раз в четыре года, и что в них участвовали представители почти всех государств территориальной Греции, греческих островов и заморских колоний.

Победы атлетов в Олимпии, особенно в беге, воспринимались эллинами настолько значительно, что их имена становились известными «всей Греции»; их называли наравне с именами царей и правителей государств. Поскольку найденные списки победителей в беге начинались с Игр, прошедших в 776 году до н.э., Тимей принял именно этот год за «официальную» дату проведения «Первых Олимпийских игр». Последующие за ними четыре года стали для греков «Первой Олимпиадой». С тех пор эллины говорили или писали, например: «… в третий год 79-й Олимпиады, когда победителем в беге был …». За Тимеем такую же методику использовали поздние греческие историки – Полибий, Диодор Сицилийский, Дионисий Галикарнасский и другие.

А что, римляне? Начиная с Варрона Марка Теренция (116-27 до н.э.), учёного-энциклопедиста и писателя, исходным пунктом собственной хронологии они сделали легендарную дату «основания Рима» (ab urbe condita – от основания города) – 753 г. до н.э., хотя точно установлен, что первые поселения появились задолго до традиционной даты основания города. Наряду с этим на территории Римской империи существовал особый счет времени – saeculum (век), конец каждого из которых отмечался секулярными играми (ludi saeculares), и ещё летосчисление – по люстрам (пятилетиям). В большинстве римских провинций (Егиипет, Азия, Греция, Галлия, Испания и др) «собственная эра» совпадала с годом установления власти римлян.

С введением христианства в пределах Римской империи была избрана за точку хронологического отсчета «рождество Христово» (194 Олимпийские игры). Эта летоисчисление внедрялась с трудом до X века. Счет времени «до рождества Христова» был впервые использован французским хронологом, филологом и католическим богословом Д. Петавием (1583 – 1652), получив признание лишь с XVIII века. Тем самым появилась единая хронология для всей мировой истории.

АНДРОФОБИЯ (от греч. andros – мужчина + фобия) – мужененавистничество; отвращение женщин к мужчинам; поступки женщины, испытывающей неприятие мужчин, избегающей мужчин.

Греческий историк Геродот после путешествия в 450 году до н. э. по Северному Причерноморью записал миф о странном племени женщин-воительниц, которые разъезжали по степи верхом на лошадях, свирепо сражались, стреляя из луков. Никто из них не выходил замуж, пока не убивал врага. Черноморские греки называли их «иорпаты» (мужеубийцы), но Геродот привел и другое название – амазонки (от греч. амазес – безгрудая). Авторы более поздних времен объяснили это тем, что амазонки лишали себя одной груди, чтобы лучше стрелять из лука. Но, возможно, воительницы получили такое прозвище за то, что не хотели кормить детей грудью?

Амазонки, если проследить по мифам, – лютые враги древних греков. Они представлялись диким племенем, где были только одни женщины, терпевшие мужчин исключительно ради продолжения рода. Каждой весной молодые женщины поднимались на гору, куда приглашали сильных мужчин из соседнего племени гаргарейцев, «а потом они под покровом ночи сходились, не ведая, кто с кем»…. Всех новорожденных девочек амазонки оставляли у себя, а мальчиков отдавали гаргарейцам…

«Кто поверит, – насмешливо спрашивает греческий географ Страбон, – что когда-то могла существовать армия женщин, созданная без участия мужчин, и такая слаженная, что совершала набеги на земли соседних народов. Рассказать такое, всё равно, что заявить, будто в те времена мужья играли роль жен, а жены – мужей». Но археологи до сих пор раскрывают древние могилы с захоронениями женщин с оружием.

С амазонками связан девятый подвиг Геракла, когда плавал на корабле «Арго» к берегам Кавказа. Он высадился в стране амазонок, царицей которых была Ипполита, чтобы выпросить у неё сказочный «пояс любви» для дочери Еврисфея. Царица, покорённая мужской статью и мощью героя, в его сильных объятиях отказалась от андрофобии и хотела уже отдать пояс. Но коварная Гера, жена Зевса, желая погубить ненавистного ей Геракла, стала подстрекать амазонок, убеждая их, что Геракл хочет похитить Ипполиту и увезти с собой. Разгневанные амазонки схватились за оружие и напали на отряд греков, сопровождавших Геракла. Завязалась жестокая схватка, в которой Геракл сошелся в поединке с Ипполитой, оказавшейся могучей воительницей. Он сумел победить её и забрал пояс.

Есть ещё одно упоминание об андрофобии женщин, тоже связанное с легендарным плаванием команды греков на «Арго». Легенда гласит, что когда корабль ристал к о. Лемнос, греки увидели там… одних женщин – среди них были совсем молодые, пожилые и совсем старые. Как выяснилось, много лет назад «они убили своих мужчин за измены» и с тех пор люто ненавидели всех мужчин на свете. Поэтому лемносийки насторожденно встретили нежданных гостей. Но, как хозяйки острова, устроили пир и предложили ночлег. Отдых у наших героев получился на-славу, такой, что наутро предводителю Ясону пришлось долго уговаривать своих товарищей, чтобы они, наконец, покинули уютные постели с оттаявшими от их ласк женщинами. Аргонавты нехотя взошли на корабль и, «чтобы не видеть слез полюбивших их женщин, дружно налегли на весла: вспенились волны под ударом весел могучих гребцов, и, как птица, понесся «Арго» в морской простор…»

Согласно выводам ученых-мифологов, убийство мужчин на Лемносе действительно имело место. Но это говорит лишь о том, что на острове до появления аргонавтов сохранялась форма общества, где властвовали жрицы, поклоняющиеся островной богине Мирине (Ай-мари, Мариамнеа; по-шумерски, «высокая плодоносная мать небес»), что было характерно для некоторых ливийских племен, прародителей греков.

АНЕКДОТ (фр. anecdote; от греч. anekdota — неопубликованный) – на современный лад, короткая смешная история из фольклорного жанра (байка, небылица, игра слов), обычно передаваемая из уст в уста. Да, кто не знает, что такое анекдот!

Появление литературного анекдота обязано трудам Прокопия Кесарийского (V в.), византийского писателя-историка. Сопровождая боевого полководца Велисария в качестве советника, Прокопий находил время для ведения дневников. Он написал «Историю войн Юстиниана» и прочие трактаты, а покровительство самого императора Юстиниана I позволило ему быть хорошо информированным о дворцовой жизни. В результате были написаны «Тайные истории», полные резких нападок на императорскую чету. Но книга была издана только после смерти императора, так как сатирой была направлена против Юстиниана и супруги императора Феодоры, полководца Велисария и его жены Антонины, других высших сановников, погрязших в интригах и роскоши. Поскольку «Тайные истории» не были ранее опубликованы, Прокопий назвал свой труд «Аnekdota». В дальнейшем подобные рассказы значились как «анекдоты», а в XVIII веке в Германии впервые вышел в свет литературный сборник авторов коротких развлекательных историй из жизни королевских особ и знати, «ранее не издаваемых», т.е. «Анекдоты».

В Древней Греции анекдотические рассказы о знаменитых личностях были тоже в моде. Их называли аpomnemoneumata (apophthegmata). Хорошо известны исторические анекдоты «О семи великих мудрецах», о Диогене, Сократе и других философах. В таком виде «рассказы о греках» были очень популярны в Риме, где они издавались часто в виде небольших сборников. Плутарх, Диоген Лаэртский и другие писатели-историки охотно включали маловероятные, но занимательные «факты» из жизни героев своих произведений в канву их биографий, оживляя свои тексты. По примеру мирских анекдотов, с 4 в. н. э. появились также сборники христианских «анекдотов».

АНИМАЦИЯ (лат. animatia) – показ неживых предметов, иллюстраций, наклеек, предметов повседневного обихода, органов тела и прочее как одушевлённых объектов при рекламном сопровождении или производственных презентаций в движении называется анимация.

Анимизм (от лат. animus – дух, anima – душа) сопровождал древнего человека в повседневной жизни. В окружающей природе человек своим воображением расселил божественные существа, демонов, живущих в каждой вещи или предмете. Вера в существование душ и духов, в фантастических сверхъестественных существ, как порождение бессилия людей против сил природы, и породила анимизм. Демон вещи был настолько неотделим от самой вещи, что с ее уничтожением он тоже прекращал свое существование, умирал. Например, нимфы растительного мира, дриады, погибали, когда дерево рубили. При осушении болота и высыхании лесного ручья речные нимфы умирали, и т.п.

При совершении жертвоприношений жрецам необходимы было распорядиться дальнейшей судьбой жертвенных животных после их смерти на священном алтаре. Предполагалось, что душа – animalis – убиенного животного благополучно попадала на подземные заливные зеленые луга – что-то вроде «звериного рая». Поэтому жрец, совершавший обряд жертвоприношения, назывался animator («дающий жизнь»). Громкие звуки флейт заглушали предсмертный рёв несчастного животного, направляемого аниматором посредством острого жертвенного ножа в райские кущи…

Жертвенные куски горели на алтаре с жирным пламенем и чадом, жрецы-прорицатели внимательно следили за клубами исходящего дыма. Дым устремлялся ввысь или лениво стелился понизу, а жрец в это время копался в горячих внутренностях, пытаясь распознать божественный знак. Чем выше восходило пламя, тем благоприятнее ожидалось предсказание. Чтобы получить сообщение, ожидает ли человека в будущем успех, сжигали хвост жертвы: если хвост обугливался и опускался вниз – это плохой знак; когда хвост закручивался вверх, судьба должна была щедро улыбнуться жертвователю…

Не всё мясо предназначалось богам – перепадало и жрецам. Вернее, богам предназначалось совсем немного – спинная часть жертвы, обложенная жиром и внутренностями! Остальное мясо поедалось участниками ритуала. Но этот процесс вовсе не признавался за обычное насыщение голодных желудков, его следовало понимать, будто «жертвователь и жрецы равноправно соучаствовали в трапезе с богами»! Рядом со жрецами крутились их помощники – parasites, которые считались сотрапезниками жрецов на жертвенном пиру. Им разрешалось поедать остатки с пиршественного стола богов, то есть, объедки, но это позволяло им быть «почти на равных» с богами и жрецами, оставаясь «параситами».

АННАЛЫ. В современном языке слово «анналы» (множ. число, лат. Annales; от annus – год) часто используется в значении «хроника» или «запись по годам значительных исторических событий, связанных с жизнью города, области, государства». В этом смысле выражение «вошёл в анналы» соответствует – «вошёл в историю».

Своё название анналы получили от римских annales (от лат. annus – год) – т.н. «по-годных досок», выбеленных гипсом, на них жрецы записывали важнейшие события: сообщения о назначениях на высшие государственные должности, о солнечных и лунных затмениях и всякого рода небесных знамениях, и т.п.; позднее в анналах записывались и обнародовались сведения о повышении цен, об объвленных войнах и успехах на полях сражений и т. д. «Аннальные доски» выставлялись для всеобщего обозрения на городских форумах, затем хранились в государственном архиве. Древнейшие записи, по-видимому, погибли при пожаре Рима в 387 г. до н. э. во время приступа галлов, затем по распоряжениям императоров они были восстановлены по памяти и продолжены. Римский юрисконсульт Публий Муций Сцевола свёл существующие записи в сборник из 80 книг под названием «Великие анналы» (ок.130 до н.э.), а между 123 и 114 гг. до н.э. официальное ведение анналов прекратилось.

Сведения, отображённые в римских анналах, продолжили жизнь в последующих литературных трудах. Например, историк Тит Ливий не только использовал их в своём труде, но и дал название и форму анналов – «История римского государства от основания Рима». В Средние века почти каждый крупный монастырь вел свои «по-годные записи» – анналы, в основном определяющие даты празднования христианской пасхи в разные годы. Аналогичные анналы на Руси в отечественной историографии носят название летописей.

АННЕКСИЯ (от лат. annexio – присоединение) – вид агрессии, захват и насильственное присоединение территории одного государства (или части ее) к другому государству, что является грубым нарушением норы международного права, принципа национального самоопределения, попранием интересов и воли населения аннексируемой территории.

История человечества показывает много примеров аннексии, когда в результате военных действий земли одного народа захватываются более сильным и коварным врагом и навсегда или на какое-то время становяться частью другого государства. Персидский царь Кир аннексировал покоренную Лидию, сделав ее одной из сатрапий. Александр Македонский превратил завоеванные государства Азии, Востока, Индии и Египта в подчиненные области собственной империи, задуманной им как совершенно новое государственное образование с единым богом, царем и народом. Республиканский Рим, перейдя от обороны в наступление против ближайших соседей, вскоре окреп настолько, что создал мировую Империю. Великий Рим, равному которому на тот момент не было, поглотил территории Британии, Испании, Греции и остальной Европы, Египта, Малой Азии и прочих стран, полностью лишив их суверенитета и национальной идеи..

АННОТАЦИЯ (от лат. annotatio – замечание) – краткая характеристика или изложение содержания книги, иногда с критической оценкой и библиографическим указателем и отзывом; в фармацевтике существует аннотация медицинских препаратов, способствующая их правильному выбору для лечения различных заболеваний.

Не секрет, что администрация Римской империи для взимания налогов прибегала к помощи откупщиков, деятельность которых она не могла в должной степени контролировать. Результатом были коррупция, злоупотребление властью, а затем и экономический кризис, разразившийся в I в. до н. э. Поэтому контроль за движением правительственных средств был жизненно необходим, и осуществлялся он усердием армии бдительных аннотаторов (лат. аnnotator; от аn-noto – примечать, вносить замечания) – финансовых контролеров (наблюдателей), следивших за правильным взиманием налогов с населения римских провинций.

Государственные финансовые органы Рима непосредственно не взимали налогов с граждан. Это делали общины. А вот для правильной оценки налогов, определения размеров денежных поступлений от общин и осуществения контроля сроков поступления налогов государство содержало свои фискальные органы, где служили аннотаторы. Согласно своему имущественному цензу, каждый гражданин обязан был сам определить сумму взимаемого налога, сообщив местной налоговой службе, а государственный финансовый инспектор – аннотатор – определял правильность подачи сведений. Таким образом, закладывались основы декларации о доходах. Налоговые документы хранились потом в финансовом органе, чтобы служить базой для последующих переписей имущественного состояния (цензов), поскольку определение суммы налогов производилось каждые пять лет.

АННУИТЕТЫ (лат. annuitas – годовые платежи) – в банковских системах многих стран, ежегодные выплаты ренты по государственным облигациям долгосрочных. Кредитор ежегодно получает определенный доход (ренту), устанавливаемый с расчетом на постепенное погашение капитальной суммы долга вместе с процентами по нему.

Этимология термина «аннуитеты» убеждает в происхождении от лат. annona – «годовой урожай». В древнеримской истории такая норма – annona (от лат. annus — год) – существовала, соответствующая имени богини урожая Анноны, изображавшейся с рогом изобилия в левой руке и колосьями в правой. Специалистами подсчитано, что 500-тысячный Рим ежегодно употреблял до 250 000 тн зерна! Политики и власть знали, что нехватка хлеба могла привести к голоду населения и, следовательно, к протестным проявлениям, народным бунтам. Поэтому зерно считалось стратегическим элементом продовольствия, обеспечивающим жизнедеятельность государства, и важным инструментом влиятния на народные настроения. Оттого в Риме количество хлебных складов было преобладающим, в основном они строились в пригородной полосе вдоль Тибра.

С целью недопущения рыночных колебаний в цене на зерно и непредвиденных сокращений его поставок создавалась т.н. «система продовольствнной безопасности» – «аннона». Это был годовой запас зерна, масла, бобов и других основных видов питания, закупленных на средства казны и предназначавшихся для раздачи беднейшим гражданам во времена дороговизны или продажи им по заниженным ценам. Раздача зерна происходила на городской площади, где должностные лица раздавали «пайки» со специальных возвышений, используя модий (небольшой бочонок стандартного размера с железным перекрестием, соединяющим четыре точки бортика), как гарантия гарантированно объёма выданного зерна. По праздничным дням выдавалось ещё мясо. Но подобными льготами пользовались только свободнорожденные римляне, граждане мужского пола, официально признанные бедными по имущественному цензу, постоянно проживающие в Риме. Таковых насчитывалось около трети населения столицы – до 150 000 семей!

В период расширения Империи за счёт захвата чужих территорий, которые становились подчинёнными провинциями, их население обременялось новыми налоговыми повинностями для снабжения Рима. Одна из них называлась annona civica — обеспечение натуральным зерном (Египет, Азия, Испания, Сицилия, Африка). Для снабжения расположенных на территории провинций римских военных подразделений и чиновников ещё собирался annona militaris — продовольственный налог. Так же – annona militaris – именовались продовольственные солдатские пайки римлян. После развала Великого Рима (с IV в.) налоговые сборы типа annona ещё долго оставались на территории Восточной Византиской Римской империи.

АНОМАЛИЯ (греч. anomalia; от anomalosнеправильный, не ровный) – в биологии и медицине, обозначение результатов отклонения от нормального развития, т. е. возникновения нетипичного строения и деятельности органов или всего организма. В философии – уклонение от закономерности явлений, отступление от существующего положения или порядка, т.е. неправильность поведения или других категорий.

Аномальные проявления природы, странные и, на первый взгляд, необъяснимые, издавна привлекали внимение человека. Они пугали его, удивляли или даже забавляли, но всегда человек, изучая их необычайность и странность, пытался объяснить такое состояние, прежде всего волей божеств, насляющих окружающий мир. Некоторых древнегреческих философов такое объяснение не устраивало, поэтому они давали им обозначение как anomalia. Более всего древних интересовал Космос, видя в нём Первопричину появления жизни на Земле, а значит, аномальные отклонения на небе в виде комет, затмений, звездопадов и прочее могли влиять на людей. Появились астрологи, наблюдавшие звездное небо, которые называли уже аномалией «угол изменения расположения осей планет по отношению к Земле».

Аномальные случаи проявлялись не только в космосе. В семьях рождались младенцы-уродцы, появление которых люди могли объяснить только гневом богов на грехи земные. Как правило, во всех древних цивилизациях таких уродцев выносили за городские ворота, где бросали умирать. В Спарте, например, слабых, недоразвитых новорожденных старцы специально осматривали и решали, кого из них нужно сбросить со скалы. Греки, поступая таким образом, пытались сохранить физическую красоту расы. Аристотель, великий учёный и философ, предлагал согражданам, афинянам, установить закон, запрещающий жизнь детей-уродов среди прочих людей, – «чтобы не портили генофонд эллинов». Его учитель Платон тоже писал: «Изуродованные и недоразвитые дети должны содержаться в соответствующем месте».

В Древнем Риме «аномальных» детей умерщвляли сразу после рождения. Великие государственные деятели, такие как Тит Ливий, Цицерон и Тибулл, хладнокровно описывали ритуальные утапливания и сжигания детей-уродцев, объясняя тем, что «их смерть предотвратит напророченные катастрофы на Рим». Тацит и Тертулиан писали об этом так: «Тибр унес в море много детей-калек». Таких младенцев, и даже в более позднем возрасте, нередко убивали после катастрофических событий и эпидемий, для того, «чтобы задобрить разгневанное божество». Жестокосердный император Коммод, любимым зрелищем которого были гладиатосркие бои и конные состязания, распорядился не убивать карликов, калек и слабоумных: «всех собирать и передавть в Рим, «в школу маленьких гладиаторов», чтобы потом, вооружив боевыми топориками, заставлять их биться в Колизее насмерть.

АНОНИМНЫЙ СЧЕТ (от греч. anonymos – безымянный) – банковский счет, распоряжение средствами на котором производится без установления банком личности лица, предъявившего требование о выполнении операций по счету. Идентификация лица, имеющего право распоряжаться средствами, производится с использованием номеров, кодов, паролей и иных средств (кроме имени или наименования клиента банка).

В психологии анонимность в основном используется в стандартном значении: любое состояние, когда личность одного субъекта неизвестна другим. В условиях анонимности люди склонны вести себя более безнравственно, неэтично и даже рисковать жизнью, чем они вели бы себя в обычных условиях. Встречается также обозначение «анонимный автор». С античных времен до наших дней дошло много литературных произведений и научных трудов, авторство которых не установлено. Их следует обозначать как «анонимы». В большинстве случаев это произошло не от того, что имя античного автора утеряно, а из нежелания – по политическим, этическим или сугубо личным соображениям. Такие труды иногда приписывают Пифагору, Сократу, Гиппократу и прочим великим людям древности, но установить подлинность их, причастность к данному произведению – задача не из легких!

К тому существовала практика авторской анонимности из тех соображений, что «творение одного человека не должно принадлежать лично ему, а обществу, которое дало ему такую возможность». Поэтоу у греков долгое время не существовало понятия «плагиат» (от plagium – похищение), в смысле присвоения авторского права. Поэтому воспроизведение любого литературного источника без указания имени сочинителя считалось обычным делом. Более того, удачное заимствование чужих текстов и мыслей из литературных или иных источников рассматривалось как успех любого политика, оратора или литератора. Лишь повышало его признание в обществе! Издателем чужой книги мог стаь любой, кто купил у автора экземпляр или приобрел его на каких-либо условиях. Дальше он уже распоряжался своим приобретением, как желал, и мог вообще не ставить имя подлинного автора. А нам теперь гадай – кто подлинный творец анонимного произведения!

АНТАГОНИСТ (лат. antagonist; от греч. antagonisma — спор, борьба) – человек, вступивший в открытое противостояние с существующими общественно-политическими установками (его действия характеризуются острой непримиримой борьбой с враждебными, на его взгляд, силами, тенденциями).

Термин «антагонизм» в значении борьбы противоположных сил употреблялся в древнегреческой культуре во время известных Олимпийских игр. С VIII в. до н.э. среди греков agonia означала понятие «борьбы, состязательности», являющейся отличительной чертой каждого свободного человека. Эллинам всегда было присуще неудержимое стремление одержать верх над любым противником – будь то человек или неизведанное морское пространство или мифическое чудовище. Особо это проявляется в атлетике и общественно – политической жизни. Отсюда antagonisma, что означает «самоотверженное состязание», «достойное противовоборство», принимаемое эллинами как результат усилий на пределе жизненных сил.

Агонистика со всей страстностью проявлялась даже в мусических состязаниях, в которых принимали участие поэты, драматурги и музыканты. Имена победителей мусических агонов Эллада долго помнила, окружая их всенародной любовью и признанием наравне с национальными героями-атлетами, победителями «Панэллинских» (Всегреческих) Игр.

АНТЕСТАЦИЯ (лат. antestatio - призывание свидетелей) – древнейшая юридическая традиция, впервые зафиксированная в Римском праве, привлечения обвинителем ответчика по делу. Обвинитель не имел права силою привести ответчика в суд, поэтому ему приходилось наперёд призывать кого-либо в свидетели, которые бы видели, что ответчик сделал всё по закону и в надлежащей форме пригласил ответчика явиться в суд. Обвинитель прежде спрашивал лицо, имеющее право быть свидетелем: «Antestari?» – «Свидетелем будешь?» — и, в случае его согласия, трижды притрагивался к мочке уха того лица. После этого лицо, приглашённое обвинителем, получал официальный статус антестата (лат. antestatus), свидетеля, ответственного за всё, что будет говорить обвинитель на суде, что он видел и что знает. Хотя с людьми, лишенными чести, поступали другим образом – в суд волокли и без призыва: «Antesnari

Антестат также участвовал при заключении акта передачи имущества (предметы, вещи, дома, земля), или купли-продажи, в собственность (манципация), куда его помимо обязательных пяти свидетелей приглашал продавец в качестве т.н. «весовщика». Только в присутствии всех этих участников при произнесении строго определённых словесных форм и действий наступала манципация (лат. mancipatio, от лат. manus — «рука» и лат. capio — «беру»), когда фиксировался переход права собственности от одного лица к приобретателю. При соблюдении этого важного юридического акта «весовщик» стоял с весами в руках, а покупатель держал в руке медный слиток (медные деньги) и говорил, обращаясь к присутствующим: «Утверждаю, что это мой раб, и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов». Затем он ударял металлом об весы и передавал его как покупную сумму тому, от кого приобретал имущество.

Во времена Империи наличие антестанта при подоюных сделках и прочих юридических обрядах стало необязательным. Но термин «intestabilitas» применялся к лицу, которое было свидетелем при совершении гражданской сделки, а затем отказывалось подтвердить факт такой сделки или её содержание. Позже так называли, виновных в составлении или распространении пасквилей, нередко поражая их в правах быть в дальнейшем свидетелем и прибегать к помощи свидетелей при совершении гражданских сделок.

АНТИДЕПРЕССАНТЫ (от лат. anti – против + depressio – подавление) – различные по химическому строению и механизму действия психотропные средства, улучшающие настроение, снимающие тревогу и напряжение, повышающие психическую активность.

С депрессией люди сталкивались давно, но одно из первых описаний типичного депрессивного состояния можно найти у Гомера в «Илиаде» (VIII в. до н.э.) в упоминании мифического героя Беллерофонта: «…по Алейскому полю скитался кругом, одинокий, сердце глодая тоскою, убегая следов человека». Пифагор (VI в. до н.э.) предлагал при приступах печали или гнева в одиночестве освободиться от этого неприятного чувства, «добившись успокоения души», или воспользоваться лучшим средством – слушать приятную музыку, «лучше – гимны Гесиода».

Демокрит (V в. до н.э) рекомендовал в моменты грусти созерцать небо и глубины собственной жизни. По представлению философа, «это позволяет избавиться от страстей, ибо именно страсти являются причиной страданий».

Платон (IV в. до н.э.) впервые описал состояние депрессии как манию, о которой говорил, что это «заболевание правильного неистовства, происходящего от муз… Это и даёт поэтическое вдохновение, говорит о преимуществе носителя такого душевного заболевания перед обычными людьми с их житейской рассудочностью».

Аристотель (IV в. до н.э.) задумался, почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусством были меланхоликами. Некоторые из них страдали «разлитием черной желчи», говорил он, как и Геракл. Именно этот легендарный герой был большой меланхолик, поэтому древние называли эту болезнь его именем, Геракловой, считая её божественной, священной. Несомненно, и многие другие герои из древнегреческих мифов и сказаний, судя по произведениям античных авторов, страдали той же болезнью.

Депрессию древние греки называли меланхолией (melaina chole) – дословно, «черная желчь»: так определил ей знменитый врач Гиппократ (V в. до н.э). Он и другие врачи-философы считали, что «все болезни возникают от дисбаланса четырех жидкостей в человеческом организме – черной и желтой желчи, слизи и крови. А подавленность, страх, плохое настроение вызывает переизбыток черной желчи». Гиппократ находил у человека с меланхолическим темпераментом наличие большого количества черной желчи: они «боятся света и избегают людей, они полны всевозможных опасностей, жалуются на боли в животе, словно их колют тысячами иголок».

Но есть ещё меланхолия как болезнь, по Гиппократу: «Если чувство страха и малодушия продолжаются слишком долго, то это указывает на наступление меланхолии... Страх и печаль, если они длятся долго и не вызваны житейскими причинами, происходят от черной желчи». Гиппократ описал симптомы, характерные для меланхолии – это «отвращение к пище, уныние, бессонница, раздражительность и беспокойство». Он впервые предположил, что «именно мозг делает нас безумными и исступленными, от него все огорчения, печаль, недовольства, бессонница, ошибочные действия, бесцельная тревога и странные поступки. От него мы становимся безумными, нас охватывает тревога и страхи ночью или с наступлением дня. Все это происходит, когда мозг становится излишне горяч, холоден, влажен или сух».

Есть меланхолия, которая вызвана внешними событиями: «долгий труд души может привести к меланхолии», сильные потрясения, и меланхолия, возникающая без видимой причины. Также он предположил, что некоторые люди рождаются с предрасположенностью к меланхолии и то, что меланхолия может возникнуть в результате сильной травмы. Гиппократ связывал накопление черной желчи с осенне-зимним периодом и говорил, что именно в этот период усиливается «печаль, тревога, подавленность, уныние, бессонница, отвращение к пище и склонность к самоубийству».

Лечению меланхолию, по его советам, способствует диета, настой мандрагоры и морозника – средства со слабительным и рвотным эффектом, что, по мнению Гиппократа, «способствовало освобождению организма от черной желч».

Цицерон (I в. до н.э.) – римский оратор, политик и писатель, отмечал, что «страх и скорбь возникают от мыслей о зле. Именно страх есть мысль о великом зле предстоящем, а тоска – о великом зле уже свершившемся, и к тому же недавнем, от которого естественно встает такая тоска, что страдающему кажется, что он страдает поделом. Эти-то волнения, словно неких фурий, напускает на нашу жизнь неразумие человеческое… Всякое умственное расстройство есть бедствие, скорбь же или печаль подобно настоящей пытке… Если страх вызывает подавленность, то скорбь кроет в себе «изнурение, маразм, мучение, сокрушение, искажение и, наконец, разрушение, уничтожение ума».

При этом Цицерон упоминает, что лучшим лекарством с древних времен является время. Но «самое важное при утешении – удалить от скорбящего представление, будто бы, скорбя, он выполняет справедливый и надлежащий долг». Наилучшим средством для лечения депрессии Цицерон считал беседы со страдающим человеком (психотерапевтические беседы), когда появится самое главное в излечении – «надежда на что-то доброе».

Римский врач Асклепиад (128-56 до н.э) советовал лечить депрессию теплыми ваннами, смачиванием головы холодной водой, слабительным, массажем, умеренной гимнастикой, воздержанием от жирного мяса и вина, предостерегая оставлять человека в депрессии в полном одиночестве и, когда наступят улучшения, советовал отправиться в путешествие.

Авл Корнелий Цельс (1 в. н.э.) во времена императора Тиберия составил потомкам огромную энциклопедию по всем областям знаний древних римлян. Он также уделил внимание этой проблеме: «меланхолия определяется как безумие, которое овладевает человеком на долгое время, начинается почти без лихорадки, а потом дает легкие припадки последней. Эта болезнь состоит из печали, которая, по-видимому, причиняется разлитием черной желчи».

Клавдий Гален (II в. н.э), личный врач Марка Аврелия, расширил идею Гиппократа о четырех темпераментах до девяти. В одном из них преобладает меланхолия, но не как патология, а как нечто естественное: «Есть люди от природы беспокойные, подавленные, страдающие, постоянно печальные, коим врач полезен мало». Он полагал, что «черная желчь поступает в мозг и высушивает его и как темнота проникает в душу. Так же как дети боятся темноты, взрослых под влиянием черной желчи одолевают различные страхи – в мозгу у них бесконечная ночь и страх. Вот почему меланхолики боятся смерти и в то же время желают ее. Они убегают от света и стремятся к тьме».

Аретей Каппадокийский (II в.) так определяет меланхолию: «Угнетенное состояние души, сосредоточившееся на какой-либо мысли». По его мнению, длительная, затяжная меланхолия приводит к равнодушию, полному отупению человека, который утрачивает способность правильно оценивать обстановку.

АНТИДОТЫ (от греч. antidoton – даваемое против) – противоядие, лекарственное средство для лечения отравлений, прекращающее или ослабляющее действие яда на организм.

Человечество кое-что знало о ядах до времени древних греков, но именно Гиппократ первый высказался, что «против любого яда должно существовать и применяться своё лекарство для спасения от него» (IV в. до н.э.). Однако его гениальное предположение достаточно быстро забыли, отчего медики столетиями искали «чудо-противоядие от всего». В книге Никандра из Колофана (II в. до н.э.) под названием «Алексифармака» можно уже встретить упоминание об антидотах.

Очевидный факт, что когда понтийский царь Митридат VI Эвпатор (II в. до н.э.) под давлением обстоятельств решил покончить с собой и принял сильнейший яд, он остался жив. А по-другому и не могло быть, потому что царь, боясь заговоров, ежедневно принимал малыми дозами свое собственное противоядие, надеясь, что таким образом организм выработает устойчивость к отравлениям. С этой целью его придворный врач разработал эффективное средство защиты от всех известных на тот момент ядов. Царь лично их испытывал на приговоренных к смерти людях, которых до этого подвергали укусам ядовитых змей, поили сильнейшими отравами. В результате появился тайный «антидот Митридата», в состав которого входило 54 различных компонента: опий, различные растения и растертые в порошок тела змей. После того, как по просьбе Митридата его всё же убил раб, Понтийское царство захватили римляне во главе с полководцем Гнеем Помпеем. А он обнаружил во дворце личные записки Митридата («Тайные мемуары»), где хранился секрет изготовления того самого антидота. По приказу Помпея мемуары перевели на латынь, и об антидоте понтийского царя узнали римляне, а потом, в Средние века, в Европе. С тех пор появился токсикологический феномен – митридатизм, или «устойчивость к высокотоксичным веществам, формирующаяся в организме при длительном их приеме».

У знаменитого римского врача Клавдия Галена (II в.) есть сочинение «Антидоты», где он описал большинство существовавших на тот момент противоядий, а также принцип лечения «противоположным». На основе «антидота Митридата» было создано универсальное противоядие под названием «терьяк», которое в течение многих веков применялось в разных странах для лечения отравленных. Сложный териак, состоящий из 70 ингредиентов, создал критянин Андромах, врач Нерона. Мать Нерона Агриппина, боясь быть отравленной по прихоти родного сына, после каждой еды принимала противоядие. Об этом пишет историк Тацит. Писатель Плиний Младший (I в.) считал молоко отличным универсальным противоядием. В качестве противоядий от отравления ядовитыми грибами и испорченным мясом многие врачи рекомендовали есть инжир, цитварный корень, пить много вина. Но в основном предлагали больным средства, способствующие вызвать рвоту, понос, усиленное мочеотделение, потоотделение, слюноотделение – т.е. изгнанию яда из организма или притягивающим его к себе.

Современная медицина способна бороться с отравлениями различной природы и тяжести своими средствами, но множество советов, рецептов и правил по борьбе с отравлениями, содержащиеся в сочинениях древности, до сих пор вызывают не тольок удивление, но и восхищение.

АНТИКВАРИАТ (от лат. anticuus – древний) — художественно-исторический термин, определяющий значительную ценность старинных вещей различных категорий: мебель, книги, художественные произведения, предметы домашнего обихода и т. д., которые являются объектами коллекционирования и торговли. Антиквар (лат. antiquarius) – поклонник старины, который предпочитает древние формы языка и выражения новым, восхваляет древние литературные произведения и ратует против новой литературы.

Тяга к «антиквариату» проявилось у римлян после покорения Греции (II в. до н.э.) и вывоза сокровищ огромной исторической и художественной ценности. Затем, когда установились тесные культурные связи Римской империи с греческими и эллинистическими государствами. В тот период у лучших представителей римской аристократической знати возникает огромный интерес к изучению бытовых и филологических древностей, что было связано с отстаиванием национального развития в противоположность к греческому, а значит, к «варварскому» образу жизни. Луций Элий Стилон Преконин написал ряд филологических и антикварных исследований. Стилон Преконин и его ученики Марк Теренций Варрон и Цицерон продолжили тему. Веррий Флакк писал исторические «Книги дел, достойных памяти» и «Книги этрусских дел», также произведения по филологии. К «антикварам» относят писателя Феста (II в. н.э.), подготовившего словарь древних терминов «О значении слов», в 20 книгах.

К другой категории любителей антиквариата причисляют знаменитого оратора и государственного деятеля Марка Туллия Цицерона (I в. до н.э.). Он дружил Титом Помпонием Аттиком, богачём греческого происхождения. Когда Цицерон надумал обустроить свою просторную виллу в Тускуле, Аттик помогал деньгами, давал полезные советы и… присылал из Греции «элементы отделки». Цицерон просил в письме к Аттику: «…Отправляй, пожалуйста, мне в возможно большем числе и возможно скорее и гермы, и статуи, и прочее, что покажется тебе достойным и того места, и моего усердия, и твоего тонкого вкуса, особенно же то, что ты сочтешь подходящим для гимнасия и ксиста». Цицерон также заказывал Аттику покупать в Греции некоторые древние книги для своей библиотеки в новой Тускульской усадьбе.

Но свои действия в отношении бесценных произведений греческой культуры Цицерон не считал аморальными и, тем более, преступными. Он всего лишь хотел жить, как остальные представители римской знати, широк и красиво. А вот, выступая в суде против Верреса, бывшего наместника Сицилии, оратор именно по этому поводу устроил настоящее судилище, назвав его грабителем культурных ценностей. Веррес, любитель редкостей и всяких хороших вещей, занимая высокую государственную должность, действительно, обирал дочиста местное население. Если он останавливался на отдых или ночлег, беда хозяину, который его принимал! Веррес велел показывать всю серебряную посуду, какая была в доме, выбирал то, что ему нравилось, а затем поручал магистрату заплатить ограбленным им жителям несколько мелких монет, которые он потом даже не пытался вернуть.

Веррес собирал также коллекцию древностей, и ни одна чаша, ни одна красивая ваза, в особенности ни одна замечательная статуя, не могли ускользнуть от него. В городе Мессина находилась знаменитая статуэтка Амура работы Праксителя; в Агригенте — не менее известная гидрия (античный сосуд для воды из керамики или бронзы) мастера Боэта, — Веррес взял их. Статуя богини Дианы в Сегесте и богини Цереры в Генне были предметом всеобщего поклонения: даже из Рима приходили паломники, чтобы принести жертву на алтари богинь. На том основании, что, по мнению Верреса, они заслуживали чести украсить его сад и его музей, он забрал их себе! Почти все статуи, которые Сципион Африканский, победитель Ганнибала, забрал из Карфагена и подарил сицилийцам, Веррес присвоил себе. На суде Цицерон сообщил добытые им сведения, что, по данным сиракузской таможни, только по одному мосту в течение нескольких недель Веррес вывез с острова разных вещей на 1 200 000 сестерций (1 сест.= 15 гр серебра)!

Ещё ценитель прекрасного – Меценат Гай Цильний (I в. до н.э.), выдающийся римский государственный деятель, небезызвестный покровитель искусств. Обладая родовыми поместьями, он был необыкновенно богат, к тому же – близкий друг и советник императора Августа. Это позволяло ему вести жизнь в роскоши, но, в отличие от многих римских богачей, он был благодетелем для молодых поэтов, среди которых Гораций, Вергилий, Проперций. Последние годы жизни Меценат проводил в роскоши и великолепии своего дворца на Эсквилинском холме, посреди устроенных им обширных садов. Здесь он разместил в огромном количестве статуи и картины древних мастеров, скупленные им за немыслимо высокую ценум у римских военачальников и торговцев, успешно осваивавших покорённую Грецию.

Император Калигула (I в.), тоже «ценитель древностей», распорядился вывезти в Рим из Олимпии, священного города эллинов, знаменитую статую Зевса из золота и слоновой кости, исполненную знаменитым ваятелем Фидием. По легенде, как только рабочие принялись обвязывать статую канатами, «откуда-то неожиданно раздался громогласный смех, и все в ужасе разбежались». Корабль, посланный за статуей, «поразила молния, и он утонул»… Лишь псоле этого озадаченный император оставил в покое греческую святыню. Но Феодосий II, гонитель язычества и многобожия, через 400 лет всё-таки «добыл» Зевса Олимпийского! На этот раз правитель Восточной Римской империи решил не утруждаться сложной перевозкой ценнейшей статуи: приказал снять с деревянного каркаса, на чём крепились детали статуи, всё самое дорогостоящее. «Чудо Света», как называли греки творение Фидия, перестало существовать! Правда, через 700 лет после этих событий ходили слухи, будто «этого самого Зевса» видели в императорском дворце Константинополя. Но если так, то после большого пожара во дворце (404 г.) даже слухи о божественной статуе ходить перестали…

АНТИНОМИЯ (гр. antinomia – противоречие в законе) – противоречие между двумя положениями, признаваемыми одинаково верными, также высказывания об одном и том же объекте обсуждения, противоречащие друг другу, но имеющие логически равноправное обоснование, и их истинность или ложность нельзя доказать ни оной из сторон.

Термин «антиномия» содержит др.греч. слова: anti – против + nomosзакон. «Противоречие в законе» или «противоречие закона самому себе». Идея антиномического мышления возникла у Платона и Аристотеля, хотя они чаще употреблялся равнозначный термин «апория». Наиболее ярко представил антиномию философ Евбулид из Милета: он привёл пример, когда человек произносит: «То, что я сейчас говорю, является ложью» (Парадокс «Лжец»). Если высказывание ложно, то говорящий сказал правду, и сказанное им не является ложью. Если же высказывание не является ложным, а говорящий утверждает, что оно ложно, то это его высказывание ложно. Таким образом, если говорящий лжёт, он говорит правду, и наоборот. Антиномия-апория «Лжец» произвела большое впечатление на современников Евбулида и его последователей, пытавшихся разрешить парадокс. Существует легенда, будто философ Филит Косский, отчаявшись, покончил с собой, а логик Диодор Кронос, дав обет не принимать пищу до тех пор, пока не найдёт решение «Лжеца», умер, так и не разрешив проблему. В известных апориях Зенона из Элеи также вскрываются противоречия единого (непрерывного) и множественного (разделенного) движения и покоя.

Но термин «антиномия» имел практическое употребление в юридических документах. Так обозначалось противоречие между двумя юридическими законами или двумя положениями (тезисами) одного и того же закона. Об этом говорили в разное время Квинтилиан, Плутарх, Августин и другие историки и политики. Так, в кодексе императора Юстиниана (534 г.) антиномией обозначалась ситуация, когда юридический закон вступает в противоречие с самим собой.

АНТИПАТИЯ (греч. antipatheia; аnti – против + pathos – чувство) – взаимное отвращение или чувство неприязни, противодействие или противопоставление, нерасположение к кому-либо или чему-либо.

В античности греки и римляне знали чёрный коралл antipathes, за который платили немалые деньги, поскольку считали его амулетом, «обезвреживающим злые чары». Но этимология термина «антипатия» указывает на то, что главная его составная часть - pathos, или «чувство», о природе которого любили рассуждать греческие философы. Сократ, говоря о чувствах, имел в виду, прежде всего, мужскую дружбу, что «соединяет людей нравственных, для них духовное общение важнее чувственных преходящих удовольствий». Платон обсуждает вопрос о различиях дружбы между юношами-сверстниками, у которых «равенство возраста ведет к равным удовольствиям и, вследствие сходства, порождает дружбу», и дружбы между старшими и младшими, в которой главная роль принадлежит обмену духовными ценностями. Дружба по Аристотелю, величайшая социальная и личная ценность, «самая необходимая для жизни. Действительно, никто не выберет жизнь без друзей, даже в обмен на все прочие блага». Истинной дружбой является только та дружба, в которой желают блага другому ради него самого, и которая сама по себе является в силу этого добродетелью. Дружба, основанная на соображениях пользы или удовольствия, не может быть ни истинной, ни прочной.

Ещё Аристотель описывает чувства удовольствия и неудовольствия. Но если Платон считал чувство злом, то его ученик, напротив, писал о важности воспитания чувств детей, подчеркивая необходимость умеренности и разумного соотнесения чувств с окружающим.

По Эпикуру, дружба порождается только мудростью, он подчеркивает утилитарно-рассудочные истоки дружбы. Она ставится в известном смысле даже выше мудрости, ибо мудрость – благо смертное, а истинная дружба – бессмертное.

Цицерон провозглашает стремление к дружбе природным свойством человека. Дружба возникает из взаимного расположения и симпатии, что предполагает также сходство в желаниях, стремлениях, убеждениях. Иначе говоря, «дружба не что иное, как согласие во всех делах божеских и человеческих в сочетании с благожелательностью и привязанностью».

Разновидностью дружбы является любовь, причем такая разновидность, которая дополняется природным влечением. Любовь возникает внезапно и безотчетно: нас толкает к ней страсть или слабость. Довольно одной привлекательной черты, чтобы поразить наше сердце и решить нашу судьбу. Напротив того, дружба завязывается медленно и требует времени, близкого знакомства, частых встреч. Время укрепляет дружбу, но ослабляет любовь.

АНТИПОД (от греч. antipodes – букв. «расположенный ногами к ногам»: anti… противо… + pus (podos) нога) – в общем смысле, что-нибудь, расположенное противоположно чему-нибудь другому. В переносном смысле может применяться к любым противоположным предметам, например к человеку, противоположному кому-нибудь по убеждениям, вкусам, чертам характера.

Термин антипод был введён и использовался древнегреческими географами, физиками и философами. Но от египетских жрецов, хранителей тайных вселенских знаний, они получали сведения, что «за Ойкуменой», т.е. за пределами обитаемой земли, проживают другие племена, похожие на людей. А когда стало понятным, что Земля – планета, имеющая сфрическую форму, то вера в существование людей - укрепилась ещё больше. Но жители «противоположной земли» тогда должны стоять вниз головой – а это представить себе было трудно!Поэтому, на всякий случай, греки назвали их antipodes или «обращенные друг другу ногами». Другое наименование жителей противоположного полушария – антихтоны, но это были больше сказочные существа.

Древние не ошиблись в предположениях: через тысячу лет европейские мореплаватели убедились, что на другой стороне земного шара тоже живут люди. Но ходят они, также как и мы, ногами по земле.

АНТИСЕПТИКИ (греч. anti — против + septicos — гнилостный) — антисептические (химические) средства, вызывающие гибель микробов, или же предохраняющие материалы (дерево и др.) от гниения, вызванного микробами.

Древнегреческие строители понимали, что дерево, прежде чем стать частью жилого дома, храма или же корабля, нуждается в защите от гниения. Иначе срок службы сооружения будет недолгим. В то время имелся самый простой способ – обжиг брёвен на огне. Но это помогало не всегда, да и обжигали только концы брёвен, что зарывались в землю в качестве свай, фундаментов. От египтян греки переняли замечательный способ консервации деревянных конструкций для подземной части – обмазка нефтью (греч. naphta); её добывали открытым способом в местностях, где она истекала самопроизвольно или накапливалась в колодцах. Месторождения нефти находили, в основном, в районе Мёртвого моря, в Иране, Месопотамии, Ассирии, на побережье Чёрного моря и Эфиопии. Греческие корабелы обмазывали нефтью днища своих кораблей, защищая их от агрессивной морской среды. Римляне для этих целей больше употребляли нефтепродукты – асфальт и битум, или смолу и дёготь, добываемые за счёт особой переработки дерева.

Начиная с VI в. до н.э. в Греции стали известны квасцы (калиево-алюминиевые), применяемые для дубления и крашения шерсти. Квасцы добывались в горных разработках или рассолом из поверхностных минеральных выцветов, выщелачиванием и выпариванием. Философ Феофраст (IV в. до н.э.), ученик и друг Аристотеля, предположил, что квасцы можно использовать как средство против гниения. На деле же оказалось, что дерево, опущенное в квасцовый раствор, становится не только огнестойким, но и долговечным. Существовал ещё один замечательный способ защиты корабельной древесины от гниения и высыхания – обмазка пчелиным воском, а для пропитки дерева, использовавшегося в строительстве мостов, применяли оливковое масло (наподобие современной пропитки дерева олифой). Римский ученый Плиний Старший (I в.) описал 48 сортов масел для пропитки древесины. Он также заметил, что чем смолистей древесина, тем она дольше служит, тем более стойка к гниению. При исследовании древних римских деревянных строений археологи обнаруживают следы солей меди как на наружных, так и на внутренних поверхностях бревен.

К антисептическим средствам относятся также бальзамы, посредством которых египтяне достигли высокого искусства бальзамирования – пропитывание тканей трупа веществами, препятствующими их разложению. От них греки переняли некоторые способы бальзамирования, описанные историком Диодором Сицилийским (I в. до н.э.). Бальзамами считались различные эфирные масла, полученные из сока определённых пород дерева, которые превращались на воздухе в ароматную смолу (малобатр, мегалий, телин, сок бальзамового дерева). К бальзамам относились также восточные или азиатские благовония – пахучие вещества для умащения или натирания тела. Подобного рода бальзамирование было известно ассирийцам, мидянам и персам.

АНТИЦИПАЦИЯ (лат. anticipatio; от anticipo — заранее принимать) – уплата денег по долговому обязательству до оговоренного срока; взимание налогов или сборов ранее, чем это предусмотрено законами; преждевременное наступление какого-либо явления, события, действия и даже появление признаков болезни ранее, чем это обычно происходит.

С точки зрения этимологии наиболее подходящим является значение этого термина как «предвидение заранее события, явления» (от лат. anticipator – предвидящий, знающий наперёд), относящееся к античным предсказателям, прорицателям, гадателям. Антиципаторами, в основном, были жрецы, обладающие самыми разнообразными познаниями во многих областях, способствующие им совершать необходимые магические обряды при гаданиях. Занятие это считалось наследственным, тайны профессии переходили от отца к сыну, сохраняясь лишь в устной традиции. Они делили свои пророчества на толкование явлений, «специально вызванных богами для внушения своей воли» (сны, появление призраков и т.п.), и распознавание воли богов по определенным знакам, отыскать которые входило в задачу прорицателя.

К антиципаторам относят оракулов, находившихся при святилищах богов (Зевса в Додоне, в Эпире, Аполлона в Дельфах, Асклепия в Эпидавре и др.). Но это были безымянные жрецы. В истории Древней Греции встречаются почти реальные личности. Например, гадатель по имени Пифагор предупредил Александра Македонского, что тот встретится с собственной смертью в Вавилоне. По той же причине местные прорицатели-халдеи уговаривали молодого царя не входить в город. Александра не остановило мрачное предсказание: он в них не верил, очень желал увидеть Вавилон – и умер от неизвестной болезни.

Аполлоний из Тианы (I в.), легендарный проповедник добродетелей, чудотворец и целитель, был странствующим прорицателем. Как утверждали очевидцы, он «читал мысли, изгонял демонов, умершим возвращал жизнь, предвидел будущее и находился одновременно в разных местах», как это делал в свое время Пифагор. Умел безошибочно предсказывать эпидемии, грозящие великим мором, гибельные для людей землетрясения и смерти здравствующих правителей — и все непременно сбывалось. Проповедуя нравственность, милосердие и благочестие, Аполлоний оказывал мощное воздействие на сознание слушателей и учеников, и по этой причине не мог не навлечь на себя гнев римлян. Особые отношения у Аполлония сложились с римскими императорами. Нерон и Домициан обвиняли его в «черной» магии и неоднократно собирались казнить. Веспасиан, Каракалла и Александр Север негласно почитали память Аполлония. Император Аврелиан, захвативший Тиан, родину Аполлония, «после разговора с его тенью» отменил приказ о разграблении, к великому неудовольствию своих воинов.

Глубоко суеверные римляне не меньше чем греки были озабочены предсказаниями. Они были уверены, что всякому бедствию предшествует какое-либо неблагоприятное знамение. Известно, что братья Ромул и Рем заспорили, где именно следует возвести город, а чтобы решить проблему, начали считать коршунов, летевших в этот момент высоко в небе. Со стороны Ромула их оказалось вдвое больше – 12, и Ромул получил, таким образом, власть над будущим городом. Правда, ему для этого пришлось убить родного брата.

Вера в гадания составляла неотъемлемую часть официальной религиозности древних римлян. На страже знамений стояли, прежде всего, жрецы-гаруспики, гадатели, предсказывающие будущее по внутренностям. Римские полководцы не начинали сражения без предсказания советников-гаруспиков. Сенат не принимал ни одного государственного решения без ссылок на прорицания. Гибель Гая Юлия Цезаря «во время мартовских ид» от кинжалов близких ему людей была ему предсказана; о заговоре он знал, но не придал значение. Домициану халдеи ещё в молодости открыли приичну его смерти (покушение), также год, день и даже час. Как ни берёгся римский император долгие годы, пророчество исполнилось – он был неожиданно убит в собственной спальне наёмным убийцей «в назначенное Судьбой время».

Знамением могло явиться и случайно услышанное слово, в котором читалось некое пророчество. Когда галлы разрушили Рим (IV в. до н.э.), перед егожителями встал вопрос, отстроить ли город на прежнем месте или перебраться в лежавшие неподалеку Вейи. В тот момент, когда сенаторы заседали, за стеной раздался громкий возглас офицера гвардии, который скомандовал страже: «Останемся здесь». Услышав эти слова, сенаторы сочли их вещими и тут же постановили как можно скорее восстановить уничтоженный Рим.

Но более всего римляне доверяли древним пророческим книгам, прежде всего «сивиллиным книгам», представлявшим собой собрание пророчеств греческих оракулов, относившихся к делам государства. Легенда гласит, что царь Тарквиний Древний приобрёл их за высокую цену, и стех пор они стали государственной святыней. К ним обращались к ним в затруднительных для города и всего государства случаях и только по распоряжению сената. Всякое обращение к «сивиллиным книгам» происходило по запросу сената или императора через особую коллегию жрецов-anticipatores и носило строго официальный характер.

АНТОЛОГИЯ (с греч. anthologia – букв. «букет цветов», «цветник»; от anthos – цветок + logo – собирать) – литературный термин, означающий подборку наиболее представителньых сочинений (чаще стихотворных) разных авторов.

Поначалу «Антологией» (лат. «Флорилегии») назвали сборник избранных, «образцовых» произведений древнегреческой поэзии. Затем, в подражание, так стали называть подобные сборники литературных текстов в каком-либо жанре, в основном эпиграмм разных авторов. Наиболее известными ранними греческими сборниками эпиграмм были «Венок» Мелеагра из Гадары (ок. 70 до н. э.), «Венок» Филиппа Фессалоникийского (ок. 40 н. э.) и «Цикл» Агафия (ок. 560). Различают «Антологию Латинскую» и «Антологию Палатинскую». Первая – условное название сборника стихов, составленных в Карфагене в V в. н.э., включавший стихи ранних латинских авторов, в основном, неизвестных. Это были небольшие стихотворные произведения и эпиграммы на мифологическую и любовную тематику. По сведениям, сборник представлял собой 24 книги. «Палатинская» антология составлена византийским писателем Константином Кефалой в X в. н.э., назван так, потому что литературный сборник сразу же забыли, но обнаружен был лишь в XVII веке в так называемом «Палатинском кодексе». Кефала включил в свой сборник около 4000 эпиграмм, разделив его на 15 книг по тематическому содержанию. Автором другого сборника, завершенного ок. 1299 г., был византийский гуманист Максим Плануд, дополнивший прежние «антологии» собранием латинских стихотворений.

В Средневековье издание «флорилегий» продолжилось, но они представляли собой собрание расположенных преимущественно в алфавитном порядке поэтических и прозаических отрывков из произведений античных и средневековых авторов. Причём составители, в большинстве случаев, христианские деятели, не брали целиком произведения античных авторов, а использовали только отдельные выдержки из них, в подтверждение связи своей мудрости с мудростью древнего мира. Но отличительными признаками антологического стихотворения являются «простота и единство мысли, способной выразиться в небольшом объеме, простодушие и возвышенность в тоне, пластичность и грация формы».

В настоящее время названию «Антология» придается широкий смысл всякого сборника избранных произведений литературы как античной или восточной, так и современной, будь то проза или стихи, или изречения, афоризмы, мысли и т. п.

АНТОНОМАСИЯ (гр. antonomasia) – обозначение лица словом, имеющим отвлечённое значение свойственного или приписываемого данному лицу качества: напр., «серый разбойник» вместо «волк». Это же относится к употреблению собственного имени для обозначения лица, наделённого свойствами известного по литературе, истории носителя этого имени: напр. «отелло» вместо «ревнивец», «обломов» вместо «лежебока» и т. д.

Антономасия древних греков прослеживается в культе Зевса, начавшего успешное освоение Греции с севера, с исторической области Фессалия. Поселившись на Олимпе, Зевс быстро захватил сознание древних греков, увидевших в нём много полезных качеств. Став «Божеством погоды», «Собирателем туч», «Ниспослателем дождей», всемогущий бог давал крестьянам возможность вырастить хорошие урожаи. Под именем Геркея («Ограждающего», от греч. herkos – ограда) он охранял домашнее хозяйство, защищал от имущественных потерь. Он – Ктесий («Стяжатель»), сберегающий от грызунов, воров и естественной порчи в амбарах урожай. Как Мейлихей («Кроткий») он благосклонно относился к кающимся грешникам. Ксений (от греч. xenos – чужестранник) покровительствовал гостеприимству. Гикесий (от греч. hiketes – прибегающий к покровительству) помогал всем, кто искал защиту у алтаря бога. Горкий (от греч. horkos – присяга, клятва) следил за исполнением договоров, законов и священных клятв. Элевтерий («Свободный») покровительствовал тем, кто сражался за свободу. Сотер («Спаситель») охранял права свободных граждан, личности и государства. Был ещё «Повелитель молний и грома», «Громовержец», мечущий на землю метеориты и молнии, грохотавший в поднебесье, наказывающий врагов, преступников и нерадивых.

АНТРОПОЛОГИЯ (греч. аnthropologia; от греч. anthropos – относящийся к человеку + греч. logos - учение) – наука о происхождении и эволюции человека, формировании человеческих рас и о нормальных вариациях строения и функций организма человека.

Аристотель (IV в. до н.э.) был одним из первых учёных, кого заинтересовала абсолютно новая область знаний о человеке – античная аnthropologia, включающая в себя «сравнительную анатомию» человека и животных. Согласно Аристотелю, «человек является частицей космоса, он воплощает в себе единство духа и тела, венчает всё многообразие живых существ». Затем из антропологии Аристотеля выделились эстетика, этнография и пластическая анатомии, используемая художниками и скульпторами.

Наряду с антропологией возникает термин «этнос», за этим – наука этнография, родоначальником которой стал Геродот, посвятивший ей часть книг о своих путешествиях по странам эллинсокго и «варварского» миров.

Платон, Гиппократ и Аристотель в меру своих увлечений и научных знаний занимались вопросами наследования внешних черт людьми, как раздел антропологии. Но в их научных выводах преобладает восприятие всех «негреческих» народов как «варварских», диких. Но такое отношение основывалось не на презрении, а скорее за счёт идеализации «эллинской расы». В понятии гражадн греческих городов «эллин – всегда господин, варвар – раб господина». Успешный Восточный поход греко-македонмкой армии под предводительством молодого македонского царя Александра поначалу подтвердил эту версию, но с значительным расширением границ цивилизованного эллинского мира, стала понятна бесперспективность прежнего категорического разделения народов. Появилась совершенно новая этнографическая картина мира, после чего людей стали различать по другим, антропологическим признакам.

Хотя римские ученые не внесли в антропологию каких-либо кардинально новых знаний. Утверждение греков о том, что люди рождаются свободными или рабами, не потеряло в Риме своей актуальности и продолжало разделять людей по социальному, а не по антропологическому признаку.

АНТРОПОМОРФИЗМ (греч. anthropomorphisis – очеловечивание) – в религии, да и в быту современного человека, мировоззренческая концепция, т.е. наделение человеческими свойствами неодушевленных предметов, явлений природы, животных; также представление богов в человеческом образе.

В глубокой древности люди представляли божества, руководящие природой, либо как бестелесные силы, либо животными или предметами. Ст Гомера и Гесиода греки стали представлять себе богов в человеческом обличие, наделяя их такими же чувствами и поведением, как у людей, но обладающих сверхъестественными способностями влиять на судьбы смертных. Боги заводили семьи, рожали детей, любили и ненавидели друг друга, разводились, изменяли и мстили – всё, как у людей. Боги отличались от простых людей лишь бессмертием и могуществом. Под влиянием мифов, легенд и мифологической поэзии в сознании людей появился антропоморфизм (от греч. anthropos – человек + morphe – вид, форма), после чего боги лишались своего величия, сделались объектами критики, особенно со стороны философов и поэтов, или даже насмешек. Наиболее гармоничное воплощение платоновского идеала антропоморфизма мы находим в образе Гермафродита – сына Гермеса и Афродиты, существа, тело которого боги объединили с телом полюбившей его нимфы Сальмакиды.

Наибольшее выражение антропоморфизма в античности полуячило изображение фаллоса, мужского детородного органа, получившего название от греч. phallus – олицетворение времени года, «когда всё распускается и цветет». Поклонение фаллосу пришло из Египта, где справляли праздники в честь бога Диониса: молодые женщины носили кукол в локоть величиной, у которых поднимался детородный орган, «размерами почти такой же, как сама кукла», утверждал Геродот. Так египтянки воздавали хвалу Дионису за деяния в пользу человеческой общины. Время от времени с помощью шнурков приводили в движение фаллосы.

В Афинах в бесплодные мужчины и женщины носили на шее амулеты в виде фаллоса, а во время ежегодных праздников в чсеть Диониса участники шествий несли фаллосы разных видов и больших размеров. Устраивался конкурс на лучшее оригинальное изображение: чем огромнее выглядел «Царь-фаллос», тем предпочтительней считались виды на плодородие: земли, скота и человеческого общества в целом. У римлян императорского периода правления тяга к антропоморфизму проявлялась повсюду: в изящных скульптурах, росписях тканей и картинах, даже в конструктивных элементах мебели и лепных карнизах угадывались интимные части обнажённого тела. Нередко столовая посуда и принадлежности, подаваемые на стол гостям, представляли собой эротическое изображение фаллоса и женской вагины в ярко выраженном возбужденном состоянии.

В античной архитектуре проявлением антропоморфизма следует считать уподобление форм и пропорций, прежде всего колонны и капители, человеческой фигуре — мужской (дорический ордер) или женской (ионический, коринфский ордер). Отсюда и прямая замена колонны изображением фигуры человека (атлант; кариатида; теламон). Этот композиционный прием получил распространение в античных вазах, ювелирных изделиях, мебели. В художественных ремеслах, наряду с зооморфными мотивами, получили распространение сосуды в форме головы или фигуры человека (акваманил; анса луната; беллармин; фигурные сосуды), фигурные ручки, дверные молотки — антабы, реликварии, – уподобленные частям тела человека.

АНТРОПОФАГИЯ (греч. anthropophagia; от греч. anthropos – человек + phagein- есть, пожирать) – элементарное дикое людоедство.

Природа употребления в пищу человеческого мяса (людоедство, каннибализм) современной медициной изучена достаточно глубоко. Причина, прежде всего, в религиозных, культовых обрядах племён, которые человечество считает дикими, нецивилизованными. Также человеконенавистнические отношения (зверство, варварство, жестокость), ещё в периоды жесточайшего голода, когда от безысходности люди находят возможность продлить своё существование за счёт ослабевшего сородича или даже умершего. Есть медицинские причины сексуального характера или шизофрении. Были случаи, когда каннибализм практиковался в лечебных и сатанинских культах, в колдовских целях.

Первым европейцем, кто в 1492 году увидел в Новом Свете странных туземцев, поедающих своих соплеменников, был Христофор Колумб. Первым знаменитым европейцем, кого съели гавайские каннибалы, был Джеймс Кук (1779 г.) — английский исследователь, картограф и морской капитан. Но ещё греческий историк Страбон в I в. до н.э. намекал в своей «Географии», что на Британских островах (в Ирландии) употребляли в пищу человеческую плоть. Страбон сообщал также, что у древнегреческого историка Эфора (IV в. до н.э.) есть сведения о скифах, «настолько диких, что они доходили до людоедства». У Гомера («Одиссея») циклоп Полифем, он же пастух и людоед, ел спутников Одиссея, забредших случайно в его пещеру. Циклоп собрался съесть всех своих «гостей», «разбив головы людей об стену перед их съедением». Геродот (V в. до н.э.) называет людоедов «андрофагами, обладающими самыми жестокими нравами из всех людей». Аристотель (IV в. до н.э.) приписывает жителям Кавказского побережья, гениохам, сдирание кожи с живых людей.

Учёные, разбиравшие этот удивительный и малообъяснимый феномен, утверждали, что из всех обычаев античных антропофагов присутствует только съедение умерших родителей с целью оставить в себе их частицу, без подчеркнутой жестокости. А заклание плачущих мальчиков «на поедание богам» воспринимается как акт жертвоприношения во благо рода, хотя при этом все участники жертпвоприношения тоже получают свою долю человеческого тела и пьют кровь убиененого, участвуя в том «пире богов». Древние греки в этом смысле не были исключением, поскольку некоторые ритуалы жертвоприношений говорят о существовании у них антропофагии в том или ином виде. Например, в некоторых областях Греции происходили ритуальные убийства главных жрецов-царей (как живого воплощения бога) с поеданием частей его тела или испитием крови. Это должно было спрособствовать повышению плодородия пашни и домашнего скота. Впоследствие вместо «царя-бога» в жертву стали приноситься другие лица, его заменяющие для такого «смертельно неприятного случая» – специально взращенные для алиаря, нередко по договору, добровольно. Это могли быть малоимущие члены общества или предельн религиозные люди.

Большое количество историй в древнегреческих мифах так или иначе несёт элементы каннибализма. А древние римляне, говорили, употребляли кровь «свежубитых» гладиаторов как средство от эпилепсии. Во-первых, у греков и римлян сами боги не раз поедали друг друга или же смертных, в наказание за прогрешения. Вспомним хотя бы Кроноса, отца, поедающего родных детей. И только его последний сын Зевс остановил безобразное «богоедство». А чего стоит описанный случай человеческого жертвоприношения на пиру, данном в честь богов Олимпа фригийским царём Танталом? Сын Зевса и богини богатства Плуто, Тантал, пригласил на пирушку богов с единственной целью, узнать, насколько они всезнаюши. Предложил им блюдо, приготовленное им лично из… разрубленного на куски сына своего Пелопса.

Правда, за это Зевс предал Тантала, своего бывшего любимца, страшному наказанию – сидеть в Аиде по горло в воде, и не пить и не есть. Но ведь наказан он был лишь за то, что хотел проверить Зевса и остальных богов, распознают ли они, что едят человечинку! Слава Зевсу, боги не стали есть предложенное Танталом блюдо. Лишь Деметра, полная скорби по похищенной у неё дочери Персефоне, ничего не заметила и успела вкусить плечо юного Пелопса. Гермес потом оживил мальчика, и тот предстал перед богами еще прекраснее, чем был раньше; не хватало лишь у него плеча. По повелению Зевса Гефест тотчас изготовил Пелопсу плечо из слоновой кости. «С тех пор у всех потомков Пелопса ярко-белое пятно на правом плече». В дальнейшем Пелопс стал царём Элиды, а полуостров на юге Греции, где находилась исторические области и города-государства Элида, Спарта, Коринф и Олимпия, древние назвали Пелопоннесом («Остров Пелопса»).

Есть ещё немало подобных историй в греческой мифологии.

АПАГОГИЯ, апагогическое доказательство (от гр. apagogos – отводящий) - то же, что «доведение до абсурда», иначе, логический ораторский прием, которым доказывается несостоятельность какого-нибудь мнения таким образом, что или в нём самом, или же в необходимо из него вытекающих следствиях, мы открываем противоречие.

В афинском судопроизводстве существовал вид публичного обвинения – апагогия, существенно отличавшийся от общепринятой формы. При обыкновенном случае обвинителю необходимо было подготовить письменный донос (жалобу, обвинение), найти свидетелй, чтобы при них пригласить обвиняемого в суд, потом ожидать процесса в надежде на результаты. При этом обвиняемый оставался на свободе и мог предупредить последствия ожидаемого осуждения добровольным удалением в изгнание. При апагогии обвинитель прямо, без соблюдения указанной формальности, приводил обвиняемого к представителю власти, которая по данному делу должна была производить дознание. Если обвиняемый не представлял трех поручителей, тотчас по составлении протокола его препровождали в тюрьму.

Но эта форма судебного преследования применялась в случае, если преступник был застигнут на месте преступления. В основном это касалось разбойников или убийц. Впоследствии по апогогии привлекались также колдуны, «вредящие гражданам и государству», такж злостных неплательщиков налогов и др. Нередко обвинитель приводил должностное лицо с его служителями на место преступления, чтобы тут же схватить обвиняемого. Это делалось в том случае, когда обвинитель считал себя недостаточно сильным, чтобы самому привести преступника к надлежащей власти.

АПАТИЯ (от греч. арatheia — бесстрастие) – болезненное состояние, выражающееся в безразличии, в безучастном отношении к происходящему, а также в бездействии, бесстрастии, бесчувственности, вялости, нечувствительности, равнодушии, эмоциональной тупости при этом отсутствуют внешние проявления эмоциональных реакций.

В античной философии апатия, или «невосприимчивость», - одно из основных понятий этики Стоицизма, состоящее в требовании «полного освобождения души от вредных аффектов и страстей». Впервые это учение было развито представителем мегарской школы Стилпоном, а вслед за ним — Зеноном из Китиона (IV d. до н. э.). По учению стоиков, страсть — неразумное движение души, характеризующееся уклонением от правильного суждения о добре и зле: «мудрец для полного совершенства должен быть свободным от страстей, чувств страха и печали». В поздней философии термин «апатия» обрёл иной смысл, обозначающий равнодушное состояние человека по отношению к окружающему миру, обществу, как «вредоносная безучастность при нормальных условиях», в своём роде, результат истощения или душевной усталости, также являющийся симптомом тяжелых заболеваний.

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД (от лат. appellatio – обращение) – в ряде государств судебный орган втoрой инстанции, пересматривающий дела в порядке судебного контроля, решения и приговоры по которым еще не вступили в законную силу. В арбитражном судопроизводстве в апелляционном порядке проверяются все решения арбитражных судов, вынесенных в первой инстанции.

Апелляционный суд ведёт «родословную» от Апеллы («Народный возглас») – народного собрания в древнегреческом государстве Спарта. Как гласит легенда, его создание в структуре народовластия подсказала Ликургу, легендарному спартанскому реформатору, дельфийская жрица-прорицательница Пифия. Она сообщила, что именно он «боголюбезный, и скорее, бог, нежели человек», и что Аполлону угодно его законотворчество. Ликург поэтому и назвал вышеупомянутое собрание «Апелла Пифия», видя в нём источник законодательных преобразований.

Формально Апелла была высшим органом власти, члены которой заседали раз в месяц (apellaisia). Они принимали законы, решали вопросы войны и мира, союза с другими государствами, рассматривали вопросы о престолонаследовании, определяли, кому из царей (в Спарте одновременно их было два на престоле) возглавлять войско в походе, и т.д. В члены апеллы мог быть избран любой гражданин, достигший 30-летнего возраста. Решения здесь принимались не «открытым» голосованием, а «провозглашением» – принималось мнение тех, кто смог перекричать своих оппонентов! Отсюда само название Аpellа – «Народный возглас»! Но если решение членов Апеллы старейшины (Герусия) или цари считали вредным для государства, оно могло быть отклонено. Ещё немаловажная подробность: её члены всегда заседали только днём, на открытом воздухе, следовательно, на солнцепеке. Так в своё время решил Ликург: «в помещении у них рассеивается внимание, и там прохладно: вместо того, чтобы заниматься делом они будут разглядывать статуи и картины или потолок, как в театре диковинные декорации, и долго говорить»…

Деятельность Апеллы в соединении с неуравновешенной царской властью, обладая равным с нею правами при решении важнейших дел, особенно в начальный период, стала залогом народного благополучия и государственного благоразумия. Геронты, как старейшины, с одной стороны поддерживая царей по их проблемам, оказывали сопротивление необоснованному нажиму демократических сил. В тоже время они помогали народу уберечься от тирании, воздействуя на царей.

Римляне переняли у греков использование права гражданина на обращение в народный суд – право апелляции. Если судья все же пренебрегал апелляцией и выносил, например, смертный приговор, то судье предъявлялось обвинение в умышленном убийстве! Поэтому обвинённому в тяжком преступлении давалась возможность апеллировать в вышестоящую судебную инстанцию, просить отмены решения суда первой инстанции. Но это вовсе не означало, что кто-то мог действительно рассчитывать на отмену приговора! Причина заключалась в консуле, от имени которого выносился судебный приговор – выходило, что осужденный аппелировал к тому же консулу, убеждая его в совершении им же судебной ошибки, и просил отменить своё же решение!

Можно было рассмотреть аппеляцию в специальной комиссии по помилованию, но председателем комиссии был опять консул, и говорить в защиту осужденного перед ним было не только бесполезно, но и опасно для жизни защитника. Более того, чтобы взять слово в защиту, следовало его попросить у председателя, т.е. у консула, а он такого права обычно никому не давал. Вот и выходило, что закон об аппеляции в Риме существовал, но он не работал. Это подтверждает Тит Ливий (59 до н.э. – 17 н.э.), писатель-историк, сетовавший на то, что «за три столетия ни разу не было случая благоприятного исхода по аппеляции». Правда, существовала последняя инстанция – император, который мог удовлетворить апелляцию, но на этом уровне обычно рассматривались дела только особой, государственной важности – к примеру, взяточничество или измена.

АПОКРИФ (греч. Apokryphos – сокрытый, тайный) – древние рукописные пророческие произведения иудейской и раннехристианской литературы, претендовавшие на значение священных, но отвергнутые Церковью и не включенные в библейский канон.

Понятие «апокриф» первоначально относилось к произведениям гностицизма (от греч. gnosis – знание), своеобразного оккультного течения, образовавшегося из слияния эллинистической философии с примесью египетских магических представлений о языческих богах и Природе и иудейского монотеизма, единобожия. Таким апокрифом была знаменитая книга Гермеса, или Кибалион (отсюда «герметические, закрытые знания»). Впервые гностицизм обнаруживается у Филона Александрийского (I в.), выдающегося представителя еврейского эллинизма, центром которого была Александрия (Египет). Последователи гностицизма, гностики, считали себя обладателями тайного знания о Мироздании, позволявшего человеку обрести сверхъестественные способности и возможности. Поэтому стремились сохранить свое учение в тайне. Наверху мироздания стоял Бог, Мировой Разум или иная высшая сущность, посредством Логоса (Божественное Слово) творившая Разум. Одной из сущностей был злобный Демиург, создавший материальный мир; ему противостояла добрая София (Мудрость). Материальный мир гностики презирали, считая его недостойным высшей божественности, а чтобы спастись от него, надо приобщиться к Высшему Разуму, получив указанное «тайное знание», ведя определенный образ жизни и совершая особые магические манипуляции.

Христианство не приняло гностицизм с его рассуждениями о Логосе и прочих сущностях, разъяснив, в каком смысле правомерно говорить о Христе. Но гностицизм не исчез, оставшись в многочисленных апокрифах, создав традицию для целой цепочки тайных лжеучений. В результате за прошедшие столетия появились различные тайные религиозные сообщества, члены которых считали себя «посвященными»: масоны, розенкрейцеры, теософы и др. По их вине термин «апокриф» означает писания, содержащие «откровения», т.е. тайные сведения о религиозных мистериях, доступные только посвященным. Вперые они появились в начале II в. до н. э., развились на ранней стадии появления христианства, с конца I в. н.э., и не прекратились после установления священного библейского канона. Поздние апокрифы включают в себя апокрифические евангелия, деяния, послания, заветы и наставления, которые приписываются Иисусу Христу и апостолам. Многие апокрифические сказания оказали влияние на развитие изобразительного искусства, дополняя канонические сюжеты и сцены разнообразными бытовыми деталями.

АПОЛОГИЯ (греч. apologia — защита, довод) – защита, утверждение, обоснование каких-либо принципов, идей, мнений. Как литературный жанр апологетика (лат. apologeticum) сложилась в иудаизме и христианстве, когда богословы защищали идеи своего учения от противников в форме толкований, посланий, полемических диалогов. Отсюда апологет — защитник догматов и канонов.

Апологией (от греч. apologos – притча) считается яркая защитительная речь Сократа перед афинским судом, и потому не зря Платон, а потом Ксенофонт назвали свои сочинения, посвященные этой речи, «Апология Сократа». Философ, обвиненный в безбожии и прочих грехах, и приговоренный к смертной казни, сказал своим судьям: «Избежать смерти нетрудно, – гораздо труднее избежать нравственной порчи: она настигает стремительней смерти… Я ухожу из жизни приговоренный вами, несправедливыми судьями, а вы уйдете уличенные моей правдою в злодействе и несправедливости. Я выбираю смерть, ибо это как сон, а продолжать жить среди вас и делать вид, что это жизнь – безнравственно… А кто из нас идет на лучшее – это никому не ведомо, кроме бога и философов»…

Впервые необходимость защиты и утверждения собственных религиозных воззрений возникла у иудеев и христиан в противостоянии с официальным язычеством и многобожием Рима. Под апологетикой подразумевали сочинения, написанные в защиту христианского вероучения людьми истинной веры («Апологетика Тертуллиана). В состав апологетики входили: доказательства существования бога, бессмертия души, учение о признаках божественного откровения, в том числе рассказы о чудесах и пророчествах. Поздние апологеты (Аристобул, Флавий Иосиф и др.), посвящая свои труды защите христианской религии от обвинения в снижении морали, успешно использовали методы философской полемики греческих мыслителей. Они обосновывали преимущества христианского вероучения ради возможностей принятия христианства в качестве государственной религии. Из апологетских трудов хорошо известны послания странствующего проповедника и писателя Юстина Мученика, прозванного «Христом в философской мантии». Он принял мученическую смерть в Риме около 165 г. н.э., своей гибелью воодушевив новых верующих на христианство.

АПОРИЯ (греч. aporia – парадокс; от греч. a – нет и poros – путь) – философский термин, означающий трудную или неразрешимую проблему, связанную с возникновением противоречия, с наличием аргумента против очевидного, общепринятого.

Платон, Сократ, Аристотель и философы-скептики, отрицавшие познаваемость вещей, при разрешении спорных проблем обнаруживали логические противоречия в понятиях «движения, времени и пространства», ставшие известными как апория (от греч. aporia — затруднение, недоумение). Зенон (V в. до н.э.) из Элей сформулировал необъяснимую для того времени трудноразрешимую проблему, связанную с противоречием между данными опыта и их мысленным анализом. С тех пор «апории Зенона» признаются «парадоксами», при том, что они ещё близки к антиномии (см. антиномия). Но антиномия представляет собой обоснование двух несовместимых утверждений, одно из которых отрицает другое. Апория же выдвигает и обосновывает положение, явно противоречащее опыту.

Наиболее известные парадоксы Зенона:

1.«Преследуя черепаху, Ахиллес не может ее догнать».

Пока он пробежит разделяющее их расстояние, она проползет немного, пока он будет пробегать этот отрезок, она еще немного отползет, и т.д. Процесс такого деления бесконечен, поэтому тело вообще не может начать двигаться или, если оно уже движется, движение не может окончиться.

2.«Летящая стрела стоит на месте»

Если считать, что пространство, время и процесс движения состоят из некоторых «неделимых» элементов, то в течение одного такого «неделимого» тело (напр., стрела) двигаться не может (ибо в противном случае «неделимое» разделилось бы), а поскольку «сумма покоев не может дать движения», то движение вообще невозможно, хотя мы его на каждом шагу наблюдаем.

3. «Равные тела движутся по стадию (примеч. стадий – мера длины для бега, 198.6 м) в противоположных направлениях мимо или параллельно равных им тел; одни движутся от конца стадия другие — от середины с равной скоростью, откуда следует, что половина времени равна двойному или целому».

4. «Любая сколь угодно малая часть просяного зерна шумит при падении, ибо ничто не препятствует тому, что она ни за какое сколь угодно большое время не приведет в движение то количество воздуха, какое приводит в движение при своем падении целый медимн проса. Мало того, она не приводит в движение даже столь малую частицу всего количества воздуха, какую она привела бы в движение, если бы существовала сама по себе. Ведь она вовсе не существует, разве лишь потенциально в целом зерне».

Апории Зенона, доказывающие невозможность движения, пространства и множества, привели к кризису математики своего времени, преодоление которого стало возможным, когда Демокрит развил свою атомистическую теорию. Зенон утверждал, что «Космос один и пустоты нет». Развивая учение Парменида «о Едином», Зенон отрицал познаваемость чувственного бытия, множественность вещей и их движения, доказывая немыслимость чувственного бытия вообще: «Если существует единое, то оно не может быть множественным».

Зенон был человеком исключительных достоинств не только в философии, его политическая деятельность тоже вызывает уважение: он участвовал в заговоре против элейского тирана Неарха и был арестован. Его пытали, добиваясь сведений о сообщниках, а он воскликнул: «Будь у меня сообщники, ты бы уже не был тираном». Его пытали, а он стонал от боли и говорил мучителям: «О, если бы я владел своим телом так же, как я владею языком!». Затем нашел в себе силы, «пошутил»: указал на телохранителей Неарха, которых тут же убили. Тиран спросил его после, есть ли еще кто-нибудь, кого следует убить, на что философ ответил: «Конечно, есть – это ты, проклятье города!». Его снова стали пытать, а он кричал горожанам, кто был здесь же: «Я удивляюсь вашей трусости: вы рабски служите тирану ради того, чтобы вас постигла та же участь, что и меня!». Его снова подвергли ужасным пыткам; он притворился, что дух его поддался мукам и закричал: «Пустите! Скажу всю правду, но только на ухо Неарху!» Когда тот, поверив, приблизился, укусил его за ухо и не отпускал до тех пор, пока не был заколот. Он был прав, когда говорил, что «философия дарует человеку презрение к смерти».

АПОСТЕРИОРИ (от лат. a — от + posterior — последующий) – философский термин (противоп. Априори), означающий знание, апостериорное знание, получаемое при помощи чувственного восприятия. Оно носит случайный и неистинный характер, основано на прошлом опыте и не исключает возможности приобретения в будущем нового опыта, несогласовывающегося со старым.

Считается, что апостериорный способ получения знания рассматривался уже в античности у Аристотеля, Платона, Боэция, которые полагали, что апостериори основывается на опыте, то есть у такого знания есть предшественник. Апостериорное (эмпирическое) положение относится к фактическому высказыванию, которое может быть доказано или опровергнуто при обращении к свидетельствам, собранным посредством опыта. Платон был уверен, что человек может познавать необходимые, вразумительные и абсолютно надежные факты и состояния независимо от опыта, что он развил свою теорию памяти; а именно, что душа рождается с этим знанием, но частично забывает его по причине своего воплощенного состояния. Отсюда, достижение знания это не постижение чего-либо нового, но вспоминание известного прежде, но забытого (анамнесис). Сократ часто задавал вопросы ученикам в надежде, что они найдут возможность «вспомнить прошлый опыт, знание котрого онм просто забыли».

АПОСТИЛЬ (фр. аpostille; от греч. apostoleus – отправщик) — специальный знак, удостоверяющий подписи, качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ, а также, в отдельных случаях, подлинность штампа или печати, скрепляющих документ. Исходит от учреждений и организаций стран-участниц Гаагской конвенции 1961 года об отмене требований легализации иностранных официальных документов.

В Афинах существовала особая государственая повинность литургия, когда одному из богатых граждан афинский народ общим голосованием «доверял построить и оснастить трирему», военный корабль (или несколько кораблей), набрать команду, обеспечив экипировкой и оружием. И всё – за счёт личных средств! Затем отправить свои корабли к месту боевых действий, часто самому принять в них участие в качестве флотоводца. Более того, богач-триерарх после выполнения боевого задания обязан был отчитаться перед народным собранием за результаты сражения, доказать, что его корабль, команда и он сам «вели себя достойно». Такая почётная, но обязательная повинность в отношении возведения кораблей называлась триерархией. Она считалась самой дорогой из всех других повинностей (триерархия стоила до 1 таланта, или 26.2 кг серебра), поскольку были ещё литургии: на обустройство гимнасиев, праздничных торжеств и состязаний атлетов, поэтов, музыкантов, постановку театральных спектаклей и другие. Бремя, которое нес на себе ежегодно назначаемый триерар, состояло ещё в том, что он в течение года обязан был содержать в исправности «свой» корабль и снасти, вовремя ремонтировать и обновлять, набирать гребцов и матросов, выплачивать жалованье экипажу и приготавливать съестные припасы.

Весь процесс тетрархии проходил под надзором коллегии апостолеев (apostoleis – отправщики), члены которой являлись государственными чиновниками по особым поручениям. Они следили за правильностью выбора триерархов из числа богатых афинских семей, их очередностью, контролировали исполнение обязательств триерархов. Они же исчисляли норму затрат для постройки и снаряжения корабля, вели учёт правильности расходования средств триерарха, исходя из его финансовых возможностей и чрезвычайной необходимости. С их ведома корабли, построенные на средства триерарха, могли быть сданы в аренду частному лицу с выплатой дохода в пользу государства. Но главное, апостолеи в своих полномочиях имели возможность карать триерарха в случае неисполнения им, по их мнению, обязательств «перед народом и Афинами». Таковых они без предварительного расследования заключали в оковы и под стражей направляли в суд, где сами выступали обвинителями «от имени народа Афин».

АПОФЕГМА, апофтегма (греч. apophthegma; от apophtheggomai – говорить напрямик) – краткое остроумное изречение, меткое наставительное изречение, нравоучительная сентенция. Синоним афоризма.

С античности апофегма представляет собой краткий рассказ об остроумном, поучительном ответе или поступке выдающегося деятеля Греции и Рима — царя, полководца, философа. В центре внимания составителя апофегм (Апофегматы — сборники апофегм) обычно находится гипербола или некая логическая неожиданность, парадоксальный случай из жизни человека – всё, из чего можно сложить представление о его государственной мудрости, хитрости или дальновидности, ловкости, даже подлости, вносящие в биографию новые часто неожиданные штрихи. Апофегма явилась одним из основных прообразов фольклорного и литературного анекдота (с греч. anekdota – неопубликованный) – коротких развлекательных историй из жизни царственных особ, знати, учёных, философов и политиков.

Греко-римский писатель Плутарх имеет пристрастие к подобным апофегмам-анекдотам, включая их в свои бесценные биографические сочинения. Самые разные темы апофегм раскрываются в его произведении «Пир семи мудрецов» (в 9 кн.). И в замечательном историческом труде «Сравнительные биографии» Плутарх даёт героям – великим историческим личностям – свои философские характеристики, представляя их возможно всесторонне. В этом ему помогают апофегмы, к которым он охотно и уместно прибегает, чтобы нарисовать поучительную картину, на их основе побудить читателей к добродетельным поступкам и воспитать себя к практической деятельности во благо общества.

Существует сборник лакедемонских присловий (Спарта) и сборник известных изречений – «Апофегмы царей и полководцев», всключающий до 500 «анекдотов». Хотя авторство Плутарха в последнем проблематично. Апофегмы также имеют отношение к афористике, поскольку афоризмы ранее именовались изречениями, а изречения имеют прямое отношение к древним апофегмам. Хотя афоризмами (от греч. слова aphorismos — определение, разграничение) Гиппократ назвал свой медицинский трактат о симптомах и диагнозах заболеваний, искусстве их исцеления и предупреждения. Трактат начинается афоризмом: «Жизнь коротка, искусство долговечно». Помимо афоризма апофегма имеет также отнощение к «сентенциям», «гному» как к мудрым изречениям, а также истории в кратком до предела стиле. Античные апофегмы со временем нашли практическое применение в различных областях жизни общества – в юриспруденции, философии, политике, естественных науках. Как показывают исследователи, древние апофегмы ничем не отличаются от современных, им присущи одни и те же жанровые черты, а именно наличие определенного автора, мудрость, смысловая завершенность, образность и краткость выражения.

Дополнением к трудам Плутарха, где используются античные апофегмы, являются «Моралии» (78 трактатов), хотя подлинность тех или иных сочинений подвержена сомнениям, долго обсуждалась в науке, но ещё не получила окончательного решения.

АПОФЕОЗ (от греч. apotheosis – обожествление) – прославление, возвеличение какого-либо лица или торжественное завершение события. В современном понимании апофеоз – завершающая музыкальный или драматический спектакль массовая сцена прославления героя, эффектная «живая картина», пластически выражающая основную идею зрелища.

В древности на Ближнем Востоке и в Египте существовала традиция причислять своих правителей к сонму богов или их сыновей – т.н. апофеоз. Под влиянием этой традиции в греческой мифологии появился культ героев («Жизнь Геракла») – детей богов от смертных. Согласно верованиям эллинов, герои за свои подвиги возносятся и становятся бессмертными. Затем божествление приняло характер культового почитания людей – за особые заслуги перед государством или городом. После их смерти запрашивался оракул, его изречением, затем постановлением коллегии жрецов выдающиеся личности пользовались божескими почестями. В греческой истории известны их имена: Ликург, Гармодий и Аристогитон, воины, павшие при Марафоне и Платее. Период в истории греческого обожествления властителей и военных героев начинается с Александра Македонского (IV в. до н.э.) и Птолемеев, египетских царей македонского происхождения. Среди тех, кто удостоился апофеоза еще при жизни, был царь Спарты Лисандр (IV в. до н.э.), одержавший победу над афинским флотом, а столетием позже —полководец Деметрий Полиоркет (III в. до н.э.), освободивший афинян от македонского владычества.

Греческую традицию обожествления правителей успешно переняли римляне. Первый царь Ромул вознёсся на небо и стал божеством, затем Нума Помпилий и дргуие царя Рима. Гаю Юлию Цезарю (I в. до н.э.) при жизни оказывали божеские почести, а после его смерти сенат причислил римского диктатора к богам. С этого времени начался культ обожествления подряд всех римских императоров, несмотря на их действительные заслуги перед государством. После погребения восковое изображение умершего на носилках из слоновой кости выставлялось во дворце в течение 7 дней, затем всадники и сенаторы несли его на Форум, на всеобщее обозрение римлян, оттуда на Марсово поле. Здесь изображение императора ставилось на костер, устроенный из поленьев священного белолиственного тополя, пересыпанного благовониями. Новый император зажигал костер, «с вершины которого в дыму и пламени взлетал орел», а это означало, что боги пожелали вознести души умершего императора к себе поближе. С этих пор умершему императору, уже богу, воздавались божественные почести, в его честь строили храмы и назначали жрецов его божественного культа. Сцены «апофеоза» императоров и членов их семей изображали на римских рельефах, саркофагах, монетах и геммах.

АППАРАТ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ (от лат. apparatio – предварительная подготовка) – cистема органов, практически осуществляющих функции государства с позиций конституционного права повседневного государственного управления.

История государственного аппарата начинается с аппари́тор (лат. apparitor), общее название низших служащих, состоявших при должностных лицах: писцов, сопровождающих-ликторов, посыльных, глашатаев. При смене правителя аппариторы обычно оставались на службе как заслуживающие доверия специалисты, каждый по своему профилю исполнения обязанностей. Они даже образовывали особые «корпорации и профессиональные союзы». До I в. н.э. в Риме не было специально обученных штатных специалистов для работы в государственном аппарате. Выполнение практически всех важнейших функций управления государством правители (консулы, трибуны, сенаторы) поручали личным рабам и вольноотпущенникам. Это они готовили и распространяли правительственную документацию и сенатские постановления, вели приём гражданских прошений и обрабатывали международную корреспонденцию. Они вели приём посетителей, подготавливали ответы на официальные запросы, составляли и проверяли различные финансовые расчеты по деятельности государственной собственности.

Вителлий Авл (12-69 гг.) – первый из императоров, кто придал значение административному аппарату как органу государственного управления. Он определил его юридический статус и «штатное расписание» должностей, назначил права и обязанности. Главное, он распорядился нанимать на командные управленческие должности римских граждан из всаднического сословия, не имеющих отношение к императорской семье, отказав в этом даже собственным вольноотпущенникам из рабов. Окончательная практика назначения на аппаратные должности (apparitores) закрепилась при Адриане (117-138 гг.).

Правительственные чиновники получили в своё распоряжение личный административный состав, apparatus (от лат. apparatio – предварительная подготовка), штат профессиональных специалистов, apparent (от лат. parent – повинуюсь), содержащихся за счёт государственной казны. Это ещё личная охрана из воинов и ликторы, сопровождающие должностное лицо; они носили особые отличительные знаки власти – фасции, они же раздвигали для прохода народ на тесных улицах, были ещё виаторесы – посыльные с поручениями, писцы, делопроизводители, счетоводы и разного рода помощники. Их уже набирали из вольноотпущенников и государственных рабов.

«Начальник государственной канцелярии», высокопоставленные чины – magister memorial – возглавлял штат особо доверенных грамотных писцов-рабов, в обязанности которых входила фиксация и сохранение для истории деяний властителей Римского государства. Все magister подчинялись magister officiorum («начальник всех служб»), имевшему свободный доступ «для доклада» к императору и в государственные архивы. Например, писатель-историк Светоний занимал при Адриане пост советника «по переписке», или «ab epistulis», и был тем очень доволен, пока, правда, его не изгнали со службы.

АППЛИКАЦИЯ (лат. applicatio;от лат. applico – прикладываю) – в искусстве, способ создания художественного изделия, изображения, путем нашивания или выклеивания узоров поверх тканевой основы или бумаги. Аппликатор (лат. applicator) - любое приспособление, накладываемое при лечении человека на отдельные части тела.

В античном искусстве встречаются высокохудожественные изделия, выполненные способом аппликации. Это была простая и обычно не дорогая вещь из металла, поверх которой накладывался серебряный лист, закрепленный особым способом. Получалось так называемое «накладное серебро».

В античной музыке существовал термин «аппликация» как способ переборки пальцами на музыкальном инструменте. Или же так называлась расстановка, постановка пальцев при игре на инструментах, плотное прилегание к деке.

В широком понятии под аппликацией имелась в виду черта характера человека, расположенного к общительности. Кроме того, также называлось присоединение клиента к своему патрону, приверженность к его роду, а в римском законодательстве – право патрона на имущество умершего клиента.

АПРОБАЦИЯ (лат. approbatio – признание, подтверждение) употребляется в случаях, когда требуется выражение одобрения, утверждения, основанного на проверке, испытании. В сельском хозяйстве принято считать апробацию за обследование сортовых и гибридных посевов и плодово-ягодных насаждений для установления пригодности использования их урожая на семенные цели, оценки сортовых качеств, проверки выполнения правил семеноводства.

В Римской республике решения народого собрания (комиций) принимались к исполнению по результатам голосования, иначе, ap-proboшумным выкрикам одобрения большинства. Отсюда, лат. approbare – «одобрять, соглашаться; доказывать, подтверждать» (от лат. ad – к, на + probāre – испытывать, пробовать, проверять), далее – лат. probus – «хороший, добротный».

Гай Юлий Цезарь Октавиан (Август) реформировал комиции, отняв у собраний судебную власть — важнейшую из их былых компетенций. Теперь народное собрание лишилось своего исконного права избирать на должности магистратов. Сначала было решено, что кандидаты в консулат и претуру проходят проверку в специальной комиссии, составленной из сенаторов и всадников, т. е. апробацию. Затем, уже после смерти Августа, при его преемнике Тиберии, выборы магистратов были переданы в компетенцию сената. Как писал римский историк Тацит, «тогда впервые избирать должностных лиц стали сенаторы, а не собрания граждан на Марсовом поле, ибо до того, хотя все самое важное делалось по усмотрению принцепса, кое-что делалось и по настоянию трибутных собраний». В отношении законодательства тот же Тацит замечает, что принцепс подменял собой не только сенат и магистратов, но и сами законы. Это означало, что наступил конец Римской республике.

АПРОПРИАЦИЯ (от лат. appropriation – усвоение) – присвоение имущества, завладение собственностью; приспособление чего-либо.

В Римском праве существоала термин appropriation как способы приобретения имущества, владения собственностью, изымаемой из чужого владения. Это могло быть завладение — приобретение никому не принадлежащих движимых вещей и диких животных. Завладение вещей представляло собой окончательный их захват и пользование новым владельцем, а дикими зверями можно было завладеть при окончательной поимке. Поимка и захват зверей окончательно подтвержадло их принадлежность к тому человеку, кто это исполнил. В случае возникновения споров о захвате факт захвата доказывался установлением судом.

Апроприация при передаче владения одним лицом другому была законной, если приобретение движимых вещей от прежнего владельца было исполнено с его согласия. После этого достаточно, чтобы вещи были перемещены от отчуждателя в дом приобретателя и находились там под охраной. При приобретении владения недвижимостью от предшествующего владельца требование материального овладения сводилось к частичному овладению: достаточно было вступить лишь на какую-либо часть имения при полноте знаний плана и границ имения. Но продавец при отчуждении недвижимости мог просто показать покупателю передаваемый участок с возвышения, что было достаточно для передачи владения («передача длинной рукой»). Существовала апроприация в виде самовольного захвата владения, когда постороннее лицо насильственно завладевало земельным участком в отсутствие и без ведома владельца. Данным способом владение приобреталось окончательно, если прежний владелец, узнав о самовольном захвате, не оспаривал его, либо оспаривал, но безуспешно. Но если незаконный захватчик недвижимости просил защитить его владение от посягательств не того лица, у которого он незаконно захватил эту недвижимость, а от посягательств третьего лица, то незаконный захватчик получал защиту интердиктом. Кража личного имущества (furtum) тоже относилась к апроприации, но это уже было противозаконное корыстное посягательство на чужую вещь (хищение, присвоение, растрата и т. д.), что влекло за собой штраф, или уголовное преследование.

Существовала такая традиция при передаче товара, хранящегося на складе. Способом передачи владения служила передача ключей от помещения, где находится товар. Передача должна была происходить перед складами, чем подчеркивалось наличие товара и свободный доступ к нему. Но к самым спорным актам апроприации относилось «открытие наследства и принятие наследственное имущества», если оно не принадлежало никакому лицу — т.н. «лежачее наследство» (hereditas iacens). В древнейшем римском праве это имущество считалось бесхозным (res nullius), вследствие чего любое лицо, захватив вещи из «лежачего наследства» и провладев ими год, становилось собственником.

АРАХНОЛОГИЯ (от греч. aráсhne – паук + logos – учение) – область науки о животных, изучающая паукообразных; с медициной связаны разделы, посвященные ядовитым паукам и переносчикам возбудителей инфекционных болезней. Отсюда, арахнофобия - паническая боязнь пауков, чаще всего подсознательная, причина которой до сих пор малопонятна.

По одной из спорных версий, возникновение арахнофобии является теория существования в далеком прошлом жестокой конкуренции между дикими племенами людей на Земле и паукообразными огромными тварями. Но в древнегреческой мифологии Арахнея (Арахна) — дочь красильщика Идмона из лидийского города Колофон, искусная ткачиха. Она пряла из нитей, «подобных туману, ткани, прозрачные, как воздух». Оправданно гордилась, что в искусстве ткать нет ей равной на свете. Однажды даже воскликнула: «Пусть приходит сама Афина-Паллада состязаться со мной!». Поначалу Афина не придала значение вызову, попыталась образумить заносчивую девушку. Но Арахнея вызвала богиню на состязание, и тогда Афина выткала на пурпуре изображения двенадцати олимпийских божеств, а по четырём углам ткани, обведённой узором оливковой ветви, представила как бы в назидание Арахнее наказания, которые претерпели смертные, пытавшиеся соперничать с богами. В свою очередь Арахнея выткала любовные похождения Зевса, Посейдона, Диониса, выказывая этим осуждение богам.

Афина, убедившись в искусстве ткачихи, признала его достойным, но она не могла позволить смертным судить богов за их поведние. Она уничтожила творение Арахнеи и бросила в неё ткацкий челнок, разбив её лоб. Девушка не перенесла позора, повесилась. Но Афина не дала её умереть таким образом, освободила из петли и сказала: «Живи, непокорная! Но ты будешь вечно висеть и вечно ткать, и будет длиться это наказание и в твоём потомстве». Затем окропила Арахнею соком колдовской травы, и тотчас тело девушки сжалось, густые волосы упали с головы, – и обратилась она в паука. С той поры пауки-арахнеи вечно ткут свои паутины.

Этот миф указывает на то, что люди научились ткацкому искусству у паука. А учёные подтвердили легендарную версию, что первоначально оно возникло в Лидии (М.Азия).

АРБИТРАЖНЫЙ СУД (от лат. аrbiter – арбитр, наблюдатель, посредник, третейский судья) – разновидность судов специальной юрисдикции для разрешения экономических и трудовых споров, действующего по взаимному соглашению сторон либо в соответствии с арбитражным законодательством.

Достойным примером арбитражного (третейского) разбирательства является суд Париса из греческой мифологии. К юноше обратились три богини (Гера, Афина, Афродита) с просьбой присудить одной из ни золотое яблоко с надписью – «Прекраснейшей». Гера склоняла Париса на свою сторону обещанием сделать самым могущественным на земле; Афина сулила ему вечную красоту и мудрость, а «прекрасноазадая» богиня Афродита соблазняла любовью самой красивой женщины, если он пожелает выкрасть Елену, жену спартанского царя Менелая.

«Яблоко раздора» досталось Афродите, Елена – Парису, но в результате случилась Троянская война… А если бы юноша не соблазнился посулами, Троя не погибла бы в дыму пожарищ. Эней, родственник троянского царя Приама, не попал бы в Италию. И тогда, возможно, никогда бы не состоялся Рим, поскольку древние римляне считали Энея своим прапредком…